Информация

Тайны усыпальницы крымских ханов

Раскопки в Староселье (когда-то это место называлось Салачик) не случайно вызвали столько интереса. Здесь находилась первая резиденция крымских ханов, и неподалеку от нее больше пятисот лет назад мастера воздвигли дюрбе (мавзолей) — место последнего упокоения крымского владыки Хаджи Герая. Позже оно стало усыпальницей нескольких крымских ханов.

Тайны усыпальницы крымских ханов

Археологи своими глазами увидели вышитые золотом ткани, пережившие несколько веков

Cуществует такое выражение: «Нем как камень». Но есть люди, которые могут «разговорить» и камень, и кусок дерева, и глиняный черепок — и получить сведения о времени, когда они были частью здания или какими-то изделиями. Для археологов бесценен любой осколок прошлого: находки с места раскопок могут поведать о торговых связях и искусстве здешних мастеров, о моде на те или иные вещицы, о способе их изготовления, порой о людях, владевших ими. Часто случается, что именно во время археологических работ всплывают ранее неизвестные факты, уточняющие и дополняющие известные исторические сведения.

Неслучайно столько интереса вызвали раскопки в Староселье (когда-то это место называлось Салачик). Здесь находилась первая резиденция крымских ханов, и неподалеку от нее более пятисот лет назад мастера воздвигли дюрбе (мавзолей) — место последнего упокоения крымского владыки Хаджи Герая. Позже оно стало усыпальницей нескольких крымских ханов.

Вход в другой мир

Салачик, с которого начинался Бахчисарай, находится в низине. «Это широкое ущелье в 4 тысячи шагов с востока на запад, с двух сторон и с обоих концов которого скалы, вершины которых касаются небес. Подножия всех скал… пустые и испещренные пещерами, а сверху это — красные скалы, на которых гнездятся соколы и совы.

…Враг ни с какой из сторон не сможет спуститься сюда. Это место безопасное», — так описывал турецкий путешественник Эвлия Челеби доводы, которыми руководствовались при постройке первого дворца крымские ханы. Заведующая отделом археологии средневекового города Бахчисарайского историко-культурного заповедника Алие Ибрагимова рассказала «1К», что первым ханом, похороненным в Салачике, был Хаджи Герай. Этот правитель был интересной и сильной личностью, стремившейся к переменам, если те шли на благо государства. «Именно он был первым крымским градостроителем, — продолжает Алие Ибрагимова. — Хаджи Герай вывел население из горного убежища на плато Чуфут-Кале вниз, в место, удобное для проживания. До нас дошли письменные упоминания о прозвище, которым наградил его народ, — Мелек, что переводится как «ангел». Видимо, он пользовался не только уважением, но и любовью».

Основатель города был похоронен в 1466 году, для него построили усыпальницу со склепом, а позже над ней по приказу сына, нового хана Менгли I Герая, мастера начали возводить величественное дюрбе — настоящее произведение искусства. Один только вход в него своего рода архитектурная поэма: над ним располагаются украшения, которые в обиходе называют сталактитами, — это маленькие ниши, складывающиеся в узоры. Каждая такая ячейка образует собственную тень, и общее впечатление создается необычное, как будто пространство расширяется и вот-вот действительно откроется дверь в мир, недоступный обычному человеку. Дюрбе украшено богатыми растительными и геометрическими орнаментами, издалека похожими на тонкое каменное кружево.

Неспокойная жизнь правителей

За пять веков усыпальница стала намного ниже — часть сооружения скрыли слои земли, приносимой во время дождей. Ниже уровня земли оказался и склеп — он находится в первом, подвальном этаже, а второй предназначался для поминальных служб.

Тайны усыпальницы крымских ханов
Вход в усыпальницу украшен позолоченной арабской вязью

Впервые были переведены надписи на стенах дюрбе. Над порталом входа, оказывается, была вырезана сура Корана: «И чтобы ввести верующих мужчин и верующих женщин в райские сады, в которых текут реки, где они пребудут вечно, и чтобы простить им их злодеяния. Это перед Аллахом является преуспеянием».

Алие Ибрагимова считает, что строителями наверняка были местные мастера, возможно, существовали группы, которые переезжали с места на место, возводя разные здания. И эту версию подтверждают отметки каменщиков, которые были обнаружены во время раскопок. Но наверняка существовал и человек, который проектировал и следил за возведением дюрбе, — и само строительство, и украшения, по мнению Алие Ибрагимовой, могли принадлежать одному автору. Может быть, этот архитектор работал вместе с командами резчиков по камню и лично наблюдал за рабочими бригадами.

Строительство дюрбе было закончено около 1502 года, и до недавнего времени считалось, что оно стало усыпальницей четырех крымских ханов. Каких именно, письменные источники не единодушны: все-таки не один крымский хан умер за пределами полуострова, и место их захоронения просто неизвестно. Логично предположить, что Менгли I Герай, который приказал возвести дюрбе, в нем же и упокоился — он умер в почтенном для того времени возрасте, в 70 лет. Последним, кто упоминается как захороненный в дюрбе хан, — Сахиб I Герай. Жизнь у него была очень бурной, а царствование (как, впрочем, у многих правителей) неспокойным. В двадцать лет он был отправлен царствовать в Казань, поскольку тамошняя знать решила, что править ими должен хан из рода Гераев.

Спустя три года он передал престол своему племяннику и отправился в Константинополь. Затем вернулся в Крым, чтобы занять «освободившуюся вакансию», — прежний хан, его брат, отрекся от престола. Конечно, свято место пусто не бывает: пока Сахиб I добирался до родных краев, ханство взял в свои руки еще один предприимчивый брат, с которым пришлось побороться за власть. Именно при Сахибе столица была перенесена в Бахчисарай, где вырос знаменитый дворец. Этот хан был убит во время дворцового переворота своим родственником. Причем долго считалось, что вместе с ним жертвами заговора стали дети и жены. Алие Ибрагимова отметила, что эти данные были уточнены: убит был только сам хан и четверо его сыновей, которые могли претендовать на престол, а женам и дочерям были выделены и место, и средства для безбедного существования. Известно, что тело Сахиба I Герая было захоронено в салачикском дюрбе рядом с другими правителями.

Бережно и осторожно

У дюрбе в Салачике, возможно, более счастливая судьба, чем у других гробниц, — оно избежало разрушения и разграбления, хотя когда-то была предпринята попытка пробурить крышу второго этажа. Но своей цели грабители не достигли, перекрытия оказались слишком мощными.

Правда, устояв перед временем и человеческим невежеством, дюрбе могло разрушиться из-за природных процессов — оседания и сдвига пластов земли, все-таки оно пережило два сильных крымских землетрясения, одно из которых произошло в XVII веке, а второе в 1927 году. «Во время осмотра дюрбе выяснилось, что глубокая трещина — от купола до стены — прорезает все сооружение, — пояснила Алие Ибрагимова. — Она уходила ниже, к самому склепу. При измерении памятника оказалось, что его западная часть наклонена на три градуса и по другим стенам пошли трещины, куда просачиваются грунтовые и ливневые воды. Конечно, все работы по сохранению дюрбе были немыслимы без археологических исследований, для нас каждый этап противоаварийных работ означал тщательное и осторожное изучение памятника».

К этому пришлось привлечь множество специалистов: в экспедиции участвовали реставратор из Киевско-Печерской лавры, ученый из Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины, сотрудники НИИ «Шельф», Института археологии НАН Украины. На раскопки приезжала комиссия, в состав которой входила профессор Пенсильванского университета доктор Рената Голод.

Еще не все находки полностью изучены, результатов некоторых анализов ученые только ожидают, ведь изучать придется многое, вплоть до остатков растений и их семян, найденных во время раскопок. Кстати, археологи даже не ожидали, что им доведется своими глазами увидеть хрупкие артефакты, пережившие несколько веков.

Что рассказывает кусочек ткани

Любой археолог скажет, что время беспощаднее всего к органике — у дерева, кожи, тканей и других материалов шансы уцелеть спустя несколько столетий минимальны. И все-таки при археологических работах были найдены такие фрагменты. «Больше всего поразили ткани, — вспоминает Алие Ибрагимова. — Кусочки парчи и некоторых других плотных жестких тканей, расшитых золотыми нитями, удалось сохранить, и они станут частью музейной коллекции. Ткани красного цвета, с красивым шитьем. Кстати, для сохранения и изучения таких хрупких находок нам пришлось на месте раскопок всего за три недели… создать лабораторию. Значение таких находок преувеличить невозможно: по фрагментам изделий, которые оказались в наших руках, можно узнать о происхождении тканей, многие из них восточного происхождения, что говорит о торговых связях Крымского ханства».

Кстати, сам склеп, где пришлось проводить реставрационные работы, тоже удивил. Во-первых, точно было установлено, что окончательно замурован он был в XVI веке, и кладка с тех пор не нарушалась; во-вторых, внутри оказалось 18 погребенных, и есть основания считать, что некоторые из них женщины и дети.

Любители отечественных и зарубежных научно-популярных фильмов по истории наверняка видели, на какие чудеса способна наука, вооруженная последними техническими достижениями: можно воссоздать облик человека, жившего сотни, а то и тысячи лет назад, узнать, чем он болел и многое другое. Но, наверное, не в этом случае.

И дело не только в том, что нашим специалистам недоступно подобное оборудование. Причина в традициях — даже пятьсот лет спустя многие крымчане видят в погребенных в дюрбе не часть истории, а в первую очередь людей, заслуживших покоя. Поэтому останки решено не тревожить: когда реставрация будет полностью завершена, это место освятят и снова запечатают — уже навсегда.

Наталья Якимова

Источник


Другие новости по теме:


Просмотров: 912 | Дата: 19-03-2014  Версия для печати
 

При использовании материалов сайта ссылка на REDSTORY.RU обязательна!



Copyright © 2004-2014 SoftNews Media Group All Rights Reserved.
Powered by DataLife Engine © 2014