Информация

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»

История – дама коварная. Как говаривал классик, она нас учит тому, что никого, никогда ничему не учит. Причём, как бы многие ни любили её и не пытались трактовать рассказы сей учительницы. Будь то повествования о событиях очень далёкого прошлого или произошедших на их же памяти.

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»
А.О. Орленов "Богдан Хмельницкий"

Разгром Батыем Юго-Западных княжеств Новгородско-Киевской Руси привёл к тому, что территория современной Украины попросту обезлюдела. Кого побили, кого в плен за тысячи вёрст угнали, а кто из уцелевших сам удрал на Северо-Восток, во Владимирские земли, ещё целых двадцать лет не платившие дани пришельцам. По описаниям монаха Плано Карпини, путешествовавшего в ставку хана спустя пару лет после нашествия, Киев, всего несколько лет назад превышавший по численности населения Париж, лежал в руинах, и обитало в нём всего несколько сотен душ. Ну, а восточнее Днепра ему и вовсе не встречалось ни единого поселения. Исследователь А.Горский, изучивший огромное количество старинных документов, рассказывает о массовом переселении уцелевших жителей Черниговского княжества на владимирские, суздальские и нижегородские земли.

Одним словом, территория современной Украины в середине 13 века пустовала. За исключением Галицко-Волынского княжества, не так давно отнятого у поляков. Но и оно вскоре пало, и двумя столетиями позже польские хронографисты прямо говорили, что от Киевской Руси в нём ничего не осталось: ни населения, смешавшегося с поляками, венграми, чехами и евреями, ни культуры, ни религии, вскоре окончательно добитой церковной Унией. Киев с Черниговом и прочие городки заселялись выходцами из Польши и Литвы, а в поймах степных рек уже разрастался новый народ земледельцев, смесь славян и тюрков, именовавшийся тогда севрюками. Именно их земли, вошедшие спустя сто лет в личный улус хана Мамая, составляют историческую Украину.

Но суть не совсем в этногенезе населения современной Украины, а в его поведении в моменты обретения независимости.

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»
В. Штернберг "Ярмарка на Украине"

Первым из таковых стало восстание Богдана Хмельницкого. По большому счёту, мелкий польский шляхтич «закусился» с Польшей из-за спора с соседом о женщине. При этом государственная машина поддержала соперника, поскольку тот был поляком-католиком, а Богдан – русским-православным. Именно русским, поскольку в качестве этнонима слово «украинец» начнёт употребляться лишь спустя 100-150 лет, а до этого обозначало лишь жителя окраинных земель как Польши, так и России. И первоначальной целью восстания было всего лишь уравнивание в правах всех запорожских казаков с «реестровыми», то есть официально зарегистрированными служивыми Речи Посполитой. И Варшава, потерпев ряд поражений, была готова на такую уступку. Естественно, желание стать вольными казаками изъявило множество крепостных крестьян, война превратилась в национально-освободительную, а закончилась независимостью Малой Руси.

Хмельницкий оказался умным человеком, и быстро понял, что Малороссия, не имеющая ни традиций государственности, ни хотя бы зачатков административных институтов, ни постоянной армии, не сумеет выжить в окружении трёх сверхдержав того времени – Речи Посполитой, Московского царства и Османской империи, вассалом которой было Крымское ханство. И выбор на Переяславской Раде состоял не только в вопросе веры, а ещё и в гарантиях зарождающейся украинской государственности. Присяги Польше не хотело большинство населения, поскольку это значило бы возврат старых порядков, в борьбе с которыми было пролито столько крови. Подчинение туркам и крымчакам означало бы не меньшую кабалу.

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»
К. Трутовский "Колядки в Малороссии"

Зато Соборное Уложение 1648 года, принятое Алексеем Михайловичем, гарантировало всем народам, принявшим московское подданство, сохранение всех их обычаев и порядков, а также невиданные ныне права автономии. Вплоть до возможности самостоятельного заключения мира и объявления войны, издания законов, чеканки монеты. При этом местная знать автоматически уравнивалась в правах с московской знатью. Обязанностей же полагалось ровно три: признание российского государя владыкой, выплата достаточно необременительных налогов и предоставление войска для ведения внешних войск по просьбе Москвы. А Москва, в свою очередь, брала обязательство предоставлять войско для защиты, если этого просила местная власть.

Как же распорядились жители Украины такой самостоятельностью? Ответ заключается в названии периода после скорой смерти Богдана Хмельницкого: «Руина». Именно после этого Москва была вынуждена ввести на территорию Украины свои войска для поддержания порядка. А после измены Мазепы, передававшего Украину во владение шведов ради присвоения ему пожизненного титула «князь Украинский», и вовсе назначить в ряд городов собственную администрацию, вернувшую эти земли на путь развития, а не упадка.

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»
В.Е. Маковский "Ярмарка в Полтаве"

Вторая эпопея с независимостью началась с Февральской революции, после которой кучка самозванцев объявила себя единственными выразителями воли народа Украины, а менее чем через год и вовсе провозгласила незалёжность. Чем дала повод для начала гражданской войны и разрухи, от которой Украина сумела оправиться только к середине 1930-х в составе СССР.

В 1991 году на Украину обрушилась, как старый балкон в Одессе на головы прохожих, новая независимость. Итоги её приводить нет смысла, достаточно оглядеться по сторонам: за 22 года страна так и не достигла уровня производства УССР, массовые беспорядки и цивилизационный раскол сотрясают общество, казна пуста, а территория превратилась в объект притязаний со стороны не только геополитических монстров вроде США и Евросоюза, но и далеко не самых сильных соседей вроде Турции, Польши, Венгрии, Румынии.

Почему это происходит, почему «крокодил не ловится, не растёт кокос»? Ведь от СССР Украине досталась одна из мощнейших в мире экономик, один из образованнейших народов, самая большая в Европе (если не считать России) территория, не говоря уже о природных богатствах и о трудолюбивом населении.

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»
В.Д. Орловский "Вид на Украине"

Просто так уж сложилось исторически, что не существует единой Украины. Их, как минимум, четыре. Первая – та самая историческая, возникшая на месте личного улуса хана Мамая и расширившаяся впоследствии за счёт Приднепровья, издревле живущая по принципу «не трогайте нас, и мы вас трогать не будем». Вторую составляют присоединённые к Украине в ходе освоения Российской империей земли Дикой Степи, Крымского ханства и Войска Донского. Поскольку осваивались они преимущественно выходцами из России, это не могло не сказаться на характере населения: своеволие к требованиям власти, смешанное с самоотверженностью, если Родина в беде. Третья досталась в наследство от Австро-Венгрии и Польши. Некогда самая забитая окраина Австро-Венгерской империи столетиями копила ненависть к любой власти, которую австрийцы и поляки сумели канализировать на русских и прочих «чужинцев», включая «неправильных» украинцев. Четвёртая – Закарпатье, украинский Дагестан, где в каждом селе – свой народ, свой язык, свои нравы.

Все эти Украины объединяет одно: нелюбовь к тем, кто ними управляет. При этом любое послабление воспринимается ими как слабость государства, а игры в демократию – как индульгенция на вседозволенность. И если три из четырёх готовы со скрипом, с ворчанием, но добровольно подчиняться власти, демонстрирующей свою силу, то Галичина, как бы её ни давили, будет это делать исключительно под принуждением. Даже если эта власть – кровь от крови, плоть от плоти Галичины: вспомните попытку создания ЗУНР и «подпольную власть» ОУН, немедленно выливавшиеся в междоусобную грызню, поиск и уничтожение внутренних врагов. Но вот стремления к самопожертвованию, если потребуют интересы государства, вряд ли удастся дождаться от любой из них, кроме Юго-Востока. Ради собственных интересов – всегда пожалуйста, но никак не ради общественных. Отсюда и «два украинца – три гетмана», отсюда и «нам свое робыты», отсюда и «нацарюваты рублей сто, та втикаты».

Остров хронического Невезения или вновь «история Украины»
И.И. Соколов "У харчевни"

Наглядный пример тому – нынешние события на нацистских майданах. Большинство стоящих сегодня на Майдане – либо живущие в Галичине, либо выходцы из этого региона, собравшиеся вместе ради борьбы с «чужаками». При этом Центральная Украина отнеслась к происходящему в столице совершенно индифферентно, а Закарпатье собрало отряды самообороны для противодействия галичанам, если те попытаются устанавливать в области свою власть. Зато Юго-Восток, среди жителей которого количество противников ПР и Януковича не меньше, чем в Центре, самоорганизовывается в боевые отряды ради того, чтобы не допустить краха государства. Ворчат, плюются, но идут на помощь стране.

Весь мировой опыт говорит, что государство просто не может быть успешным, если его население не стремится ни подчиняться власти, ни делать что-либо для укрепления этого государства. И сохранить Украину можно только пониманием того, что она не едина, что к каждой её части нужен свой собственный подход. Кому-то более толстый, чем остальным, кнут, а кому-то более сладкий, чем другим, пряник. Но главное, конечно, каждому человеку, идущему во власть, думать не о собственном кармане или политических амбициях, а об интересах жителей всех четырёх Украин. Они, эти интересы, очень разные, и не учитывать этого – значит окончательно расписаться в позорном титуле «страна – остров Невезения».

Сергей Колесник

Источник

Иллюстрации из серии "Живописная Малороссия"


Другие новости по теме:


Просмотров: 1238 | Дата: 14-04-2014  Версия для печати
 

При использовании материалов сайта ссылка на REDSTORY.RU обязательна!



Copyright © 2004-2014 SoftNews Media Group All Rights Reserved.
Powered by DataLife Engine © 2014