Информация

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья

В 1222 году монгольское войско под предводительством двух виднейших полководцев Чингисхана Субэдея (1176-1248) и Джэбе-нойона (Джиргоадая, 1181-1231) вторглось в причерноморские половецкие степи. Не раз нападавшие на Русь половцы-кыпчаки, некогда контролировавшие важнейшие для Руси торговые пути на юг при посредничестве хана Котяна Сутоевича (ум. 1240), обратились за помощью к Мстиславу Удалому (Удатному) (1180-1228) – князю Галицкой земли со словами: «Сегодня они отняли нашу землю, завтра ваша взята будет». На совете южнорусских князей в Киеве было принято решение дать отпор неприятелю совместными русско-половецкими силами...

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Фрагмент диорамы "Оборона Козельска в 1238 году". Художник: Н.А. Ращектаев, 1987-1988 г.

Вот как описывает последовавшие события один из крупнейших арабских историков того времени Ибн аль-Асир (1160-1234): «Татары пробыли некоторое время в земле Кипчацкой, но потом /…/ двинулись в страну русских. Услышав весть о них, русские и кипчаки, успевшие приготовиться к бою с ними, вышли на путь татар, чтобы встретить их прежде, чем они придут в землю их, и отразить их от нее...

Известие о движении их дошло до татар и они (татары) обратились вспять. Тогда у русских и кипчаков явилось желание напасть на них; полагая, что они вернулись со страху перед ними и по бессилию сразиться с ними, они усердно стали преследовать их. Татары не переставали отступать, а те гнались по следам их 12 дней, но потом татары обратились на Русских и Кипчаков, которые заметили их только тогда, когда они уже наткнулись на них; (для последних это было) совершенно неожиданно, потому что они считали себя безопасными от татар, будучи уверены в своем превосходстве над ними. Не успели они собраться к бою, как на них напали татары со значительно превосходящими силами.

Обе стороны бились с неслыханным упорством, и бой между ними длился несколько дней. Наконец татары одолели и одержали победу. Кипчаки и русские обратились в сильнейшее бегство, после того как татары жестоко поразили их. Из бегущих убито было множество; спастись удалось лишь немногим из них; всё что находилось при них было разграблено». Так печально завершилась битва на реке Калке 31 мая 1223 года. Узнав о прибытии в Чернигов войска Владимиро-Суздальской земли под предводительством Василька Константиновича Ростовского (1209-1238), татары все же отказались от похода на Киев и ушли на Волгу, где, потерпев поражение от волжских булгар, были вынуждены возвратиться в степи Средней Азии.

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Калка (фрагмент). Художник: П. Рыженко

Таким образом, Субэдей не смог покорить Киев и тем самым выполнить основную задачу похода, поставленную перед ним в 1221 году Чингисханом и отраженную в записи «Сокровенного сказания монголов»: «А Субетай-Баатура он отправил в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов, как-то: Канлин, Кибчаут [Кипчаков-половцев], Бачжигит, Оросут [Россия?], Мачжарат, Асут [Аланы?], Сасут, Серкесут [Черкесы], Кешимир, Болар [Булгары], Рарал, перейти через многоводные реки Идил [Волга] и Аях [Яик], а также дойти до самого города Кивамен-кермен [Киев]. С таким повелением он отправил в поход Субеетай-Баатура». В 1228-1229 годах Субэдей вновь пытался одолеть половцев и булгар, но снова встретил здесь ожесточенное сопротивление. В связи с этим к нему на помощь был отправлен 30 тысячный отряд во главе с ханами Батыем (ок. 1209-1256), Бури и Мунке. «Сокровенное сказание» так описывает это обстоятельство: «Когда же войско будет многочисленно, все воспрянут и будут ходить с высоко поднятой головой. Вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это — такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры».

Однако поход на север был отложен до решения 1235 года, когда начальство над армией было передано Батыю, а Субэдею было поручено командование лишь частью войска. В 1236 году монголами была разгромлена Волжская Булгария, после чего летом 1237 года ими были покорены народы по правому берегу средней Волги и земли мордвы. Владимиро-Суздальский князь воздержался от оказания военной помощи соседям.

Около 1230 года игуменом Киево-Печерского монастыря, Владимирским, Суздальским и нижегородским епископом Серапионом Владимирским (?—1275) было написано «Слово», в котором автор перечислил многие предзнаменования последовавшего нашествия. Среди таковых он упоминает голод вследствие двухлетнего неурожая, мор и землетрясение, обрушившиеся на Русь в 1230, солнечное затмение в 1206, затмение луны в 1207, появление комет в 1222 (комета Галлея) и 1230 годах [см. подробнее].

Серапион пишет: «Ныне землю трясет и колеблет, беззакония, и грехи многие с земли стрясти хочет как листья с дерева. Если кто говорит: «И прежде этого землетрясения были и (нашествия) ратей и пожары», - отвечаю: «Да, так, но что в будущем ждет нас? Не голод ли? Не мор ли? Не (нашествие) ратей ли многих? Мы же одинаково не покаемся, покуда не придет на нас жестокий язычник с попущения Бога, и землю нашу не опустошит и города наши не захватит и церкви святые не разорит, отцов и братьев наших не убьет, матерей наших и сестер не обесчестит».

Исследователями отмечен то обстоятельство, что в своих сочинениях, относящихся к последним годам его жизни, перечисляя христианские заповеди, Серапион осознанно не упоминает завета «возлюбить врагов своих», что, как считается, свидетельствует о крепкой надежде мыслителя на избавление от тяжкого ига.

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Снаряжение монгольского воина

Исключительно интересны сведения венгерского монаха доминиканца Юлиана, пребывавшего на восточных границах Северо-Восточной Руси накануне нашествия: «Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что все войско, идущее в страны запада, разделено на четыре части. Одна часть у реки Этиль [Волга] на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Ovcheruch (Воронеж?), также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и булгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замерзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну русских».

Во многом основываясь на этом описании, большинство исследователей считает, что монголо-татарским войском уже тогда была выбрана наиболее эффективная тактика передвижения по территориям Северо-Восточной Руси – по льду замерзших рек. Действительно, речные пути широко использовались для торговли древней Руси, связывая большинство крупных городов – центров княжеских уделов. С другой стороны, отсутствие сухопутных путей делало невозможной проведение военной кампании в теплое время года. Так, к осени 1237 года монголы сосредоточили свои силы в районе среднего течения рек Лесной Воронеж и Польный Воронеж (левых притоков Дона, берущих начало в Рязанской области), а также по притокам р. Проня (приток Оки), выводившей войско через непроходимые первобытные леса на Рязань.

Осенью 1237 года к рязанскому князю Юрию Игоревичу прибыли послы с требованием 1/10 части «во всем»: «во князьях и в людях и в конях, десятое в белых, десятое в вороных, десятое в бурых, десятое в рыжих, десятое в пегих», на что рязанские князья отвечали: «коли нас не будет всех, все то ваше будет». Рязанское войско надеялось самостоятельно во главе с Юрием Игоревичем отвратить нашествие, дав бой где-то на границе рязанских земель. Автор «Повести оразорении Рязани Батыем» отмечал мужество рязанских дружинников в этой битве. Несмотря на это дружина Юрия была разгромлена: «многая князи месныя и воеводы крепкыя, и воинство: удалцы и резвецы резанския, вси равно умроша и едину чашу смертную пиша, ни един от них возратися вспять: вси вкупе мертвии лежаша».

Основной удар соединенных сил монгольского войска был направлен с юго-востока на Рязанское княжество. По пути следования был взят Пронск (16-17 декабря 1237 года), Белгород, Ижеславец. 16 октября 1237 года войска Батыя осадили Рязань - столицу Муромо-Рязанского княжества. Согласно летописи по Лаврентьевскому списку, а также позднейшей «Повести о разорении Рязани Батыем», созданной в середине XIV века: «…и послаша же князи Рязанские ко князю Юрью Володимерскому прося себе помощи или самому пойти. Князь же Юрий сам не иде, ни послуша князей Рязанских мольбы, но хотел сам особь брань створити». Однако, по свидетельству Ипатьевской летописи, Великий князь Владимиро-Суздальской земли, Юрий Всеволодович все же послал на помощь Рязани объединенные полки, которые не могли успеть на помощь осажденному городу. Иранский историк Рашид-ад-Дин считал, что Рязань была взята за 3 дня, однако, по другим данным, Рязань подвергалась осаде и непрерывному обстрелу камнями и огненными бомбами на протяжении пяти дней с 16 по21 декабря 1237 года.

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Диорама «Героическая оборона Старой Рязани от монголо-татарских войск в 1237г.». Фрагмент. Рязанский историко-культурный музей-заповедник "Рязанский кремль".

От Рязани монголы выступили по льду замерзшей Оки к Коломне. Находясь при слиянии рек Ока и Москва, этот город служил последней преградой на пути вглубь Владимиро-Суздальского княжества. Преодолев путь в 130 километров, войска осадили город 1 января 1238 года. Как отметил Р. Храпачевский: «похоже, что монголы не спешили приступать к взятию Коломны и ждали подхода русского войска, чтобы разбить его в поле, а не спровоцировать его уход обратно от Коломны при виде ее развалин, которые ему не будет иметь смысла защищать». Спустя несколько дней, а именно 8-9 января к Коломне подошли объединенные войска Владимиро-Суздальского княжества под предводительством Всеволода, - сына великого князя Юрия Всеволодовича.

Как писал автор Лаврентьевской летописи: «и бишася крепко, и бысть сеча велика, и прогнаша их к надолбом, и тут убиша князя Романа, а у Всеволода воеводу его Еремея, а иных много мужей побиша, а Всеволод в мале дружине прибежа в Володимер, а Татарове же поидоша к Москве». Длившееся три дня сражение действительно можно считать исключительно ожесточенным. В схватке погиб сын Чингисхана Кулькан. Историческая реконструкция этого решающего боя интересно описана у Р. Храпачевского:

«Судя по сообщениям Лаврентьевской и Суздальской летописей, русское войско в поле сразу же потеряло свой авангард под командованием Еремея Глебовича, он был уничтожен монголами во время его соединения с основными силами Всеволода Юрьевича, потом все русское войско было окружено ("оступиша их Татарове у Коломны"), но ему удалось прорваться к городу и встать "к надолбам", причем главным действующим лицом в этом прорыве был Роман Игоревич, его действия отмечены как русскими летописями, так и Рашид-ад-Дином – сразу после рассказа о гибели Кулькана. Возможно, именно при прорыве окружения и выходе к защитным сооружениям у Коломны этот чингизид был убит разъяренными гибелью своей земли рязанцами Романа Игоревича». Несмотря на храбрость и отвагу, проявленную защитниками русской земли, сражение не смогло предотвратить дальнейшего стремительного продвижения монголов на наши земли.

12-13 января монголы выступили по направлению к Москве, до которой им предстояло преодолеть всего около 100 километров. 16 января началась ее осада, продлившаяся, по словам Рашид-ад-Дина, 5 дней. Историки отмечают, что москвичи, не знавшие результата битвы под Коломной, не успели еще составить плана дальнейших действий или вовсе были застигнуты врасплох неприятелем. Так или иначе, Москвы была взята уже 20 января 1238 года. Летопись сохранила до наших дней имя отважного воеводы Москвы Филина Наньска, который был убит монголами «за правоверную веру христианскую». Здесь же в плен был взят князь Владимир (названный Рашид-ад-Дином на восточный манер «Улайтимуром») - сын великого князя Юрия Всеволодовича.

Перед дальнейшим продвижением на северо-восток, к центрам Владимиро-Суздальского княжества, монгольским войскам требовалась некоторая подготовка, заключавшаяся в обследовании путей дальнейшего движения и пополнении запасов продовольствия. Последней задаче способствовало относительное богатство прилегающих к Москве районов, уже давно располагавшихся на важных торговых путях. Взятие Москвы не только существенно пополняло ресурсы захватчиков за счет разорения богатого торгового края, но и отрезало северо-восток России от возможных поставок продовольствия, вооружения и другой военной силы из сопредельных Смоленского и Черниговско-Северского княжеств. Вместо обычного для Лаврентьевской летописи выражения «монастыри вси и сёла пожгоша» автор летописи специально отметил, что монголы «много имения вземше» в этих подмосковных монастырях и селах.

Дальнейшее продвижение захватчиков по льду замерзшей Клязьмы на северо-восток, ко Владимиру, говорит о том, что в последних числах января 1238 года северо-восточное Подмосковье стало свидетелем опустошительного вторжения более чем тридцатитысячного войска монголов и татар (вычисления Р. Храпачевского), а берега Клязьмы, помнят тяжелую поступь вражеских полчищ.

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Евпатий Коловрат. Художник: П. Литвинский

Память о непроходимых первобытных лесах к северо-востоку от Москвы сохранилась в одном из трудов персидского историка Джувейни (1226-1283): «Оттуда [из булгар] они (царевичи) отправились в земли Руси и покорили области ее до города М.к.с., жители которого, по многочисленности своей были (точно) муравьи и саранча, а окрестности были покрыты болотами и лесом до того густым, что (в нем) нельзя было проползти змее. Царевичи сообща окружили (город) с разных сторон и сперва с каждого бока устроили такую широкую дорогу, что (по ней) могли проехать рядом три-четыре повозки, а потом, против стен его выставили метательные орудия. Через несколько дней они оставили от этого города только имя его, и нашли (там) много добычи. Они отдали приказание отрезать людям правое ухо. Сосчитано было 270 000 ушей».

Комментатор этого отрывка, А.С. Ромаскевич, отмечая подтвержденные топонимы, применяемые монголами для обозначения Москвы – «Машк?» или «Микeс» считал, что «отождествление этого названия с Москвой представляется весьма сомнительным, так как навряд ли уже в середине XIII в. Москва была таким большим городом», чем оспаривал мнение переводчика этого отрывка, В.Г. Тизенгаузена.

В период с 20 января по 2-3 февраля 1238 года вражеское войско преодолело путь до Владимира на Клязьме. Здесь, при впадении в Клязьму реки Нерль находился каменный крест, отмечавший этот важный перевалочный пункт. Описание этого креста приведено в статье В. Яшкиной: «Четырехконечный белокаменный крест с текстом «Похвалы Кресту»: «Охранник всей вселенной, крест церкви божией украшение, крест царям держава, крест верным утверждение, крест ангелам слава, крест демонам прогонитель». Каменный крест стоял на берегу в 150 м от Покровской церкви (1165 г.) близ Боголюбова монастыря. В 1911 г. крест был зафиксирован П.П. Покрышкиным. Его фотография впервые была опубликована Н.Н. Ворониным в 1940 году, обнаружившим крест на открытом сельском кладбище на задворках села. Этот ныне утерянный крест был свидетелем монгольского нашествия.

Штурму Владимира предшествовал разгром горо­да Суздаля: «Татарове, станы свое урядивъ у города Володимеря, а сами идоша взяша Суждаль». Подойдя к столице Владимиро-Суздальского княжества, монгольское войско разминулось с дружиной великого князя Юрия Всеволодовича ушедшего на реку Сить к месту сбора новых полков буквально за день до начала осады Владимира. Батый предполагал, что местом этого сбора мог служить Суздаль, куда между 4 и 6 февраля был отправлен отдельный корпус, вернувшийся с победой к основному войску 6 или 7 февраля. Предание сохранило до нас отзвук героических действий отряда Евпатия Коловрата, который, как предполагают исследователи, настиг высланный в Суздаль отряд монголов где-то в пределах суздальской земли и «погнаша во след безбожного царя и едва угнаша его в земле Суздальстей».

Попавший в плен при обороне Москвы сын великого князя Юрия, Владимир был жестоко убит под стенами города Владимира.

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Взятие Владимира монголо-татарами. Диорама. Худ. Е.И. Дешалыт

Лаврентьевская летопись так описывает штурм города 7 февраля 1238 года: «В 7 день февраля и зашли от Золотых ворот у Святого Спаса и вошли в город по приложенной (к стене лестнице) через стену, а сюда от северной стороны (города) от Лыбеди к Отрининым воротам (и) к Медяным, а отсюда, от Клязьмы, к Воложским воротам и так взяли вскоре город до обеда новый, и подожгли огнем. Бежал же Всеволод и Мстислав и все люди в Печерный город – епископ Митрофан и княгиня (жена) Юрьева с дочерью, снохами и со внуками и другие княгини, множество бояр и (простых) людей затворились в церкви святой Богородицы каменной и ее огнем без милости подожгли».

Следующей главной задачей захватчиков было обнаружение нового места сбора войск великого князя. Так, из-под Владимира монгольские войска двинулись по трем направлениям. Первая часть войска, под командованием Бурундая пошла по рекам на север к Ростову и Ярославлю. Второй отряд был направлен по льду Клязьмы к городу Стародубу и далее, по Волге на г. Городец Радилов и Галич Мерский, далее, возможно, на Вологду и Кострому. Главные силы войска во главе с самим Батыем двинулись на северо-запад по р. Колокше и, взяв Юрьев-Польской, разделились на два отряда, которые должны были соединиться под Тверью.

Первый двинулся на Переславль Залесский и далее по р. Нерль к г. Кснятин, спустившись затем по Волге к Твери. Второй отряд прошел по северу Московской области на Дмитров, Волок Ламский и далее по рекам Лама и Шоша поднявшись к Волге, соединился с первым отрядом под Тверью в конце февраля 1238 года. Объединенные отряды, взяв Тверь 22 февраля 1238 года, осадили Торжок. Отважные жители города выдержали двенадцатидневную осаду, - вдвое дольше, чем хорошо укрепленный г. Владимир. Обозленные таким долгим и упорным сопротивлением монголы, взяв Торжок 5 марта, погнались за несколькими отрядами побеждённых, которым удалось выбраться из города на север, так называемым Селигерским путем. Преследование продолжалось вплоть до «Игнач-креста», после чего преследователи вернулись к основным силам.

Корпус Бурундая, взяв Ярославль, Углич и Кашин дождавшись подхода второй группы войск, возвратившихся из похода на Городец и Галич, 4 марта 1238 года объединенными силами напали на войска великого князя Юрия Всеволодовича и одержали стремительную победу. В схватке погиб и сам великий князь Владимиро-Суздальской земли. В бою попал в плен Василько Константинович Ростовский, впоследствии жестоко убитый в Шернском лесу. Как свидетельствует Рашид-ад-Дин, «После того они [монголы] ушли оттуда, порешив на совете идти туманами облавой и всякий город, область и крепость, которые им встретятся [на пути], брать и разрушать».

Монгольское нашествие 1237-1238 годов в истории Подмосковья
Кликните по картинке для просмотра увеличенного изображения

Фронт этой облавы раскинулся очень широко от восточных районов Смоленского и Черниговского княжеств до Рязанского княжества на её правом фланге. Правое крыло «облавы» вел сам Батый. Продвигаясь от Торжка по Волге и ее притоку Вазузе к междуречью Днепра и через смоленские земли, Батый имел стоянку недалеко от Смоленска в районе современного Ельца (Долгомостье). Считается, что далее он продвигался по р. Десна и, взяв г. Вжищ, далее, до р. Жиздра на которой столкнулся с героическим сопротивлением Козельска, продолжавшегося целых семь недель. В мае 1238 года монгольские войска соединились под Козельском, и только тогда он был взят за три дня.

Летописец так описывает эти героические дни: «Козляне же совет сотворили – не сдаваться Батыю, говоря, так как еще княжь наш молод есть, то положим жизнь свою за него и здесь славу этого света примем… Татары же, осаждавшие город, взять его желая, разбили городскую стену. И забрались на вал татары, (жители) Козельска же на ножах резались с ними. (Они) устроив совет, (решили) выйти на полки татарские. И выйдя из города, пращами стреляя в них, напали на полки их и убили татар 4 тысячи и сами убиты были. Батый же, взяв город, убил всех и не пощадил (никого) от подростков до (младенцев) сосущих молоко… Оттого же у татар не смеют его называть «город Козельск», но «злой город», потому что бились семь недель, убили трех темников татарских. Татары же искали их и не могли найти среди множества трупов». Взяв Козельск, Батый вернулся в половецкие степи.

Начало нового года, отсчитывавшегося на Руси с 1 марта, автор Лаврентьевской летописи выделил киноварью: «Того же лета было мирно»...

Источник


Другие новости по теме:


Просмотров: 2499 | Дата: 18-05-2014  Версия для печати
 

При использовании материалов сайта ссылка на REDSTORY.RU обязательна!



Copyright © 2004-2014 SoftNews Media Group All Rights Reserved.
Powered by DataLife Engine © 2014