КалейдоскопЪ

Русь в XIII веке

Монголы и Русь. Чингисхан

Чингисхан (в переводе – «властитель вселенной») – прозвище, но оно позволяет понять, как воспринимали современники основателя и великого хана монгольской империи (с 1206 г.). А настоящее его имя – Тэмуджин (Темучин) (около 1155–1227 гг.). Он был сыном Богадура, сумевшего подчинить себе соседние племена, лидеры которых всё же восстали после его смерти. Никто из них не хотел признать право на власть восьмилетнего Тэмуджина. Началась борьба за лидерство, а юному наследнику пришлось испытать тяготы преследуемого беглеца, чудом спасшегося, но не сдавшегося под ударами судьбы, сумевшего превратиться в воина и собрать силы для ответного удара. Тэмуджин подавил мятеж, а вождей смуты предал жестокой казни. Его избрали великим ханом на всеобщем съезде кочевников (курултае). Пророки предрекли Чингисхану власть над всем миром, и войска дали ему клятву завоевать вселенную.

Таким образом, во второй половине XII – начале XIII вв. на территории современной Монголии возникла держава Чингисхана. Многочисленные племена, занимавшиеся главным образом кочевым скотоводством, были объединены под властью этого мудрого и хитрого политика, жестокого и решительного полководца.

Чингисхан не принадлежал ни к одному из определённых верований, но был проникнут глубоким религиозным чувством. О важнейших вопросах жизни и правления он всегда был рад подолгу беседовать с мудрецами различных религий. Чингисхан верил, что он сам и его народ находятся под покровительством и руководством божественного провидения. Сохранились письменные свидетельства тех времён, которые содержат эту информацию.

Чингисхан вошёл в историю как организатор завоевательных походов по странам Азии и Восточной Европы. Они сопровождались опустошениями, гибелью целых народов. В продвигавшуюся на запад монгольскую армию вливались представители племён тюркского происхождения. Их называли «татал», или «тата». Таким образом, и «монголы», и «татары» – названия племён среди других, которые тоже были объединены Чингисханом в единое государство. Но монголы оказались более энергичными, и ещё им сопутствовала удача. Именно их соплеменник стал полководцем. Армию Чингисхана, а затем и Батыя стали называть монголо-татарами. У монголов была отличная для того времени боевая техника (стенобитные орудия, нефтяные бомбы, катапульты для метания огромных камней и т. д.), которые создавали лучшие специалисты военного дела из Китая и Персии, попавшие к ним в плен. В монгольском войске была строжайшая дисциплина, нарушителей её безжалостно казнили.

После победоносных походов на Китай (с 1211) и Туркестан (с 1219) провинциальная Монгольская держава превращается в мировую империю Чингисхана. Из уроженцев вновь завоёванных земель Чингисхан сумел подобрать себе талантливых помощников.

У монголов не было письменности до образования государства. Они её позже заимствуют у одного из северокитайских племён, где уже появились признаки государственного образования, но это племя добровольно вошло в состав империи Чингисхана. Там монгольские дети по инициативе этого «покорителя Вселенной» и обучались чтению и письму.

Не был грамотен Чингисхан, изречения которого записывались под его диктовку. На их основе по распоряжению самого Чингисхана был составлен сборник. Он являлся сводом законов, поучений, наставлений, уставов, который называли «Великою книгою Ясы» (Великая Яса).[79] И хотя Яса не сохранилась в подлиннике (были её списки на монгольском, уйгурском, на персидском и арабском языках), но существуют отдельные отрывки, а также сокращённые изложения этого свода документов. Есть теперь переводы сохранившихся фрагментов этого исторического источника и на русский язык.[80]

По закону верховная власть в империи принадлежала хану, и только ему. Никаких многообразных титулов, свойственных другим народам, не существовало. После смерти правящего хана новый хан должен был принадлежать к роду Чингиса. На Курултае выбирался наиболее способный из потомков Чингисхана. Вначале в выборах принимали участие только монголы. Позже, по мере роста Монгольской империи, и другие народы, например турки, были допущены в круг «имперского народа».[81]

В отрывках одного из изложений Ясы, в части «Крепостной устав», говорилось: «Чтобы изгнать праздность из своих владений, Чингисхан повелел всем своим подданным работать на общество, так или иначе». Причём равенство в труде требовало и равенства в пище. Яса запрещала кому бы то ни было есть в присутствии другого, не разделяя с ним пищу. Существовала и определённая налоговая система. Некоторые группы населения не подпадали под действие общего «Крепостного устава» или вообще освобождались от податной повинности, например: врачи, техники, ремесленники.

В уголовном праве Ясы перечисляются виды преступлений, подлежащих наказанию: а) преступления против религии, нравственности и установленных обычаев; б) преступления против хана и государства; в) преступления против жизни и интересов частных лиц.

Яса предписывала: «во-первых, любить друг друга; во-вторых, не прелюбодействовать, не красть, не лжесвидетельствовать, не быть предателем; почитать старших и нищих, и, если найдётся кто-либо нарушающий эти заповеди, таковых предавать смерти». Причём преступник отвечал за совершённое им преступление не только сам лично, но ответственными за его деяния признавались и члены его семьи (жена, дети). То есть исполнение своих заповедей, хотя в чем-то и схожих с христианскими, мусульманскими, Чингисхан пытался осуществить жесточайшими методами, что, в сущности, противоречило идеологии христианства и магометанства.

В сохранившихся фрагментах «Воинского устава» Ясы говорилось о необходимости военной подготовки: упражнений в бое с саблями и копьями и стрельбе из лука. Организация армии основывалась на её строгом единообразии. Армия составлялась из десятков, сотен, тысяч и тем.[82] Начальник каждого отряда отвечал за своих подчинённых. Воины должны были приходить в армию в полном снаряжении, с комплектом оружия и рабочих инструментов. Перед началом похода хан лично осматривал войско. Если обнаруживался беспорядок, начальник отряда наказывался. В одном из фрагментов «Воинского устава» говорилось: «Запрещается, под страхом смерти, грабить врага, пока военачальник не дал на то приказа». Приказывалось, «чтобы последний воин, как и военачальник, имел в добыче свою долю и владел долей в добыче под условием, чтобы он уплатил в ханскую казну часть, определённую законом». Сохранилось также сообщение, что войско должно предоставлять «наиболее прекрасных девиц» военачальнику и хану. Фрагменты «Устава лова» (охоты) содержат указания: «Когда нет войны с врагами, пусть предаются делу лова – учат сыновей, как гнать диких животных, чтобы они навыкали (привыкали. – О. Ф.) к бою и обретали силу и выносливость и затем бросались на врагов, как на диких животных, не щадя (себя)».

Знакомство с содержанием Ясы как бы приоткрывает окно в загадочный мир, которому невозможно дать оценку с позиций современной нравственности и морали (и православной, и мусульманской). Характеристика цивилизации Чингисхана нашими современниками со знаком «плюс» или «минус» наивна и далека от понимания её сущности. Это как утверждение, что «сладкое» лучше «синего» или «горькое» лучше «жёлтого». В уголовном праве Ясы перечисляются преступления, которые таковыми считаются и в Нагорной проповеди Христа, и в Коране. И вместе с тем в Ясе нарушители этих заповедей («не убей», «не укради» и т. п.) должны быть преданы смерти.

В «Крепостном уставе» можно заметить идеологию общины и даже «социалистической» действительности: равенство в труде и в пище. А некоторые его положения хорошо бы взять и в современную жизнь: освобождение от податей врачей, техников, ремесленников; ещё бы хотелось добавить: учителей, сельских тружеников… И вместе с тем человеческая жизнь в империи Чингисхана ничего не стоила, мучения и смерть в качестве наказания провинившихся стали обычными явлениями. Они были законодательно оформлены и становились повсеместной практикой.

Римский монах Плано Карпини, который в 1246 г. побывал в гостях у Батыя, описал тактику монгольских всадников: «Надо знать, что всякий раз, когда они завидят врагов, они идут на них, и каждый бросает в своих противников три или четыре стрелы; и если они видят, что не могут их победить, то отступают вспять к своим. И это они делают ради обмана, чтобы враги преследовали их до тех мест, где они устроили засаду… Вожди или начальники войска не вступают в бой, но стоят вдали против войска врагов и имеют рядом с собой на конях отроков… Иногда они делают изображения людей и помещают их на лошадей, это они делают для того, чтобы заставить думать о большом количестве воюющих… Перед лицом врагов они посылают отряд пленных… С ними идут и какие-нибудь татары. Свои же отборные отряды они посылают далеко справа и слева, чтобы их не видели противники, и таким образом они начинают сражаться со всех сторон… А если случайно противники удачно обороняются, то татары устраивают им дорогу для бегства, и сразу, как те начнут бежать и отделяться друг от друга, они их преследуют и тогда во время бегства убивают больше, чем могут умертвить на войне».

Где проходит грань, отделяющая справедливость от жестокости, полководческий талант от коварства, благородство поступка от страха перед неумолимостью смертной казни, если оценивать цивилизацию монголо-татар с современных либеральных позиций защиты прав человека? Наивно было бы это делать, тем более осуждать и выносить приговор. Попробуем понять этот взрыв «пассионарности», по терминологии Л. Н. Гумилёва.