КалейдоскопЪ

Оценки особенностей отношений Руси с монгольскими завоевателями

С самого начала, когда Русь находилась под властью Золотой Орды, можно было говорить о двух линиях в отношениях Русского государства с монголами. С одной стороны, в летописях татар называли «безбожными агарянами» и «окаянными кровопийцами», данническая зависимость от них была для народа тяжким бременем. С другой стороны, церковь и князья вынужденно подчинялись империи Чингисидов, и сотрудничество их с ханом носило прагматический характер.

Рязанские и владимирские князья пытались ещё в 1237 г. откупиться от татар дарами. Но татарам был нужен постоянный и регламентированный доход – дань, которую вынуждена была выплачивать Русь Золотой Орде. Одновременно уже с начала 40-х гг. XIII в. отношения между русскими князьями и монгольскими ханами строились на основе «даров» – подарков. Русский князь, приезжая в Орду, что-то дарил хану. И татары тоже одаривали князей. Так было в 1247 г., когда Батый, «почтив» Александра Невского, «многои дары дасть ему». Но надо иметь в виду, что это было проявлением особого отношения к русскому полководцу, одержавшему блестящую победу над агрессорами – непобедимыми тогда шведами и Ливонским орденом. За это и уважал его Батый.

Разных мнений придерживаются историки по поводу ярлыка на великое княжение. Так, известный русский учёный В. О. Ключевский, как и многие другие исследователи, считал, что в Орде великокняжеский Владимирский стол был «предметом торга и переторжки; покупной ханский ярлык покрывал всяческую неправду». А вот мнение Л. Н. Гумилёва: «Ярлык – это пакт о дружбе и ненападении. Реальной зависимости он не предполагал. Батый посылал ярлыки к правителям Рима, Сирии и других стран, от него не зависимых». Но это трудно сейчас доказать, так как княжеские ярлыки сохранились в малом количестве, в отличие от «митрополичьих». Даже если и получали правители Рима, Сирии ярлыки от Батыя, это не имело никакого значения для них: ведь они действительно не зависели от хана, в отличие от русских князей. Но всё равно эта проблема ещё требует дальнейшего исследования.

Марксова характеристика монгольского ига: «Это иго не только давило, оно оскорбляло и иссушало саму душу народа», – стала хрестоматийной в советской литературе, тем более что она во многом совпадала с информацией, которую можно было почерпнуть из некоторых древнерусских источников, из дореволюционной и советской литературы. При этом, например, в учебной литературе почти не упоминались конкретные факты «военно-дипломатического, политического союза» русских и татар, и это во многом искажало объективную действительность ушедшей эпохи. В течение двухсотсорокалетнего периода зависимости от монголо-татар изменялись её степень и характер. Сотрудничество началось ещё при Александре Невском. Так называемая «челночная дипломатия» (поездки князя в Орду) осуществлялась при Иване Калите, при его сыне Семёне и других князьях, хотя эти поездки и сопровождались порою трагическими ситуациями. Так, сын московского князя Дмитрия Ивановича (Донского) был заложником у хана. Но, с другой стороны, Касимовское царство будет не раз выручать Русь.

Советским историкам трудно было согласиться с мнением Л. Н. Гумилёва, работы которого стали популярны в 80-х г. XX в., по поводу монгольских завоеваний XIII в. Он, в противовес устоявшимся, традиционным представлениям о монголо-татарском нашествии, утверждал: «… Не подходит к монголам надетая на них маска патологических агрессоров и разрушителей культуры… Наивная монголофобия была лозунгом либерально-буржуазной (модной) историографии».[86] Однако если мы обратимся к летописным источникам, народным преданиям, фольклору, то увидим глазами людей того времени, эти события как катастрофу космического масштаба. Методы сбора дани отражены, например, в русской народной песне об одном из баскаков хана Щелкана:

У кого денег нет,

У того дитя возьмёт,

У кого дитяти нет,

У того жену возьмёт,

У кого жены нет,

Того самого головой возьмёт.

А ведь древние источники, фольклор не принадлежат перу ни «модного» либерально-буржуазного историка, ни марксиста. В них отражены реальные страдания людей, ввергнутых в водоворот страшных событий, а не холодный ретроспективный взгляд на явление далёкого прошлого.

Так были ли жестокими монголо-татары? Да, были. Они просто не могли быть другими в определённой ситуации – захватнической войны. Они были жестокими потому, что иначе не победили бы. Чингисхан и его последователи были крайне безжалостны и к объекту своей агрессии, не желавшему ему подчиниться, и к собственным провинившимся воинам. Но справедливы ли упрёки в жестокости из современной реальности кочевому[87] народу, который находился в периоде «исторического детства» и только-только перешёл от родового строя к государственному образованию? Оно, это государство, вошло в историю, озарённое яркой личностью Чингисхана. Тогда война была обычным способом разрешения международных проблем. Очевидно, под этим углом зрения нужно рассматривать и утверждения Л. Н. Гумилёва.

Задачей международного права монголов, отражённой в Ясе, являлось, как это ни странно сегодня звучит, установление вселенского мира. А одним из основных положений Ясы была определённая форма объявления войны – с гарантией безопасности населению враждебной страны в случае добровольного подчинения. Русь добровольно не подчинилась.

Монголо-татары, пришедшие на Русь, были язычниками. Вот что писал в этой связи католический монах Карпини, побывавший у Батыя после его погрома русских земель: «Татары верили в одного Бога, но также делали идолов из войлока и шёлковой материи наподобие людей, ставили против дверей юрты и молились им, как покровителям скота. Они боготворили также своих умерших ханов и поклонялись солнцу, луне, воде и земле. Но, вообще, у них было много терпимости к вере, и христианские священники исполняли свою службу в часовне перед ставкою хана. Татары держались разных суеверий: считали за грех дотронуться ножом до огня, ловить и убивать молодых птиц, переломить кость о кость, пролить на землю молоко или другой напиток; но убивать людей было у них нипочем. Они сильно верили гаданиям и чарам, думали, что огонь всё очищает, и потому послов проводили между двух огней, чтобы они не сделали вреда их хану; волхвы и гадатели имели у них большую власть». Потому и погибали в ханской ставке русские православные князья, не пожелавшие совершить языческие обряды.

В 1312 г. хан Узбек принуждал поволжских татар принять ислам. Некоторые отказались ему повиноваться. Часть из них погибла во внутренней войне (1312–1315). Те, кто уцелели, спаслись на территории Руси. Из них многие стали христианами. Христиан монголо-татарского происхождения было, конечно, гораздо меньше, чем мусульман. По мнению Л. Н. Гумилёва, крещёные монголо-татары стали «ядром московских ратей», которые разгромили войско Мамая в 1380 г., а также тех московских полков, которые остановили натиск Литвы в те же годы. Ещё и в XIX, и в XX вв. «добросовестные историки» (как называл их Л. Н. Гумилёв): Н. М. Карамзин, С. М. Соловьёв, С. Ф. Платонов, А. Н. Насонов (его книга вышла в 1940 г. – О. Ф.) и др. – отмечали отсутствие «национальной» вражды между монголами и русскими. «Вражда началась лишь в XIV в., когда монголы растворились в массе поволжских мусульманских народов, т. е. через сто лет после смерти Батыя», – убеждал Л. Н. Гумилёв, но с этим не соглашаются большинство историков. Необходимо добавить, что в дальнейшем политика российского царизма была вполне лояльна и к исламу, и к народам, которые были ему привержены.

Крещёные татары знатных родов женились на русских девушках из боярских, дворянских семей. Потомки татар были и в семьях царствующих особ: Елена, мать Ивана IV; Ирина, жена Фёдора Иоанновича; царь Борис Годунов. Графы Шереметевы, графы Юсуповы, историк Н. М. Карамзин и др., судя по фамилиям, были явно татарского происхождения.

По поводу проблемы «отатаривания славян» Гумилёв уточняет: «А кто же, вообще говоря, отатарил славян? Женихи и невесты. Невест брали в Орде, женихи сами приезжали в Ростов (больше всего именно в Ростов) и там крестились и те и другие».

Итак, потомки крещёных татар иногда занимали довольно высокое положение в Русском государстве. Это были главным образом ханские родственники или родственники высокопоставленных чиновников хана. Однако идеализировать процесс «отатаривания славян» (как это благодушно называл Л. Н. Гумилёв), конечно, нельзя. Он не был безоблачным. Смешанные браки бывали и насильственными. Помимо ханских сборщиков податей, на Русскую землю приходили шайки татарских грабителей, которые уводили в плен молодых девушек, женщин, нередко становившихся татарскими жёнами. В одной из народных песен рассказывается подобная история. Пленная русская девушка стала женой татарина и родила сына. Вскоре попала в плен и её мать, которую сделали нянькой этого мальчика. Она поёт:

Ты баю, баю, моё дитятко,

Ты по батюшке злой татарчоночек,

Ты некрещёный, немолитвенный,

А по матушке мил внучоночек,

Мой внучоночек – русска косточка!

Южные и юго-восточные русские области особенно страдали от нападений бродячих шаек татар, сопровождавшихся грабежом, пожарами, пленением беззащитных людей. Обнищавшие крестьяне вынуждены были покидать южные земли и идти в холопы к богатым людям. Селились они и в княжеских вотчинах, но особенно охотно – на монастырских землях. А монастырям земледельцы были нужны: рабочих рук для обработки земли не хватало. Возле монастырей появлялись и посёлки, где люди занимались не только земледелием, но и ремеслом, торговлей. Здесь они находили охрану от татарского насилия.

В работе К. Маркса «Разоблачения дипломатической истории XVIII в.», опубликованной на русском языке в 50-х г. XX в., утверждалось: «Установленный монгольскими ханами „режим систематического террора“ развращающе действовал на феодальную верхушку завоёванных стран; представители последней заимствовали коварные и жестокие методы правления у своих монгольских повелителей».[88] К. Маркс не вполне владел информацией о сути этих «взаимоотношений», так как тема «Монголы и Русь» не была в поле зрения европейской науки его времени. Нельзя, конечно, отрицать тот факт, что до монголо-татар в законах Русского государства даже не упоминалась смертная казнь в качестве наказания за любое преступление, но она применялась и на Западе. Высказывание Маркса о том, что «режим систематического террора» монголов «развращающе» действовал на правителей России, совершенно не давало точной, а значит, справедливой оценки политики русских князей. Слово «развращение» здесь не подходит. Нужно было сохранить русскую государственность в условиях порабощения сильным – и на долгие годы опасным – врагом. Что же касается «коварных и жестоких методов правления», то они были свойственны и некоторым главам стран Западной Европы, хотя их народ избежал участи порабощения монгольскими завоевателями.

В 1973 г. в СССР была опубликована книга «Карл Маркс. Биография». В ней отмечалось, что в работе Маркса «Разоблачения дипломатической истории XVIII в.», основанной на ограниченном круге источников и проникнутой «духом недоброжелательства к России», содержался «ряд тенденциозных положений, опровергнутых впоследствии наукой». А ведь прежде чем «ряд тенденциозных положений» Маркса был опровергнут наукой (кстати, ещё в советское время), подавляющее число авторов использовало их в качестве методологической базы для своих исследований.

Но в последнее время возникает ещё один ракурс ви€дения взаимоотношений Руси с монголо-татарами и их последствий. На это обращает внимание современный исследователь русской культуры Лев Аннинский в своей книге «Русские плюс…». Он указывает на мнение некоторых современных татарских авторов, которое можно было бы назвать продолжением процитированного выше высказывания К. Маркса о русско-ордынских взаимоотношениях, но с прямо противоположной оценкой этого явления – об исключительно положительной роли Орды в становлении государственности в России. Вот их мнение (в пересказе Льва Аннинского): «… В 1991 г. русские и украинцы разрушили то единое государство, начало которого было заложено Золотой Ордой. То государственное устройство, которое ещё сохранилось в России, по типу остаётся ордынским…» И далее, имея в виду факты националистических проявлений в постперестроечное время, Аннинский с горечью добавляет: «Мы наследуем всё то, что тысячу лет рождалось в муках и междоусобиях. Теперь уже дело в том, кто из нас и из-под кого хочет вышибить табурет соседа». Это пессимистическое настроение имеет, к сожалению, повод к существованию. И автор, как бы вторя Л. Н. Гумилёву, убеждает читателя, что мы все потомки и «тогдашних славян», и «тогдашних татар», а «отпрыски» Батыевых воинов: калмыки, буряты, узбеки – кровно породнились с потомками других степняков. Не стоит раздувать «угли» национализма. Может случиться «пожар», предупреждает Лев Аннинский.

Заметный вклад в изучение темы «Монголы и Русь» сделал белоэмигрантский учёный Г. В. Вернадский, труды которого опубликованы теперь и в России. В чём-то созвучные работам советских исследователей, они представили всё же несколько иное ви€дение происходившего в далёком прошлом (во многом такое же, как у его более позднего единомышленника, но в СССР – Л. Н. Гумилёва), когда это касалось темы взаимоотношений Руси и монголо-татар. В работах Г. В. Вернадского исторические события и их деятели оценивались не столь жёстко с политической и социологической точки зрения, как в советской науке. При этом в их основе лежит концепция, учитывающая и такой важный фактор, как ментальность современников этих давно прошедших событий, который оказывается практически вне поля зрения большей части исследователей.

Но Вернадский, как позже и Гумилёв, не только идеализировал роль «степи» и «кочевников» в прошлом Руси, он в своей книге «Монголы и Русь» так увлекся подробностями истории монгольской империи, что история Руси была представлена лишь фрагментами. Не уделялось должного внимания ее экономике, политике, культуре в период ее зависимости от монголо-татар. Это конечно не могло не вызвать во многом справедливую критику со стороны советских ученых. А утверждение Вернадского, что «татарский» источник русской государственности является определяющим, не могло не стать дискуссионным.

Сегодня просто безграмотным было бы отрицать тот факт, что существовало военно-политическое сотрудничество русских и татар, взаимовлияние культур этих и других народов России, и тем более однозначно оценивать этот сложный комплекс взаимоотношений. Главное сегодня не впасть в ту или иную крайность.

Современные исследователи указывают на восприятие некоторых элементов финансового, налогового, управленческого устройства Золотой Орды Российским централизованным государством, да и вообще на взаимовлияние культур российских народов.