КалейдоскопЪ

Память

В честь Александра Невского Петром I на берегу Невы был сооружён монастырь – Александро-Невская лавра. Туда и перенесли мощи Александра. Пётр I встречал их из Владимира в устье Ижоры, где когда-то впервые прославился молодой князь. Император сам правил рулём галеры, на которой перевозили останки Александра Невского в новую столицу России. На веслах были высокопоставленные вельможи императора. Пётр I и его генералы на руках перенесли раку[90] с мощами святого благоверного великого князя в церковь нового монастыря. Тогда же было постановлено праздновать память Александра Невского 30 августа, в день заключения Петром Ништадтского мира со шведами, – это кроме того, что Церковь поминает его 23 ноября, в день погребения во Владимире. А после смерти Петра I его вдова, императрица Екатерина I, учредила орден в честь Александра Невского и в память о делах своего великого супруга.[91]

В силу воспитания и образования, типичным западником стал любимый внук императрицы Екатерины II – император Александр I. Но и он с молитвой преклонил колени в Лавре перед прахом Александра Невского, когда с Запада пришла опасность для России в лице Наполеона Бонапарта – завоевателя Европы.

В годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг., когда в очередной раз решалась судьба страны, был учреждён боевой орден Александра Невского, которым награждались офицеры за героизм, проявленный в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

Таким образом, Александр Невский отмечен в русской истории не только своими победами над шведами и немецкими рыцарями. Он ослабил на какое-то время тяготы монгольского ига. Александр Невский, заключая союз с Батыем, стал побратимом его сына Сартака. Сегодня появился ещё один аспект видения Александра Невского как исторической фигуры. Его называют родоначальником идей Евразии – экономического, политического, культурного союза Европы и Азии. Естественно, термина такого князь Александр не знал и не произносил. Создателями теории евразийства были учёные, высланные советским правительством из России в 1921 г. Евразийцы понимали территорию России (территорию – до развала СССР) как особый исторический и географический мир, не принадлежащий ни Европе, ни Азии, как неповторимую историческую и географическую индивидуальность. В этой связи особо стоит отметить работы русского историка-эмигранта Г. В. Вернадского, книги которого в силу определённых политических причин не были известны в СССР. Он ещё до Л. Н. Гумилёва изучал взаимоотношения монголов и Руси. Л. Н. Гумилёв – его единомышленник. И сегодня существует не только развивающаяся историко-политическая теория евразийства, сторонниками которой были Вернадский, Гумилёв, но и практическая деятельность современных евразийцев.

Л. Н. Гумилёв обращал особое внимание на то, что папа Римский объявлял крестовый поход не только против схизматиков (православных), но и против монголо-татар одновременно. Это послужило созданию военно-политического союза Руси и Золотой Орды. Интуиция Александра Невского подсказала ему верный, хотя и тернистый путь. Даже после его кончины монгольская конница помогала в борьбе русских дружин с ливонскими рыцарями в 1269 г. А на нижней Волге, опять же совместно с татарами, пресекались вторжения азиатских кочевников. Л. Н. Гумилёв отмечал: «… Там, где князья просили помощи у татар, там выросла великая держава Россия. Там, где они согласились на подчинение Западу – в Галиции, например, – там они превратились в крепостных мужиков и ни на что уже способны не были». Не все принимают эту концепцию истории взаимоотношений монголо-татар и русских княжеств. Но Л. Н. Гумилёв указывал на те исторические факты, которые раньше не вызывали особого интереса у исследователей или служили основой для выводов, не схожих с его выводами. Л. Н. Гумилёв явно расшатывал традиционные, застывшие концепции, заставлял по-новому относиться к подбору и оценке определённого исторического факта, находя новый ракурс его ви€дения.