КалейдоскопЪ

Князья Галицко-Волынской земли

Галицко-Волынская земля находилась на территории Прикарпатья, по берегам Буга. Здесь была плодородная чернозёмная почва, а значит, процветало земледелие. Боярские вотчины в этой части Руси появились рано. Они стали такими же мощными, как и княжеские земельные владения. В этих краях были и соляные месторождения. Добыча соли тоже влияла на развитие экономики этого региона.

От Киевской земли в первой трети XII в. началось явное отделение Волыни, центром которой был Владимир-Волынский, и она переходила от одного князя к другому. Галицкая земля стала независимой от Киева в середине XII в. Своего могущества она достигла при Ярославе Осмомысле (1152–1187) – потомке Владимира Мономаха. В древних источниках упоминается, что Ярослав был необыкнoвенно красив и храбр, отличался воинственностью. Он пытался установить крепкую княжескую власть. Но он во многом зависел от богатейших в тех землях бояр. Они считали возможным даже вмешиваться в его семейную жизнь, которая была довольно сложной.

Ярослав был женат на дочери Юрия Долгорукого Ольге и имел от неё сына Владимира (1151–1198). Но любил он другую женщину по имени Настасья, которая родила ему сына Олега. Княгиня Ольга Юрьевна, узнав о сопернице, бежала вместе с Владимиром от мужа за пределы княжества. Ярослав попытался сделать своим наследником Олега. Современники его называли Олег Настасьич. Но бояре изгнали Олега (по некоторым сведениям, даже заточили в тюрьму), а его мать, несчастную Настасью, как ведьму, сожгли на костре. Ярослава заставили помириться с законной женой.

Сыну Ярослава от княгини Ольги, Владимиру, естественно, трудно было поддерживать нормальные семейные отношения. Он не однажды при жизни отца покидал Галич. Чем были вызваны его поступки? Обида за мать? Пересуды за спиной отца? Желание понять происходящее на расстоянии? Или просто жажда увидеть другие земли, познать другой мир? Он родился в семье, где иметь высокое по тем временам образование стало традицией. Естественно, это не могло не отразиться на его воспитании. Значит, он читал книги. А кроме книг расширить кругозор могут и путешествия. Но тогда к «туризму» относились неоднозначно. Сын князя практически превращался в бродягу. Он побывал в Польше, на Волыни; поговаривали, что просил там убежища и помощи у многиx своих родствeнникoв. Но поддержки от них он не получил. Очевидно, его отца Ярослава всё же побаивались. Владимиру дал приют глава небольшой Новгород-Северской земли князь Игорь Святославич, который был женат на его сестре. Он же и помирил сына с отцом. Игорь Святославич (1152–1202) – тот самый князь, который известен по литературному произведению ХII в. «Слово о полку Игореве». Он оставил память о себе в истории как активный участник междоусобных войн, но в данном случае он выступал в роли миротворца. Очевидно, Владимир был Игорю симпатичен. Сестру его он любил, да и тестя уважал, несмотря на сложности в его личной жизни. А может, сестра Владимира – Ярославна, как называлась она в «Слове», – также активно способствовала этому примирению.

После смерти Ярослава бояре, вопреки его завещанию, признали князем не Олeгa Hастасьича, а его сына от законной жены – Владимира, которому Ярослав оставил Перемышль. Но Владимир не проявлял чувства благодарности по отношению к боярам. Более того, он пренебрегал их советами. Это, очевидно, и вызывало негодование бояр, хотя нашлись и другие причины неприязни к Владимиру Ярославичу. Стали говорить, что видели не однажды его – князя (!) – пьяным. Но ещё более эксцентричный поступок князя переполнил чашу терпения бояр. Владимир решил жениться на попадье, отбив её у законного мужа. Вызов был брошен не только традициям семейной жизни православного человека, хотя и его отец нарушал их. Но на этот раз была задета честь священнослужителя, что шокировало чувства верующих христиан. Владимир был изгнан боярами из княжества.

Этой ситуацией тут же воспользовались западные соседи. Венгерский король посадил на галицкий стол своего сына Андрея. А Владимир оказался в венгерской тюрьме. Он был посажен в высокую башню, но совершил побег, спустившись на землю на связанных полотнищах изрезанного шатра. Владимир бежал ко двору германского императора Фридриха Барбароссы, но потом всё же вернулся на родину. Он добился галицкого стола и княжил десять лет – до самой кончины. Об экстравагантных поступках этого периода жизни князя Владимира Ярославича сведений не сохранилось. Но современный украинский историк Л. Е. Мохновец, детально изучив жизнь галицкого князя Владимира, выдвинул предположение, что, возможно, он и является автором знаменитого произведения «Слово о полку Игореве», литературным героем которого сделал своего родственника князя Игоря, к которому питал добрые чувства.[92]

После смерти Владимира Ярославича галицким князем был провозглашён Роман Мстиславич (?-1205), для правления которого характерны его борьба с боярством и активная внешняя политика. Он в 1199 г. и объединил большую часть Владимиро-Волынской земли и Галицкое княжество. Появилось одно из самых крупных русских княжеств, соперничавшее с Киевом. Князь Роман, заняв Киев, принял титул великого князя. Он сумел подавить усобицы бояр, установил мир с Венгрией. При нём были добрые отношения с Византией. Князь Роман Мстиславич вёл активную внешнюю политику, участвовал в боях и погиб в сражении на берегу Вислы. После его смерти начинается период феодальных смут, продолжавшихся почти сорок лет. Преследуя собственные цели, в них примут участие Польша и Венгрия.

Наследнику великого князя Романа Мстиславича, его сыну Даниилу (1201–1264), в год смерти отца было всего четыре года. Он, естественно, был тогда не в силах остановить начавшуюся борьбу за власть между княжеско-боярскими кланами. На некоторое время князем стал даже боярин – Володислав Кормиличич. Такого ещё не было на Русской земле – полное нарушение обычаев предков. Началась усобица, а значит, дробилось Галицко-Волынское княжество. В княжеско-боярские усобицы активно вмешались половцы, поляки, венгры. Начались грабежи, убийства, уводы в рабство русского населения.

А в это время подрастал Даниил Романович. Когда-то четырёхлетним мальчиком он со своей матерью Анной был изгнан из Галича. Детство и юность Даниила прошли в Польше, Венгрии у его родственников-королей. Когда Даниилу исполнилось десять лет, его пригласили на галицкий стол, но ему с матерью снова пришлось бежать, так как бояре не нашли общего языка с Анной. Видно, активно проявляла свою волю вдова великого князя Романа Мстиславича. Но вскоре Даниил вернулся и княжил в Тихомле и Перемышле, а затем и во Владимире-Волынском. В 20-30-х гг. XIII в. Даниил был активен в русской внешней политике. Известно, что он стал одним из участников первой битвы русских с монголо-татарами на Калке (1223) – бесстрашно сражался и был там ранен. Его дружина выстояла в борьбе с татарами. Большая часть её сохранилась и отступала по всем правилам военной науки тех времён. Никто из его дружины не попал в плен.

В 30-е гг. он вернул себе Галицию с помощью западных связей. Но за это ему пришлось стать союзником католических стран. Он даже принимал участие на стороне папы Римского в борьбе против германского императора Фридриха II Гогенштауфена.

В 1230 г. Даниил Романович становится галицким князем. Но через два года венгры захватили Галич. На время с помощью галичан он возвращает его себе, но вскоре снова будет вынужден покинуть эту землю. В 1238 г. Даниил всё же присоединит Галич к Волыни. Он, по праву старшего в роду Рюриковичей, займёт киевский стол, но посадит там своего наместника. Эго было перед самым нашествием Батыя на киевские земли. Вскоре Киев будет взят и разорён монголо-татарами. Даниил был в это время в Польше и возвратился на Русь лишь после ухода орд Батыя. До конца жизни он княжил в Галиче, на Волыни.

Даниил был женат на дочери Мстислава Мстиславича Удалого. Значит, его сыновья, княжившие в отдельных уделах некогда единого Галицко-Волынского княжества, являлись двоюродными братьями Александра Невского: ведь его отец тоже был женат на дочери Мстислава Удалого. Но как политики князья Даниил и Александр единомышленниками не были, более того – они диаметрально противоположны. И тому, и другому Рим предлагал поддержку в борьбе против Золотой Орды, если они дадут возможность распространять католицизм на Руси. Александр предпочёл по возможности мирные, дипломатические отношения с ханами Золотой Орды – единственную реальную политику в тех условиях, дававшую возможность выжить русскому государству. Угроза со стороны крестоносцев была не менее опасна для Руси, чем монгольские завоевательные походы. Экспансия католиков тоже сопровождалась огнём и мечом, а главное, не давала возможности побеждённым сохранить историческую перспективу независимости, национальную культуру (православных крестоносцы тоже считали «язычниками»). Веротерпимость ханов Золотой Орды стала одной из причин умеренной по отношению к монголам политики князя Александра, хотя не все современники её одобряли. Но Русская православная церковь смогла верно понять и оценить волю этого незаурядного политика в сложный период русской истории.

Князь Даниил дал согласие Риму на распространение католицизма на подвластной ему территории Руси, но обещанной поддержки в борьбе с монголами не получил. В 1240-42 гг. Даниил пытался организовать коалицию восточноевропейских государей (Галицко-Волынского королевства, Польши, Венгрии, Чехии, Силезии). Но их монархи постепенно отказались от этой затеи русского князя. А может, с самого её зарождения не собирались в ней участвовать. Тем более что в это время осуществлялись литовские набеги на Волынь.

Известно, что Даниил был коронован (по одним сведениям, в 1253, по другим – в 1255 г.). И называли его Даниэль, король Галиции и Лодомерии. Сам он всё же католичества не принял, но значительная часть населения княжества, главным образом его боярская верхушка, были окатоличены. К середине XIV в. преемники Даниила Романовича не смогли остановить распад Галицко-Волынского княжества. Волынь оказалась в руках Литвы, а Галиция была захвачена Польшей. Даниил Романович фактически был последним князем Киевской Руси.

Замечание эмигрантского русского учёного Г. В. Вернадского интересно тем, что совпадает с мнением учёных внутри России: «Столкнувшись с дилеммой войны на два фронта, два русских князя в тринадцатом столетии каждый по-своему испытал противоположные политические курсы. На Западной Украине князь Даниил Галицкий обратился за помощью к Западу и проиграл. В Восточной Руси князь Александр Невский принял сюзеренитет от монголов, с тем, чтобы освободить руки по отношению к Западу, и выиграл».