КалейдоскопЪ

Война за великокняжеский стол

Церковь и государство при Василии Тёмном

Во второй четверти XV в. произошла война внутри Русского государства между претендентами на великокняжеский стол. Главными из них были брат умершего Василия I Юрий Дмитриевич, известный как отважный воин, строитель крепостей, храмов, монастырей, и малолетний сын Василия I – Василий II (1415–1462).

Ещё по завещанию Дмитрия Донского стол должен был перейти после смерти Василия Юрию. Он владел подмосковным Звенигородом, Галичем в Костромской земле. В завещании Дмитрия Донского ничего не было сказано, какой порядок наследования будет после рождения сына у Василия.

Василий I назначил опекуном своего сына – Василия II – великого князя литовского Витовта, так как тот был женат на его дочери Софье. Она с помощью отца и стала после смерти мужа фактической правительницей при малолетнем сыне. Юрий Дмитриевич понял, что не сможет противостоять сильному Витовту, и признал в 1428 г. Василия II как великого князя. Василию II было тогда тринадцать лет. Но через два года Витовт умер, и Юрий в 1433 г. выступил против Москвы и разбил войска юного великого князя. Юрий занял Москву и стал великим князем московским, а своему племяннику отдал в удел Коломну. Но московские бояре явно поддерживали Василия II. Юрий понял надвигавшуюся опасность и покинул Москву. Через год он вернётся в Москву и снова станет великим князем, но будет им лишь два с половиной месяца. 5 июня 1434 г. он умрёт, но борьба за великокняжеский стол продолжится.

Младшие сыновья Юрия Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный вначале признали Василия великим князем, но их старший брат Василий Косой решил бороться за великокняжеский стол. Вскоре к нему присоединились и младшие братья. Началась братоубийственная война, которая длилась тридцать лет и сопровождалась жестокостью и с той, и с другой стороны. Для подавления противника привлекалось, как и в далёкие времена, татарское войско. Власть оказывалась то в руках Василия Васильевича, то в руках Шемяки. Однажды Василий II попал в руки Шемяки, был им ослеплён и отправлен в Углич. С тех пор его стали называть Василий Тёмный. Но ведь и он в своё время ослепил за предательство боярина Ивана Всеволожского и своего двоюродного брата Василия (Косого). Борьба за власть не знала предела жестокости даже по отношению к своим соотечественникам или родственникам.

Через год после ослепления Василий II (Тёмный) победил своего врага и снова стал великим князем. Ему помог тверской князь, да и москвичи всё же были на его стороне. Княжение Василия II (1425–1462) сопровождалось не только сложностями политического междоусобного характера, но и напряжённой обстановкой в церковной жизни.

В 1431 г. после смерти митрополита Фотия патриарх Константинопольский назначил русским митрополитом грека Исидора,[108] хотя в Москве желали видеть митрополитом рязанского епископа Иону. В это время Константинопольская церковь была в тяжёлом положении (надвигалась турецкая опасность). Пытаясь найти помощь на католическом Западе, в 1439 г. на Флорентийском соборе она заключила унию[109] с Западной церковью – согласилась признать верховную власть римского папы, и русский митрополит Исидор, присутствовавший на этом соборе, тоже подписал акт унии. Он вернулся в Москву уже в качестве папского уполномоченного для всех «северных стран» в сане римского кардинала. Исидор ещё по дороге в Москву всюду объявлял о соединении католической и православной церквей как о реальном факте. Он даже провёл целую зиму 1440–1441 г. в Киеве. Но киевляне, очевидно вначале оторопев от такой новости, хотя и не сразу, но всё же выгнали его за пределы города, не потерпев вероотступничества.

Исидору пришлось столкнуться также с возмущением как московского правительства, так и духовенства. Они категорически отказались присоединиться к унии. «Латинским ересным прелестником» назвал великий князь Исидора. А летописец определит его поступок как «богомерзкий». Исидор – последний русский митрополит из греков. Он был даже заточён в Чудовом монастыре, но вскоре бежал в Тверь. Исидор надеялся, что та, бывшая политическая соперница Москвы, претендовавшая когда-то на великокняжеский стол, уж точно поддержит его. Но он просчитался. Его и там лишили свободы, но ему опять удалось бежать от возмущения православных. Исидор отправился на русские земли, находившиеся тогда под властью Польши и Литвы. Там его проповеди тоже не имели особого успеха.

5 декабря 1448 г. собор русских пастырей возвёл на стол митрополита Киевского и всея Руси Иону. Папа Пий II объявил Иону «нечестивым отступником». В 1458 г. уже ученик Исидора, Григорий, был назначен в Риме митрополитом Русской земли. Тогда же произошло административное разделение русской церкви на две митрополии: Московскую и Киевскую. И этому разделению единой церкви будет положен конец лишь в 1654 г., когда произойдёт воссоединение Украины с Россией. Отказ Василия II признать союз (унию) католической и православной церкви под главенством папы Римского красноречиво говорит об уже значительном усилении великокняжеской власти и постепенном становлении Руси как единого государства. И хотя этот «союз» двух церквей глава католической церкви навязывал Руси под предлогом спасения Византийской империи, его усилия по окатоличиванию русского населения оказались напрасны. Очередная агрессия католицизма не увенчалась полным успехом. И всё же разделение русской церкви на две митрополии произошло. Но этот конфликт середины XV в. неожиданно возродится в какой-то степени в конце XX – начале XXI вв., в так называемый «постперестроечный» период после развала СССР и болезненно отразится на отношениях братских народов.

Отношения Василия II с татарами были неоднозначными. И хотя хан признавал его великим князем с самого начала, в 1445 г. татарский отряд на Московской земле разбил военное окружение князя и взял его в плен. Почти через год князя отпустили, за что он должен был отдать татарам огромный выкуп. Помог выкупить Василия II боярин Салтыков. Но именно Василий II стал принимать на московскую службу татар. За это они получали землю и «кормления».[110] Так, татарский князь Касим получил в 1452 г. землю в нижнем течении Оки с Городцом Мещёрским, который стал называться Касимов. Таким образом, на восточной окраине Московской земли появилось вассальное Касимовское татарское царство. С тех пор составной частью вооружённых сил Москвы стали и вспомогательные татарские отряды. Тогда уже не существовало былого могущества Золотой Орды: она постепенно распадалась. Появилось уже Крымское ханство, а в 1445 г. в Среднем Поволжье образовалось Казанское ханство (его называли и царством).

Н. И. Костомаров с сарказмом отметил: «Долгое время и в Москве происходила безурядица… Пользуясь зрением, Василий был самым ничтожным государем, но с тех пор, как он потерял глаза, всё остальное правление его отличается твёрдостью, умом и решительностью». При этом Костомаров уточнил: «Очевидно, что от имени князя управляли умные и деятельные люди. Таковы были бояре: князья Патрикеевы, Ряполовские, Кошкины, Плещеевы, Морозовы; славные воеводы: Стрига-Оболенский и Фёдор Басенок; но более всех – митрополит Иона». Так что политическая, военная, церковная элита была на стороне Василия II.

В Русском государстве высшим сословием феодалов с IX по XVII вв. были бояре. Как потомки родо-племенной знати, они в период раздробленности Руси являлись богатейшими людьми, политическими соперниками князей (а в Новгородской земле они долгое время фактически управляли государством). Поэтому с XIV в. князья постепенно ограничивали права бояр. Но потом боярам поручалось управление отдельными отраслями великокняжеского хозяйства. При Василии II, его сыне Иване III они продолжали быть крупными землевладельцами и влиятельной политической силой – то есть уже и в период утверждения единого централизованного государства.

Рядовые служилые люди, получившие наименование «дети боярские»,[111] становятся главной боевой силой государева двора. Он складывался десятилетиями и был социальной основой власти московских великих князей в XV в. Именно из него выходили наиболее видные русские военачальники, там черпались кадры для замещения важнейших административных должностей. В государев двор входили: князья, находившиеся на московской службе с XIV в. (Гедиминовичи, Оболенские, Ряполовские); бояре, связанные так или иначе с Москвой (Кошкины, Морозовы, Челяднины, Хромые и др.); «дети боярские» (боковых боярских ветвей); местные землевладельцы, выдвинувшиеся благодаря службе; выходцы из-за рубежа, а также представители других сословий, вплоть до «поповичей» (детей служителей Церкви) и «холопов», связавших свою судьбу со службой московскому государю. Из верхушки государева двора вырастет Боярская дума – совет при великом князе.[112]

Власть великого князя всё более усиливалась. Главы Суздальско-Нижегородского, Рязанского княжеств стали просто наместниками Василия II; ростовские, ярославские князья также подчинялись ему. В 1456 г. Василий Тёмный заключил с новгородцами договор, по которому Новгород лишился прав внешних сношений, и высшей судебной инстанцией для новгородцев стал сам Василий II, а не вече. Наместник великого князя московского был и в Пскове. Союз великого московского князя и тверского князя Бориса Александровича был закреплён обручением сына Василия II Ивана (будущий Иван III) и тверской княжны Марии. Этому способствовал игумен Кирилло-Белозерского монастыря. Церковь всеми силами стремилась остановить усобицу. Молодых обвенчали. Жениху исполнилось тогда двенадцать, а невесте – десять лет. Но женатый князь – значит, взрослый, значит, имеет право управлять государством. Итак, при Василии II Тёмном закончился второй этап создания единого централизованного государства.