КалейдоскопЪ

Семейные отношения Ивана III

Доставалось и близким людям государя. Обычно его супруга София не скупилась на подарки своим родным за счёт великокняжеской казны. Но однажды она подарила жемчужное украшение, принадлежавшее ранее первой жене Ивана III, своей племяннице, гречанке Марии, вышедшей замуж за Василия Михайловича Верейского. Иван III обнаружил исчезновение украшения, когда захотел подарить его жене своего сына от первого брака, родившей ему внука Дмитрия. Государь разгневался на князя Верейского и приказал отнять у него всё приданое его жены, а самого его взять под стражу. Князь Василий бежал в Литву вместе с женой. Его отец вымолил пощаду для себя, отрёкшись от сына, и составил документ, по которому он завещал свои владения: Ярославец, Верею, Белоозеро – великому князю. Вскоре он умер.

Так переплетались родственные и государственные дела. Иван III, радовавшийся появлению на свет внука Дмитрия, сам же будет способствовать его заточению, так как Дмитрия пытались представить одним из претендентов на трон вопреки воле государя. Та же участь постигла и Андрея, родного брата царя. Государь Иван Васильевич подозревал родственников в связях с католиками-миссионерами, и не без основания. Наследником стола Иван III определил в конце концов Василия своего сына от второго брака. Никто и ничто не должно было встать на его пути.

* * *

В заключение приведём слова Н. М. Карамзина о России периода правления Ивана III: «Россия около трёх веков находилась вне круга европейской политической деятельности… но Россия при Иване III как бы вышла из сумрака теней, где ещё не имела ни твёрдого образа, ни полного бытия государственного… Иоанн, рождённый и воспитанный данником степной Орды… сделался одним из самых знаменитых государей в Европе, чтимых, ласкаемых от Рима до Царьграда, Вены и Копенгагена, не уступая первенства ни императорам, ни гордым султанам; без учения, без наставлений, руководствуемый только природным умом, дал себе мудрые правила в политике внешней и внутренней, силой и хитростью восстановляя свободу и целость России…»

Ему вторил и Н. И. Костомаров: «Эпоха великого князя Ивана Васильевича составляет перелом в русской истории. Эта эпоха завершает собою всё, что выработали условия предшествующих столетий, и открывает путь тому, что должно было выработаться в последующие столетия. С этой эпохи начинается бытие самостоятельного монархического Русского государства».