КалейдоскопЪ

Внешняя политика

Зародившееся на Руси в 80-х гг. XV в. особое положение руководителя внешней политики дипломата-профессионала (посольского дьяка) превращается при Иване IV в постоянную государственную должность. Но лишь в конце 40-х гг. XVI в. образуется специальное внешнеполитическое ведомство – Посольский приказ.

Иван IV сохранил во внешней политике основные направления предыдущего периода. По-прежнему наибольшей опасности подвергались южные и восточные границы государства.[132] Он стал использовать для их защиты и казачьи войска, которые раньше рассматривались как противозаконные формирования, состоящие из беглых людей.

С XV в. московский великий князь участвовал в борьбе за наследство слабеющей и всё более дробящейся на отдельные государственные образования Золотой Орды не только с помощью военных действий, но и развивая с ними дипломатические и торговые связи.

При Иване IV русские земли были избавлены от вторжения казанских, астраханских ханских войск. 2 октября 1552 г. штурмом была взята Казань. Русский религиозный философ А. Ильин в ответ на высказывания некоторых иммигрантов-авторов, осуждающих завоевание Казани при Иване IV, приводит конкретные факты, доказывающие необходимость этой акции: «тотчас же после завоевания Казань выдала русских пленников… общее число освобожденных из одной Казани, наверное, доходило до 100 000 человек. Это означает, что татары искореняли Русь не только грабежом, огнем и боевым мечом; они низводили ее и рабством плена». Хан Едигер Ядигир-Магмет оказался в русском плену. Позже он крестился, и называли его уже Симеон Касаевич. Он стал активным союзником царя, и за хорошую службу государь сделал его владельцем Звенигорода. В 1556 г. сравнительно легко была присоединена Астрахань. Вошли в состав России Чувашия и почти вся Башкирия. Признала зависимость от России и Ногайская Орда. Таким образом, плодородные земли Поволжья (которые, правда, нужно было ещё осваивать), торговый путь по Волге теперь оказались в пределах России.

При Иване IV шло освоение и Дикого поля – плодородной земли к югу от Тулы, покинутой русскими людьми после вторжения монгольского войска. Теперь встала задача построения оборонительной линии от набегов крымских татар. Тульская засечная линия строилась из завалов леса (засек). Между засеками ставились крепости-остроги. Всё это должно было служить препятствием для продвижения татарской конницы.

Присоединение Казани и Астрахани дало возможность расширить связи России с народами Северного Кавказа и Средней Азии, а также войти в Сибирь. Что эта малозаселённая территория таила в себе огромные природные богатства, предполагали и раньше. Грамоты царя Ивана IV на владение землями по реке Тобол получили богатые купцы-промышленники Строгановы. Они смогли на свои средства сформировать отряд казаков под руководством Ермака Тимофеевича. В отряде насчитывалось, по одним сведениям – 840, по другим – 600 человек. Они в 1582 г. разбили войска сибирского хана Кучума, взяв его столицу Кашлык (Искер) ценой многих жизней отряда казаков. Сам Ермак позже был убит во время ночного нападения людей Кучума на его лагерь.

Но присоединение Поволжья и Сибири стало уже необратимым явлениями. Оно сыграет большую роль в развитии деловой жизни России, расширит её экономическое и политическое влияние на огромной территории. А вхождение Сибири в состав России не зря будут называть «освоением». Оно будет продолжаться не одно столетие. Малочисленные народы-язычники Сибири познакомятся с земледелием, христианской культурой, более обустроенным бытом. Вольнолюбивые русские мужчины, рискнувшие прибыть в Сибирь осваивали её просторы. Они будут создавать семьи, женившись на местных девушках, принявших обряд крещения. Их дети станут русскими жителями-христианами. Россия явится связующим звеном между европейской и азиатской цивилизациями.

Завоевав Казанское ханство, со стороны которого постоянно существовала опасность грабительских набегов, Россия впервые покорила суверенное мусульманское государство во главе с исламской элитой. Некоторые люди из ближайшего окружения царя, в том числе и митрополит Макарий, задумали было провозгласить завоевание Казани крестовым походом «против басурман». Такие намерения ничего, кроме сопротивления со стороны татар, вызвать не могли. Значит, продолжались бы военные конфликты, а России необходима была стабильность, чтобы мирно жить с мусульманами в едином государстве. Это понял Иван IV. Кроме того, в отличие от Византии, которая пала под натиском турок и которая всегда воспринимала мусульманство как враждебную религию, Русь уже имела почти трёхсотлетний опыт мирного сосуществования православия и мусульманства.

С 1555 г. в отношении мусульман Поволжья и Приуралья проводилась политика гибкой дипломатии. Ни о какой насильственной христианизации, миссионерской деятельности в этих районах не могло быть и речи. В документах Посольского приказа прямо оговаривалось, что христианизация завоёванных областей не являлась государственной задачей. Царь не настаивал на крещении мусульман: «их ничем от их веры не нудит и мольбищ их не рушит». Но, безусловно, поощрялось добровольное решение перейти в православие бывших ханских подданных, поступивших на царскую службу. В наказе архиепископу Гурию, поставленному в Казань в 1555 г., говорилось: «Всякими обычаи, как возможно… татар к себе приучати и приводити их любовию на крещение, а страхом их ко крещению никак не приводити». Было создано Казанское архиепископство. Новая должность в русской церковной иерархии занимала третье по значимости положение. Сохранилась дипломатическая переписка московского правительства 1565 г. с ногайцами: «У нас в книгах хрестьянских писано: никому не велено силою приводити к нашей вере; но кто какову веру захочет, тот такову веру и верует. А тому Бог судит в будущий век, кто верует право или неправо; а человеком того судити не дано. А и у нас в нашей земле много мусульманского закону людей нам служит, а живут по своему закону». Здесь проявляется и определённая философия: не человеку, а Богу судить, кто верует правильно или неправильно.

Документы XV–XVI вв. свидетельствуют, что между Москвой и исламскими соседями стали преобладать интенсивные торговые и дипломатические взаимоотношения. Совершались браки крещёных высокородных татар с дочерьми русских бояр. В Москве оказывали должное уважение мусульманским аристократам, поступившим на службу к российскому государю. Касимовские царевичи и ногайские мурзы занимали почётное место среди московских дворян и за верную службу даже получали имения с русскими крестьянами. При этом русским дворянам запрещалось иметь мусульманских крестьян в крепостной зависимости.

Прагматическая политика Москвы в XV–XVI вв. в отношении мусульман во многом отличалась от действий государств Центральной и Западной Европы, особенно Испании, где всё более активизировалась нетерпимость к присутствию в них мусульман.

Но, естественно, практика русской администрации на местах не сразу и не всегда соответствовала тогда указам центра. Ещё свежи были в памяти события, когда русские территории подвергались насилию, а их правители в течение столетий вынуждены были проводить политику оборонительного характера. Тем более что опасность агрессии татар с юга оставалась реальностью. В 1571 г. был совершён грабительский набег крымских татар на Москву. Он сопровождался страшным пожаром, который уничтожил полностью московский посад. И всё же с давних времён в Русском государстве постепенно укоренялись традиции мирного сосуществования с мусульманами. Причём веротерпимость проявлялась и с той, и с другой стороны. Она получит своё развитие и в будущем. Принцип терпимости – и национальной, и религиозной – был центральным в формировании российской государственности.

Иван IV понимал геополитическую необходимость для России выхода к морям. Важно было обезопасить западные границы от вражеских вторжений, а также установить тесные связи с Западной Европой. А это было легче всего осуществить через Балтийское море. Иван IV двадцать пять лет пытался выйти к Балтийскому морю. Это была изнурительная война. Поводом к ней послужила невыплата Ливонией дани в течение последних пятидесяти лет за город Юрьев с окрестностями, а также задержка Ливонским орденом ста двадцати трёх западных специалистов, приглашённых на службу в Россию.

Начало войны с Ливонией (с 1558) было победным для русских войск: взяты более двадцати городов. В 1560 г. ливонские войска потерпели поражение, даже магистр ордена попал в плен. В руках России оказались такие крупные города, как Нарва, Юрьев и др. Взятие Полоцка в 1563 г. стало последней военной победой русских войск. Ливонский орден в 1561 г. распался, а земли его отошли Польше, Дании, Швеции. Новый магистр получил во владение Курляндию и признал зависимость от польского короля. Но в войну были втянуты несколько европейских государств. Затяжной характер, да и сами цели ведения войны вызвали сопротивление действиям царя со стороны некоторых русских бояр. Они считали более необходимым укрепление и защиту южных границ. Против политики Ивана IV выступали даже люди из ближайшего его окружения, в том числе, по некоторым сведениям, и сын царя Иван Иванович, что раздражало его отца. В 1569 г. Польша и Литва объединились в одно государство – Речь Посполиту. Её войска, а также шведская армия успешно воевали против России. Ливонская война окончилась поражением России. Выхода в Балтийское море она не получила. Даже земли, которые когда-то доблестно защитил Александр Невский, остались, как и до Ливонской войны, за пределами России.