КалейдоскопЪ

Опричнина

Уже три века не утихают споры по поводу оценки первого русского царя как личности, и эти дискуссии особенно накаляются, когда речь идёт об опричнине.[133] Большинство историков осуждает введение опричнины за, как они считают, жестокость и бессмысленность её проведения. В 1565–1572 гг. опричниной назывались и удел[134] Ивана IV, и одновременно система внутриполитических мер для борьбы с предполагаемой изменой.

Ещё в период «Избранной рады» царь стал подозревать бояр в тайных от него помыслах. В 1553 г. он, заболев и ожидая смерти, потребовал, чтобы знать присягнула его малолетнему сыну, но бояре предпочли видеть на столе князя Владимира Андреевича Старицкого (двоюродного брата царя), и при этом были «… брань велика и крик и шум велик и слова многие бранные…». Среди тех, кто не поддерживал волю царя, были и члены «Избранной рады». В конце концов бояре нехотя подчинились Ивану IV, и внешне отношения между ними и царём сохранялись нормальными, но тяжёлое впечатление от происшедшего государя не покидало. В том же году умер митрополит Макарий, нравственный авторитет которого смягчал и сдерживал проявления резких выступлений царя.

О причинах возникновения опричнины существуют разные предположения. Одно из распространённых мнений: реформы, начатые соратниками Ивана IV, рассчитывались на длительный период времени. А царь требовал немедленных результатов. Ему казалось, что с помощью террора он ускорит процесс окончательной централизации страны. К тому же с 60-х гг. по разным причинам и военные победы сменяются неудачами на разных фронтах: на реке Урал, под Оршей. Обозначилось откровенное недовольство знати внешней политикой царя на западе страны. Скорой была расправа над некоторыми выявленными оппозиционерами и предводителями военных походов, потерпевших поражение.

Существует и несколько иной угол видения этих событий. Бояр вполне устраивало приобретение, освоение плодородных земель южных районов Дикого поля и охрана их границ от крымских татар. Ведь земля – главное богатство в период феодализма. Иван IV ещё с начала 50-х гг. стал ясно осознавать, что значительная часть политической элиты саботировала его начинания, не соглашалась с необходимостью войны с Ливонским орденом за балтийское побережье. Кроме того, знатная аристократия сопротивлялась принуждению к участию в утверждении нового титула Ивана IV на международной арене. Охлаждение отношений по этим причинам произойдёт у царя даже с Алексеем Адашевым и священником Сильвестром. Он отдалит от себя этих бывших соратников. В 1564 г., опасаясь репрессий, сбежит в Литву князь Андрей Курбский. А ведь он был потомком древнего знатного рода, одним из ближайших друзей Ивана IV ещё в молодые годы, участником казанских походов, воеводой[135] в Ливонской войне. А стал вскоре после побега за рубеж членом королевской рады (сейма) Речи Посполитой, а главное – участником войны с Россией, чего не простят ему его соотечественники. Курбский – автор «Истории о великом князе Московском», писем к Ивану IV, которые потом будут использоваться как исторический источник. В них он со страстью обвинял царя во всех смертных грехах и защищал права и привилегии бояр, проявляя незаурядные публицистические способности. Ведь князь был одним из образованнейших людей своего времени. Побег этого ближайшего соратника, одного из лучших его полководцев, окончательно подвёл Ивана IV к решению о начале радикальных действий против бояр. Тем более что он подозревал их в отравлении своей первой, любимой, жены[136] Анастасии Романовой (Анастасии Романовны Захарьиной), которая в некоторых преданиях представлена как добрая, разумная подруга царя, способная даже иногда остановить его гнев и раздражение. Курбский, характеризуя Ивана IV в своих сочинениях, поделил его правление на два периода: положительный – время реформ и отрицательный – опричный. Вслед за ним и большая часть историков будет придерживаться того же мнения.

В январе 1565 г. Иван IV выехал в Александровскую слободу (ныне – город Александров) и отправил в столицу два послания. В первом из них он, обращаясь к духовенству и Боярской думе, сообщал об отказе от власти по причине измены бояр и просил выделить ему особый удел. А в послании, обращённом к посадским людям, царь информировал их о принятом решении; при этом добавил, что к ним у него претензий нет. Его упрашивали вернуться на трон и те, и другие, а он продиктовал свои условия. Верный политический манёвр Ивана Васильевича принёс ему победу. Страна была разделена на две части: опричнину и земщину. Иван IV определил себе удел в центре страны, в него вошли также поморские города, наиболее экономически развитые районы, где обитала и знать с подневольными крестьянами, и простые небогатые семьи. А на этой территории были земли и знатных, и простых небогатых семей. Их переселение на новые земли, часто ещё не освоенные, не имеющие жилых домов, сопровождалось массовыми репрессиями, казнями, земельными конфискациями. На земли переселенцев переезжали дворяне, входившие в опричное войско. Земщина должна была его содержать.

Задача опричнины состояла в том, чтобы ликвидировать сепаратизм – остатки феодальной раздробленности. Царь осуществлял её жестокими методами средневекового времени, но боярско-княжеское землевладение окончательно не было уничтожено, хотя мощь его ослабла. Не столь значительной стала и политическая роль боярской аристократии в государстве. Но опричнина могла дать лишь временный эффект. Действовали объективные экономические законы феодального государства, и невозможно было их изменить только репрессиями. Да и самим Иваном IV и в его окружении слово «опричнина» позже не употреблялось. Более того, вотчины, конфискованные у бояр и князей в период опричнины, частично возвращались прежним владельцам или их наследникам, оставшимся в живых.

В последние годы жизни Ивану IV придётся пережить страшную трагедию, от которой он не сможет оправиться до конца своих дней. Умер его сын, образованный, подготовленный с юных лет наследник русского стола Иван, мать которого Анастасия Романовна Захарьина была первой и любимейшей супругой грозного царя. О причинах смерти наследника до сих пор ведутся дискуссии.

18 марта 1584 г. московские колокола известили о кончине царя Ивана Васильевича Грозного.