КалейдоскопЪ

Россия в XVII веке

Лица Смутного времени. Первый выбранный царь

Борис Годунов (1552–1605) не принадлежал к числу русской родовитой знати. Он был потомком крещёного татарина Мурзы Чета, пришедшего когда-то в XIV в. служить московскому князю Ивану Калите. Борис Годунов начал службу с должности оруженосца. Он нёс ответственность за состояние царского лука, его колчана и стрел. В последние годы царствования Ивана IV Борис – один из знатных царедворцев. Он был женат на дочери главы опричников Малюты Скуратова, а вскоре стал и родственником царской семьи. Его сестра, красавица Ирина, вышла замуж (по выбору Ивана IV) за царевича Фёдора Ивановича.

После смерти Ивана IV в 1584 г. претендентами на русский стол стали его сыновья: Фёдор и двухлетний Дмитрий. Сразу же обозначились две враждебные друг другу политические группы. Одна, во главе с представителями старинного рода Бельских, была за Дмитрия, а другая, во главе с Борисом Годуновым, – за Фёдора. Фёдору и достанется по наследству российский трон. При этом новом монархе, больном, физически слабом человеке, который больше был похож на смиренного инока («постник» и «молчальник» – так его характеризовали современники), Борис Годунов фактически станет одним из правителей России.

Когда умер Иван IV, Борису Годунову было тридцать два года. Он был красив, умён, деловит, по мнению некоторых современников – «светлодушен», но и осторожен в поступкax. Он правильно понимал главные проблемы государства. Продолжая политику Ивана IV, он отказался от кровавых репрессий, свойственных эпохе Грозного. При этом он умел ловко устранять своих политических противников, которые пытались оказывать влияние на слабовольного царя. Митрополит Дионисий, проявивший недовольство поведением Бориса, был низложен. Его место занял ростовский архиепископ Иов. В 1589 г. в России было учреждено патриаршество.[189] Митрополит Иов станет первым патриархом Руси.

Впрочем, многие тогда осознавали, что новый царь не будет в состоянии справиться с обязанностями главы государства. Это понимал и его отец. Накануне своей смерти он постарался окружить сына верными ему и опытными по службе людьми. Среди них был дядя Фёдора (брат его матери – царицы Анастасии) Никита Романович Юрьев-Захарьин, который, находясь вблизи Ивана IV, не запятнал своего имени никакими дурными поступками, – по преданиям, он даже ходатайствовал за опальных в период опричнины. Он был уважаем боярами, что помогало ему сдерживать их агрессивность в междоусобиях.

Юрьев-Захарьин умер через год после воцарения Фёдора Ивановича. Сразу же стала заметной борьба за возможность влияния на царя. Особую активность проявляли князья Шуйские и Мстиславские. Вскоре Борис избавился от этих соперников: они были отправлены в дальние тюрьмы и монастыри.

Борис был дружен с сыновьями Никиты Романовича – с молодыми Романовыми (так стали называться сыновья Никиты – по имени своего деда). Юрьев-Захарьин перед смертью взял с Годунова клятву, что тот будет заботливым защитником его сыновей.

Власть Годунова всё более увеличивалась. Он уже стал «дворовым воеводой» царя, «наместником царств Казанского и Астраханского». Даже иностранным гостям было тогда понятно, что не Фёдор Иванович, а Борис Годунов правит государством. Возвышением Бориса будет недовольна значительная часть княжеско-боярской элиты.

У царя Фёдора не было детей (единственная его дочь умерла в младенческом возрасте), наследником стола после его смерти мог стать его младший брат царевич Дмитрий. Он был сыном Ивана IV и его последней жены Марии Haгoй.

Особого уважения к вдовствующей Марии Нагой и её родственникам не проявлялось в царском окружении, хотя Фёдор Иванович относился к Дмитрию с нежностью. Мария с сыном жила не в столице, а в городе Угличе, который ещё Иван IV отдал в удел Дмитрию. Этот младший сын царя тоже был очень болен. Дмитрию было 7 лет, когда в 1591 г. в Москву пришло известие, что 15 мая он погиб, по теперешнему выражению, «от колото-резаного ранения в области шеи».

После звона угличских колоколов, оповестивших народ о трагедии, угличане сразу же решили, что виновниками этого страшного события были приставленные к царевичу Борис Битяговский, Кочалов и их товарищи, которых, не дожидаясь расследования, убили.

В Углич отправили следственную комиссию, которая активно включилась в порученную ей ответственную работу. Допросы свидетелей происшествия и тех, кто первыми о нём услышали, кто звонил в колокола и кто это поручал, кто участвовал в убийстве подозреваемых в покушении на жизнь царевича проводились с применением пыток, как тогда и полагалось. В результате был сделан вывод, что царевич «себя поколол ножом сам» во время очередного припадка эпилепсии. В составе комиссии были митрополит Крутицкий Геласий, князь Василий Шуйский, недавно возвращённый из ссылки, и его родственник окольничий Клешнин. Боярская дума согласилась с выводами комиссии, а угличан, виновных в самоуправстве и гибели людей, сурово наказали.

В 1598 г. умер царь Фёдор – последний из рода Калиты, из династии Рюриковичей,[190] правивших Русским государством более семисот лет. Царице Ирине было предложено стать главой государства, но она отказалась, ушла в монастырь. Земский собор, с благословения патриарха Иова, избрал на царство Бориса Годунова. Он – первый избранный царь в России.

Земский собор, на котором и был избран Борис Годунов, отличался от предыдущих Соборов тем, что составлялся не из особых лиц, выбранных от различных сословий Русского государства, как это было раньше, а из тех лиц, которые стояли во главе этих сословий (по выборам или по назначению). На Соборе было немалое количество людей, лично обязанных Борису. Но на эти факты стали обращать внимание гораздо позже.

Венчание Бориса Годунова на царство совершилось 1 сентября – в первый день нового, 1598 г. Тогда новый год в России вплоть до времён Петра I начинался не в январе, а в сентябре.

Свою политическую деятельность при Фёдоре Борис Годунов начал удачно. Он смог отразить нашествие хана Казы-Гирея. В честь этого события в Москве был построен Донской монастырь. Война со Швецией окончилась возвращением России городов Ям, Ивангород и др., а это не удалось Ивану IV. Годунов заложил на Белом море Архангельскую пристань – с тех пор туда могли приходить иностранные суда. Он способствовал освоению Сибири: давал льготы переселенцам в эти новые, необжитые районы cтpaны. При нём строились там города Тобольск, Берёзов и др. Города в Поволжье: Самара, Саратов, Царицын, Уфа – тоже строились при Борисе.

Борис Годунов понимал необходимость дальнейшего развития образования в стране. Он посылал молодых людей учиться за границу, приглашал иностранных специалистов. Он даже хотел открыть школы, даже, возможно, университет, где преподавались бы иностранные языки, но духовенство не одобрило этого плана. Очевидно, оно опасалось проникновения идей католицизма, протестантизма в православную Россию.

Принимая благословение патриарха во время венчания в Успенском соборе Кремля, Борис сказал: «Бог свидетель, что не будет в моём царстве нищего, последнюю рубашку разделю с народом». И действительно, он щедро подавал нищим. При жизни его даже называли «нищелюбом». Есть предположение, что Борис Годунов готовил указ, по которому должно было определять размеры повинности крестьян и тем самым положить конец их безграничной эксплуатации.

Но всё более проявлялись сложности, которые было трудно преодолеть в течение семилетнего царствования Бориса. Многие историки считают, что на экономику страны негативно повлияла внутренняя и внешняя политика Ивана IV. И аргументировалось это тем, что во время опричнины, не только на войне, но и в мирной жизни, в результате насильственных переселений семьи теряли своих кормильцев, близких родственников, друзей. Были ощутимы и огромные материальные потери. Но существует и прямо противоположное мнение: при Иване IV экономическое и политическое положение России укрепилось. Неурожайные годы начала века в значительной мере осложнили ситуацию в стране и явились одной из главных экономических причин зревшей Смуты. Это отмечено во всех источниках того времени. Начались голод, болезни, эпидемии.

Активен был царь Борис в борьбе с голодом. Он пытался бесплатно накормить голодающих, но на всех хлеба за счет царской казны не хватало. Он стремился дать работу всем желающим, но денег, которые они получали, было недостаточно для покупки необходимого количества хлеба. Люди умирали от голода. Кроме того, продолжался процесс закрепощения крестьян после смерти Ивана Грозного. Всё это ухудшало жизнь народа и тоже становилось питательной основой для Смуты, одним из её истоков.

«Борис принадлежал к числу тех злосчастных людей, которые и привлекали к себе, и отталкивали от себя, привлекали видимыми качествами ума и таланта, отталкивали незримыми, но чуемыми недостатками сердца и совести. Он умел вызывать удивление и признательность, но никому не внушал доверия; его всегда подозревали в двуличии и коварстве и считали на всё способным… Этот „рабоцарь“, царь из рабов, представлялся им загадочною смесью добра и зла…» – так характеризовал первого выборного русского царя Бориса Годунова историк В. О. Ключевский.