КалейдоскопЪ

Начало царствования Михаила Романова

В январе 1613 г. на Земском соборе был избран царём Михаил Фёдорович Романов – сын митрополита Филарета. Собор был многолюдным и представлял широкий круг населения России: дворяне, посадские люди, духовенство, даже крестьяне. Хотя, конечно, не все, кто должен был прибыть, смогли добраться до Москвы в условиях разрухи после событий Смуты. Существует предположение: Михаил Романов был избран потому, что страна нуждалась в правительстве общественного примирения. И те силы, которые его поддерживали, понимали необходимость сотрудничества представителей различных политических лагерей. Этому, по крайней мере, не мог воспрепятствовать юный Михаил Романов. Он не был связан ни с одной из оппозиционных друг другу политических групп. В то время, когда его выбирали на царство, он находился с матерью, инокиней Марфой, в Ипатьевском монастыре близ Костромы.

С освобождением Москвы ещё не окончилась война с интервентами. Изгонять врага с территории страны помогали армии ополчения, партизанские отряды, личная инициатива лучших сынов Руси. Сохранились предания о костромском крестьянине Иване Сусанине, который завёл отряд поляков в лесные болота, чтобы они не смогли подойти к месту нахождения Михаила Фёдоровича, только что избранного на царство. Сусанин погиб от рук разъярённых врагов, но они не смогли выбраться из леса.

Когда в середине марта торжественное посольство из Москвы явилось в Ипатьевский монастырь, боярам и князьям, входившим в его состав, пришлось долго уговаривать Марфу, чтобы она, подчинившись воле Земского собора, дала согласие на избрание царём её сына. Опасения матери за судьбу сына были реальны. Не раз русский трон обагрялся кровью в период Смуты. Марфа с возмущением напомнила и о том, что русские люди «измалодушествовались» в годы Смуты и неоднократно изменяли своим правителям, поэтому она не может согласиться на избрание её сына царём. К концу дня обе стороны уже успели устать от продолжительного спора. Но член посольства, рязанский архиепископ, взяв в руки Феодоровскую икону Божией Матери, стал грозить инокине Марфе, что она будет отвечать перед Богом за окончательное разорение государства, если не согласится с решением Земского собора. В конце концов Марфа благословила сына на царство. Через месяц они прибыли в Москву. Так описываются эти события в дореволюционной русской исторической литературе.

11 июля 1613 г. Михаил Романов торжественно венчался на царство. Во время этого события дядя Михаила Фёдоровича Иван Никитич держал шапку Мономаха, князь Трубецкой – скипетр, а князь Пожарский – державу.

На следующий день после венчания на царство князю Д. М. Пожарскому был пожалован высший в Москве сан боярина, а Кузьме Минину – сан думного дворянина. Это давало право Минину заседать в Боярской думе. Сегодня трудно осознать степень наград героям, но из этой информации нам становится понятно, что высший в Москве того времени сан – «боярин» – выше, чем «просто князь» Пожарский, а уж сан «думного дворянина» для лавочника-мясника Минина – точно огромная награда.

Через двести с лишним лет первый в Москве скульптурный памятник будет поставлен в их честь! А на нём – краткая надпись, при прочтении которой и сегодня к глазам подступают слёзы: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия». Памятник был воздвигнут не от имени царя или «от государства», а, как тогда говорилось, «на медные деньги», потому что все хотели принять участие в его установлении: не только богатые, для которых медные деньги – не деньги, но даже и те, для кого они являлись значительной суммой. А таковых в России было большинство.

Отблагодарили и семью Ивана Сусанина: Богдану Собинину, мужу единственной дочери Сусанина – Антониды, была пожалована царём Михаилом Фёдоровичем половина дворцовой деревни Деревнищи «за службу и за кровь тестя его», с освобождением его и его потомства от всяких податей. Но вечным памятником Ивану Сусанину станет опера Михаила Глинки «Жизнь за царя», созданная через 18 лет после того как на Красной площади в Москве появится скульптурное изображение Минина и Пожарского. Может, памятник и надпись на его пьедестале тоже явились осознанием подвига героев и вдохновили русского композитора на создание великого творения.

Царь Михаил станет родоначальником новой царствующей династии – Романовых,[193] которая будет во главе России до февраля 1917 г.

Шестнадцатилетний царь Михаил Фёдорович вступил на стол в тяжелейшее время для Русской земли. Ещё не утихли последствия российской Смуты, интервенции. Разбойничьи шайки и отряды поляков контролировали большую часть страны. Смоленск был в руках Польши. Польскими войсками вообще была занята огромная территория по Днепру и Десне с двумя десятками городов. Королевич Владислав надеялся силой захватить московский стол. В Новгороде были шведы. Татары опустошали южные районы России. В Астрахани находилась «царица» Марина Мнишек с маленьким сыном от Лжедмитрия II (его называли «ворёнком») под защитой атамана Заруцкого, а отец юного царя Михаила был в плену у поляков.

Земский собор разослал от имени царя во все главные города грамоты с просьбой прислать денег, хлеба и других продуктов для русского войска. В 1614 г. были, наконец, схвачены Заруцкий и Марина Мнишек с сыном. Заруцкий и сын Марины были публично казнены, а она сама, когда-то официально коронованная на русский стол, была отправлена в заточение. Под колесо истории попала жизнь маленького мальчика, виновного лишь в том, что был он сыном Лжедмитрия II. А это значило, что, пока он был жив, с его именем могли связывать очередные политические авантюры. Юному, доброму, «послушному» Михаилу Романову суждено было начать своё царствование и с убийства ребёнка. А через 305 лет совершится другое страшное злодеяние. Будет расстреляна царская семья, в том числе и несовершеннолетние дети. И последним из погибших Романовых будет брат царя Михаил Александрович, которому Николай II, отрекшись от стола, передал право правления Россией. Михаилом на исходе Смутного времени началась, Михаилом в не менее смутное время и закончилась августейшая династия Романовых. И ещё одно совпадение. В 1613 г. в Ипатьевском монастыре получит известие Михаил Романов, что он выбран царём. В доме купца Ипатьева погибнет царская семья в 1918 г.

А тогда, помимо польских притязаний на русский стол, была ещё вполне реальной угроза захвата шведами и Пскова. Они довольно упорно осаждали его, хотя взять так и не смогли. В их руках были Новгород и города поменьше на берегу Балтийского моря, а также земли вдоль реки Невы, Ладожского озера – болотистые и бедные. Но Швеции было важно отрезать Россию от моря, не дать ей развиваться, не дать ей возможности общаться со странами Западной Европы, быть полноправным партнёром на международном рынке. Когда русские послы объясняли шведам, что эти земли с древних времён принадлежали России, шведы на притязания России отвечали: «Не отдатите теперь без крови – отдадите потом с кровью». Смута обессилила Россию, и Швеция решила воспользоваться этим. Условились встретиться для переговоров в Столбове.

По Столбовскому мирному договорy со шведами (1617 г.) России были возвращены Новгород,[194] Старая Русса, Гдов, Порхов и Ладога. Но шведы удержали за собой побережье Финского залива с городами Ям, Ивангород, Копорье, Орешек. Таким образом, Россия была совершенно удалена от Балтийского моря, которое было необходимо ей для связей с Западной Европой. Шведы получили от России ещё и двадцать тысяч рублей.

Шведский король Густав-Адольф, довольный выгодным миром, сказал о России: «Теперь этот враг не может без нашего дозволения ни одного корабля спустить в Балтийское море». Русские понимали цену своей потери, но в это время было не до спуска кораблей в Балтийское море. Через сто лет Пётр I блестяще продемонстрирует русские корабли на Балтике. А пока надо было отразить другого врага – Польшу.

В 1618 г. польские войска во главе с королевичем Владиславом, требовавшим признания его русским царём, совершили очередной поход на Русскую землю. Но вскоре уже и поляки устали от ожесточённого сопротивления со стороны России. Их поход закончился в деревне Деулино перемирием на четырнадцать с половиной лет. И хотя Россия уступила Польше Смоленск (вынуждена была уступить), поляки не признали Михаила царём. Владислав ещё надеялся занять русский трон. Произошёл обмен пленными. Тогда и был возвращён отец Михаила Романова митрополит Филарет, который был посвящён в патриархи.