КалейдоскопЪ

Окружение царя

У В. Н. Татищева есть описание одной застольной беседы Петра I со своими ближайшими людьми, состоявшейся в 1717 г. И. А. Мусин-Пушкин, участник Полтавской битвы, сенатор, преданный императору и его политике человек, желая подчеркнуть заслуги Петра, сказал, что он сделал для России гораздо больше, чем его отец. При этом подчеркнул, что все успехи Алексея Михайловича зависели от подбора министров типа Б. И. Морозова. Известно, что Петру были неприятны эти слова. Доволен он остался высказыванием вечного своего оппонента в сенате князя Я. Ф. Долгорукого: «… у тебя с отцом дела разные: в одном ты более заслуживаешь хвалы и благодарности, в другом – твой отец». Он подробно охарактеризовал «дела» того и другого. А по поводу слов Мусина-Пушкина заметил: «Умные государи умеют и умных советников выбирать и верность их наблюдать. Потому у мудрого государя не может быть глупых министров, ибо он может о достоинстве каждого рассудить и правые советы отличить». В этом он был, несомненно, прав. Пётр расцеловал упрямого Долгорукого и тем расстроил своего ближайшего сподвижника, денщика и друга с отроческих лет А. Д. Меншикова, находившегося в оппозиции к высокородному князю Долгорукому.

Кто же они были – «умные советники» царя Алексея Михайловича? Боярин Борис Иванович Морозов, упомянутый Мусиным-Пушкиным, был воспитателем юного царя – тогда ещё царевича Алексея. По характеру деятельности и мировоззрению его можно назвать «западником». Он дарил царевичу заграничные книги, использовал в качестве наглядных пособий на уроках немецкие гравюры, даже иногда одевал его в «немецкое платье».

Особого внимания заслуживает характер ведения Морозовым хозяйства, которое не было типичным для того времени, но являлось предвестником нового в экономике страны. Владения его были расположены в девятнадцати уездах различных климатических зон. В одних он получал изделия из дерева, мёд, мех; в других – баранину, овчину, с Волги – рыбу, паюсную икру и т. д. Он имел винокурни, железоделательный завод в Звенигородском уезде. Хозяйство Морозова было тесно связано с рынком. Не брезговал он и ростовщичеством, что всегда осуждалось православными.

Возможно, именно под влиянием Морозова, своего воспитателя с юных лет, Алексей Михайлович уделял много внимания экономическим нововведениям в своём хозяйстве. В царских вотчинах тоже действовали металлургические, стекольные, кирпичные заводы, но они выпускали изделия лишь для удовлетворения потребностей царской семьи. В хозяйстве Алексея Михайловича много было полезных начинаний. Он вводил пятипольный севооборот, требовал удобрения полей навозом, закупал породистых коров за границей и т. д. Были и неудачные эксперименты. Он пытался создать солеварни в Хамовниках и на Девичьем поле. Но рассол, добытый в этих местах, оказался слабой концентрации. Он пытался в Подмосковье создaть целые плантации тутовых деревьев, чтобы завести шелководческие хозяйства, а в Измайлове иметь бахчи арбузов и дынь, широко распространить разведение винограда и цитрусовых. Несмотря на то, что не всё у него получалось, азарт новаторства у него проявлялся постоянно.

После смерти царя Михаила Фёдоровича Морозов, женатый на младшей сестре супруги государя, в течение нескольких лет – с 1645 по 1648 гг. – являлся фактически главой правительства. Его политическое влияние на царя Алексея Михайловича было весьма ощутимо. Но, достигнув высокого положения, он стал злоупотреблять доверием царя, как, впрочем, и другой царский родственник – боярин Милославский. Об этом знали многие, даже «низы».

Ещё в 1646 г. торговые люди подали царю челобитную (жалобу), в которой указывалось, что иноземцы, особенно англичане, получили благодаря взяткам многие льготы, например привозить товары почти без пошлин. А это ведь и для государственной казны одни убытки. В челобитной указывалось, что при царе Михаиле Фёдоровиче была дана грамота только одному англичанину, Джону Морику, с товарищами, по которой они имели право торговать по всем русским городам. А теперь великое множество иноземцев торгуют беспошлинно. При этом у русских людей, возивших за границу свои товары, главным образом мех, иностранцы не покупали даже соболя «ни на одну копейку», т. к. не хотели, чтобы русские купцы участвовали во внешней торговле. Иностранные торговцы стремились скупать мех оптом в России и потом торговать им за границей.

Иностранным купцам покровительствовал Морозов и другие «сильные люди», поэтому челобитная не имела успеха. Это вызвало недовольство среди московских торговых людей, в том числе и среди «чёрных сотен» – так называлось тогда в Москве нечто вроде общин мелких купцов и ремесленников. Недовольство усилилось после введения прибавочной стоимости на соль. Эти невыгодные для населения новшества считали инициативой не только Морозова, но и окольничих Плещеева и Траханитова.

В дни восстания 1648 г. в Москве, вызванного реформами правительства Морозова, царь, пытаясь спасти этого знатного боярина от расправы толпы, вынужден был отправить его в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь. Восставшие разгромили двор Морозова и дома его сподвижников: окольничего П. Т. Траханитова, думного дьяка Назария Чистого и др. Они требовали выдачи начальника Земского приказа Леонтия Плещеева, Траханитова и Морозова. Первыми двумя пришлось всё же царю пожертвовать. Плещеев, выведенный палачом на площадь, был растерзан толпой. На следующий день казнили Траханитова. Морозова всё же спасла ссылка, но вскоре он вернулся в Москву, и до конца 50-х гг. его влияние на российскую политику не прекращалось.

Историческая память сохранила удивительное соседство зверских, кровопролитных и трогательных до умиления событий бунтующей столицы. Лишь только волнения в Москве приутихли, царь вышел на Лобное место на Красной площади и обратился к народу со словами, в которых обнадёжил собравшихся, что ему всё теперь ясно и он не даёт «злым» людям «волю». Но и народу надо отнестись к Морозову снисходительно. Ведь он так много сделал в юные годы царя. Закончилось обращение царя криками из толпы: «Многая лета царю нашему!»

Близок был к царской особе его постельничий, позже – окольничий, глава ряда приказов Ф. М. Ртищев. В 40-е гг. он устроил школу для молодых дворян. Следом были открыты ещё несколько частных школ. Современники оставили о Ртищеве пространные воспоминания, в которых характеризовали его как абсолютно нечестолюбивого, общительного и доброжелательного человека. Сохранилось особенно много подробностей проявления его милосердия. Говорили, что, путешествуя, он подбирал в свой экипаж встретившихся по дороге нищих, больных. Он лечил их за свой счёт и за счёт «сердобольной царицы», создавал для этой цели госпитали (собирал туда даже пьяных до излечения), для неизлечимо больных – богадельни. Ртищев выкупал пленных у татар, помогал тюремным узникам и иноземным пленникам, в неурожайные годы отправлял голодающим хлеб и т. д. Он, несомненно, имел влияние на царя. Именно благодаря ему при Алексее Михайловиче была основана целая система церковно-благотворительных учреждений.

Ближайшим сотрудником царя являлся глава Посольского приказа А. Н. Ордин-Нащокин. Он происходил из бедной семьи псковских служащих. Ордин-Нащокин относился к тем умным и даровитым людям, которых царь, несмотря на незнатность рода, возвышал, заметив их способности к государственным делам. Не однажды этот боярин удивлял иностранцев твёрдостью и искусством отстаивать интересы России. Он отличался честностью и неподкупностью. В противоположность Ртищеву, Ордин-Нащокин был человеком сложных взаимоотношений с окружающими его людьми. Он стал автором многих «желчных жалоб» царю: не терпел беспорядка и необязательности чиновников любого ранга. По мнению В. О. Ключевского, он обладал «бойким пером», «неугомонной совестью» и, как никто из государственных деятелей XVII в., высказывал уже тогда множество преобразовательных идей и планов, которые после осуществил Пётр I. Он стремился «отрешиться от национальной замкнутости и исключительности» и внушал окружающим, что «доброму» не стыдно поучиться и «у чужих, даже у самих врагов». Многолетняя дипломатическая деятельность давала ему возможность познакомиться с иноземным образом жизни. При этом он хотел понять, что нужно и что нельзя заимствовать из европейской культуры.

У Ордин-Нащокина была разработана целая программа правительственной политики. Он был сторонником абсолютистского государства, но в то же время в период своего воеводства в Пскове пытался осуществить там городское самоуправление. Он приветствовал частную инициативу на местах и содействовал предпринимательству. Ордин-Нащокин стремился освободить внутренний российский рынок от конкуренции со стороны иностранных купцов и требовал ликвидировать привилегии для них на российской территории. В 1667 г. был принят Новоторговый устав, в создании которого сам царь принимал активное участие, а Ордин-Нащокин настоял на том, чтобы было введено строгое территориальное ограничение для иностранных торговцев. Им теперь запрещалось участвовать в розничной торговле. А оптовой торговлей они могли заниматься на окраинах страны, главным образом в Архангельске. Ордин-Нащокин выступал также за устройство кредитных учреждений. А одной из важнейших задач внешней политики России он считал овладение Балтийским побережьем и поэтому говорил о необходимости сосредоточить военные силы только в этом направлении. Он убеждал, что для осуществления этой цели можно даже отказаться от борьбы с Польшей за Украину.

Несколько ранее проектов Ордин-Нащокина в общественно-политической жизни Москвы становятся заметными пропагандистские выступления о необходимости объединения славян некоего Юрия Крижанича, хорвата по происхождению. Он был приглашён в Россию для исправления богослужебных книг, но в 1661 г. был сослан в Тобольск, будучи заподозренным, и небезосновательно, в пропаганде католицизма. Там он пробыл пятнадцать лет, потом вернулся в Москву, а затем благополучно отправился за пределы России. Но в ссылке он создал программу преобразований в России, которая отразилась в его сочинении «Думы политичны» («Политика»). Судя по этой книге, он был сторонником мудрого самодержавия, поэтому осуждал деспотические методы управления. Судьбу России Крижанич видел неотъемлемой от судьбы всех славянских народов. Россия должна их объединить, ликвидировав религиозные разногласия братских народов путём перехода их, в том числе и России, к католицизму. Возможно, он искренне переживал за судьбу славянских народов. Но в нём видели агента католической церкви, которая, испытывая в то время огромные трудности после событий Реформации, всячески стремилась укрепить свои пошатнувшиеся позиции в Европе за счёт окатоличивания неподвластных ей народов, в том числе и российского населения. Кроме того, папа Римский не оставлял надежды использовать славянские народы для борьбы с Османской империей. Но католическая церковь в течение нескольких веков была слишком агрессивна по отношению к православным славянским народам и к идее их объединения. Поэтому пропаганда ставленника католицизма Крижанича, хоть и была направлена на объединение славян, на утверждение идеологии прогресса, но не смогла встретить сочувствия в России, так как это объединение должно было произойти под знаменем католической церкви. Эта программа с самого начала являлась утопичной и не была принята в России. А вскоре о ней просто забыли.

Но это не значило, что в России полностью отрицали западную культуру. Преемником Ордин-Нащокина по Посольскому приказу стал Артамон Сергеевич Матвеев. Это был разносторонне образованный человек европейского типа. В доме у него собирались интересные люди. Здесь могли обсуждаться насущные проблемы России и её отношения со странами Западной Европы. Любил здесь бывать и сам царь Алексей Михайлович. Именно в доме Матвеева он познакомился с Натальей Кирилловной Нарышкиной, ставшей в 1671 г. женой царя после смерти его первой супруги.