КалейдоскопЪ

Основные события в годы царствования Алексея Михайловича

В царствование Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим, имели место важные события и в политической, и в социально-экономической, и в культурной жизни страны, а также в законодательной области.

В 1649 г. Земским собором был принят свод законов русского государства. Он назывался «Соборное уложение» и являлся основным законом России до первой половины XIX в. «Соборное уложение» было первым московским государственным сводом, касающимся религии и Церкви. А ведь о них даже не упоминалось в «Судебнике» 1550 г. Они тогда вошли в особый свод церковного права – «Стоглав» (1551). Само содержание «Соборного уложения» не просто знакомит с законами, но и даёт яркую, разностороннюю картину жизни, определяет систему ценностей средневекового общества, менталитет русского человека того времени. Остановимся на содержании некоторых глав. Глава I посвящалась защите власти и православной веры и правильному проведению церковной службы. Смертной казнью должно было наказываться богохульство, а дурное поведение в церкви – биением кнутом. В главе II говорилось об охране царского здоровья, власти и величия государя. В главе III – о предотвращении каких-либо неверных действий при царском дворе. Смертная казнь была наказанием за государственные или другие серьёзные преступления (например, тем, кто сдал город врагу или ввёл на российскую территорию иноземные войска и т. д.), за меньшие полагалась тюрьма или избиение кнутом. Главы II и III были основными, а всего было двадцать пять глав.

По законам «Уложения…» были суровы также и наказания за уголовные преступления – сожжение, четвертование и т. д. В западноевропейских странах наказание преступников было даже более жестоким. Например, во Франции приговорённого разрывали на части, привязывая его к лошадям; в Англии за незначительную кражу наказывали повешением; в Германии огромное количество женщин, обвинённых в колдовстве, погибло на костре. Так что законы России мало отличались от уголовного права западноевропейских стран.

В «Соборном уложении» впервые выделены государственные преступления как таковые. В «Уложении…» было законодательно оформлено крепостное право. Крестьяне навечно прикреплялись к земле и не имели права без ведома барина никуда уехать. Они обязаны были отдавать ему оброк (натуральный – часть урожая, и денежный). Крестьяне должны были работать на поле феодала (барщина). Барин же был их судьёй. Крепостное состояние передавалось по наследству.

Были, естественно, и у царской семьи крепостные крестьяне, на плечи которых тяжким бременем ложилась поддержка образцового порядка в селе Измайлово, – ведь работали на государя. Всякое начало сельских работ обставлялось набожным царём торжественно, в соответствии с церковным церемониалом: водосвятием, окроплением полей, пением молитв и соответствующих стихир.[198] Крестьяне, которые работали на виду у царя и его семьи, должны были быть нарядно одетыми, в красивых головных уборах. А по праздникам парни и девушки ещё и водили перед ними хороводы, пели песни. В награду за это царевичи и царевны угощали крестьянскую молодёжь сладостями, а кому-то из них доставались и мелкие монеты. Когда во дворце были пиры, то крестьян угощали ещё и вином, а беднякам раздавалась щедрая милостыня. Но это не значит, что царские крепостные за «нерадение» не могли получить определённое взыскание. На полях владений царя Алексея Михайловича стояли высокие деревянные башни-смотрильни, с которых приказчики наблюдали за работающими крестьянами. А провинившиеся в чём-либо могли быть в наказание биты, посажены в тюрьму и т. д. – так же, как в любой другой вотчине боярина, в поместье дворянина. В то время наиболее вольнолюбивые крестьяне бежали от своего барина. Некоторые из них становились казаками. То же было в царском имении Измайлово. Так, в 1663 г. туда было переселено 664 крестьянские семьи, а через тринадцать лет их осталось лишь 183. По этому поводу был даже сделан специальный доклад царю, в котором говорилось: «… а которые крестьяне в остатке, и те наготове бежать».

Подобного рода сопротивление барскому гнету всё же носило мирный характер. Но при царе Алексее Михайловиче поднимались и крестьянские восстания, которые переросли в настоящую войну против угнетателей. Предводителем взбунтовавшихся крестьян и казаков был атаман Степан Тимофеевич Разин (1630–1671). До этого он воевал с крымскими татарами, с турками в составе русской армии. Старший его брат, тоже атаман донских казаков, в 1665 г. участвовал в походе князя Юрия Долгорукого против поляков. Однажды он попросил князя отпустить его домой, т. к. считал, что служит русскому царю по своему хотению, а не по долгу. Князь отказал ему. Тогда атаман ушёл самовольно. Его догнали и казнили по приказу Долгорукого, который не мог себе представить, что в ответ на это братья казнённого, Степан и Фрол, станут зачинщиками и участниками кровавых событий крестьянской войны, давно зревшей, ожидавшей лишь повода для её начала.

В 1667 г. Степан Разин с отрядом казацкой голытьбы совершил походы на Волгу и Яик, в 1668–1669 гг. – по Каспийскому морю в Персию. Весной 1670 г. он стал уже вождём крестьянской войны, в ходе которой, как отмечают многие историки, он проявил себя как опытный организатор и военачальник.

В «прелестных письмах» Стеньки к народу говорилось: «Я не хочу быть царём, хочу жить с вами как брат… я пришёл дать вам волю». Разбой у разинцев сочетался с щедрыми подарками обездоленным. Например, захватив Астрахань, казаки три недели подвергали город насилию и грабежу. Мучительной смертью погибли те, кто хоть как-то «обижал» народ. Тут же только что овдовевших дворянских жён заставляли идти под венец с казаками. Священников, которые отказывались совершать эти церковные обряды, топили, бросая в воду. В городе на площадях лежали изрубленные, замученные люди. Безжалостно уничтожали не только бояр и дворян, но совершались театрализованные казни царских законов: их сжигали принародно на площади.

Историк Н. И. Костомаров отмечал: «Ненависть к боярам, воеводам, приказным людям и богачам, доставлявшим выгоды казне и самим себе, – приводила к тому, что жители перестали смотреть на разбойников как на врагов своей страны, лишь бы только разбойники грабили знатных и богатых, но не трогали бедняков и простых людей; разбойник стал представляться образцом удали, молодечества, даже покровителем и мстителем страждущих и угнетённых».

Пострадали от сподвижников Разина и церкви. Когда Степану кто-то из его окружения посоветовал восстановить разрушенные и сожжённые храмы, он равнодушно отверг это предложение.

Патриарх на первой неделе поста предал анафеме «вора и богоотступника и обругателя Святой Церкви» Стеньку Разина со всеми его единомышленниками.

Атаман Разин будет взят представителями власти не в честном бою. Его предадут приближённые ему казаки. Не менее страшны, чем разинский, «театр» казни и расправы с восставшими которые состоятся по воле царского правительства. Н. И. Костомаров приводит слова современника тех событий: «Страшно было смотреть на Арзамас: его предместья казались совершенным адом; стояли виселицы, и на каждой висело по сорока и пятидесяти трупов, валялись разбросанные головы и дымились свежею кровью; торчали колья, на которых мучились преступники и часто были живы по три дня, испытывая неописуемые страдания».

Казнили Степана Разина в Москве при огромном скоплении народа. Уже перед казнью, спокойно выслушав смертный приговор, оборотясь к церкви, он перекрестился, поклонился на четыре стороны со словами: «Простите!» и мужественно принял смертные муки четвертования. И, несмотря на разбойные дела Стеньки, официально провозглашённую церковью анафему в его адрес, народ опоэтизирует даже явные грехи атамана, будет сочинять легенды о его чудесном спасении и посвятит ему песни и сказания.[199]

Таким образом, в Стеньке сочеталось многое и разное. В исторической памяти он – и народный заступник, и разбойник, и закононенавистник, и душегуб, и свободолюбец. Он был доступен и прост в обращении с самыми низшими слоями народа, любил братские пиры, красивые парчовые одежды. По народным преданиям, он был необыкновенно красив и силён. Наверное, не случайно пленного Стеньку везли к Москве переодетым в нищенское тряпьё. Говорят, он задумчиво стоял в клетке на телеге, за которой шли люди, очевидно, провожая его кто проклятьями, а кто сочувственным взглядом.

Его родной брат и соратник Фрол (?-1676) в 1670 г. был участником походов Степана к Астрахани и Царицыну. Он командовал повстанческими отрядами на верхнем Дону. Как и Стенька, в 1671 г. он был взят в плен и приговорён к казни. При виде ужасной сцены казни брата Степана он униженно стал умолять палачей приостановить исполнение своей казни и обещал раскрыть какую-то «государственную тайну». Его просьбу выполнили, и ему суждено было пережить брата на пять лет. Казнь его так и не состоялась.

Сохранились имена некоторых продолжателей разбойных дел Стеньки: атаман Васька Ус, а после его смерти – Федька Шелудяк, Алёшка Каторжный, Алёшка Грузинов. Но постепенно будут подавлены и последние вспышки восстаний – остатков крестьянской войны.

В царствование Алексея Михайловича, почти за двадцать лет до разразившейся крестьянской войны под руководством Разина, произошло событие, которое историки назовут «воссоединением Украины с Россией» и которое и в наши дни снова станет предметом дискуссий. Первая волна освободительного движения украинского народа (казаки, крестьяне, жители городов, мелкая и средняя украинская шляхта) против поляков поднялась в 20-30-е годы XVII в. Это было сопротивление не только национальному, но и феодальному, религиозному притеснению украинцев со стороны поляков, но оно потерпело поражение. Известно, что ещё в 1625 г. к отцу Алексея Михайловича – царю Михаилу Фёдоровичу и патриарху Филарету митрополит киевский Иов Борецкий обращался с просьбой о принятии Малороссии и запорожских казаков «под их государственную руку». Но царь не решился на новую войну с Польшей, хотя обнадёжил своих единоверцев в покровительстве, если снова обнаружатся притеснения православных. В1648 г. по той же причине при патриархе Иосифе, уже Богдан Хмельницкий – предводитель украинских казаков – просил о принятии Малороссии в подданство Москвы. В ответ Иосиф лишь предложил казакам переселиться в Россию.

40-е – начало 50-х г. XVII в. – яркий этап борьбы за национальную независимость украинского народа. Его центром стала Запорожская Сечь, где формировались войска вольного казачества во главе с Богданом Хмельницким. Он имел огромный авторитет среди народных масс. Его преданность Украине, проявленные в боях мужество и военный талант вселяли уверенность в победе и чувство праведности борьбы с угнетателями. В 1648 г. восставшие победили поляков в нескольких воеводствах. 8 августа 1649 г. был подписан Зборовский мир, по которому Богдан Хмельницкий был признан Польшей гетманом, а под его начало определялось сорок тысяч реестровых (тех, кто получал жалованье за службу) казаков. Казаки получили право на самоуправление в Киевском, Черниговском, Брацлавском воеводствах. На этих территориях было запрещено пребывание польских войск и иезуитов, но польские феодалы имели право вернуться в свои владения.

Условия Зборовского мира вызвали недовольство и со стороны польской шляхты, и со стороны украинских крестьян, которые не желали возвращения польских феодалов на их историческую родину. Тем более что с середины XVI в. поляки имели право смертной казни по отношению к своим крепостным. Военные действия возобновились на следующий год после подписания мира.

Помимо дипломатической, экономической, военной поддержки России, украинцы имели союзнические отношения с ханом Ислам-Гиреем. Но, подкупленный поляками, он предал союзников и увёл свою конницу накануне сражения под Берестечком, состоявшегося в июле 1651 г. Восставшие потерпели поражение.

Только в сентябре под Белой Церковью удалось остановить наступление польских войск. Условия заключённого там мира были тяжёлыми для Украины. До двадцати тысяч сокращался реестр казаков. Только Киевское воеводство осталось в казачьем самоуправлении. Гетман лишался права самостоятельных внешних сношений. Вся полнота власти над зависимым населением возвращалась польской шляхте. Но начались новые выступления против угнетателей, и даже были некоторые успехи в Приднепровье, но Речь Посполита вновь одерживала победы, собрав 50-тысячное войско. Хмельницкий понимал степень опасности этих побед для Украины.

После погрома гетманом Радзивиллом Киева, когда соборную церковь Богородицы разграбили, в Печерском монастыре иконы пожгли, в Софии Киевской казну забрали, Хмельницкий вновь обратился в Москву с просьбой о присоединении «единоверных к единоверным», перечислив результаты этих польских погромов. Он просил покровительства у нового патриарха Московского – Никона, который повлиял на решение царя удовлетворить просьбу украинцев. А ведь не все из окружения самодержца были согласны с ним.

Ближайший сотрудник царя, глава Посольского приказа, государственный канцлер А. Н. Ордин-Нащокин, считал, что присоединение Малороссии не главная проблема России, и что крепкий союз России с Польшей прекратит «шведские козни», а значит, можно будет напрямую выйти к Балтийскому морю. Он даже предполагал династическое соединение с Польшей. А уж к объединившимся славянам присоединятся молдаване, валахи, турецкие христиане. Царь Алексей Михайлович пренебрёг советами Ордин-Нащокина, очевидно, посчитав надежды государственного канцлера утопическими.

10 мая 1653 г. Земский собор в Москве принял положительное решение в ответ на просьбу Хмельницкого. В этой связи русское посольство отправилось на Украину, где 8 января 1654 г. Большая Рада Украины в Переяславле приняла решение о воссоединении Украины и России. В результате, помимо реальной помощи украинскому народу в его освобождении от польского гнёта, пришёл конец административному разделению русской церкви на две митрополии – на русскую и киевскую. И в этом не последнюю роль сыграл патриарх Никон.

Украина вошла в состав России на правах автономии. Там сохранилась выборность гетмана, признавались органы местного управления, сословные права дворянства и казацкий старши€ны. Гетман имел право внешних сношений со всеми странами, кроме Польши и Турции. Устанавливался казачий реестр в шестьдесят тысяч человек.

Но Речь Посполита не могла примириться с отделением от неё украинских земель. В 1654 г. началась война. Она закончилась лишь 31 января 1667 г. Андрусовским перемирием. И Россия получила Смоленск, Дорогобуж, Белую Церковь, Красный Невель, Северскую землю с Черниговом и Стародубом. Польше пришлось признать воссоединение Левобережной Украины с Россией. Правобережная Украина и Белоруссия оставалась в Речи Посполитой, Запорожская Сечь – в совместном управлении России и Речи Посполитой. Эти условия были окончательно закреплены в 1686 г. «Вечным миром» с Речью Посполитой.

Россия и Польша объединились против турецко-татарской агрессии, что также явилось условием «Вечного мира», а это вынуждало Россию расторгнуть заключённый в 1681 г. Бахчисарайский мир с Турцией, по которому обе стороны соглашались на двадцатилетнее перемирие.

Одновременно с русско-польской войной (1654–1667) Россия была в состоянии войны со Швецией (1656–1658) и пыталась возвратить балтийское побережье, которое осталось за Швецией по Столбовскому миру 1617 г. В 1661 г. в Кардиссе (между Юрьевом и Ревелем) был подписан мир, по которому территория в устье Невы и ливонские земли так и оставались за Швецией. Россия пока не в силах была что-либо здесь изменить.