КалейдоскопЪ

Замосковный край и его значение

Центром российской государственности по праву считался Замосковный край, включавший Владимирское, Московское, Суздальско-Новгородское и Тверское княжества, обладавшие плотным населением. Крупнейшими после Москвы, Великого Новгорода и Пскова городами России были Вологда, Ярославль, Нижний Новгород. Вологда, находясь на пересечении торговых путей, шедших с Поволжья на север и с севера в центр государства, стала играть важную роль и во внешней торговле – через Северную Двину и Архангельск, не утратив функций посредника между Поморьем и центральными московскими областями. По переписным книгам 1627 и 1678 гг. количество жилых дворов в Вологде увеличилось с 1000 до 1420. По этому показателю после Смутного времени она уступала только Москве (4845 дворов) и Ярославлю (2236 дворов). Из Ярославля шли дороги на Нижний Новгород, Галич, Вологду, Белоозеро, а также на юг через Москву и Углич. Между Ярославлем и Москвой располагались Троице-Сергеев монастырь, находящиеся в упадке Переяславль-Залесский и Ростов Великий – резиденция митрополита. Недалеко от Ярославля разместились на берегах Волги Романов с Борисоглебской слободы, которые образовывали людную торгово-промышленную пристань. Ближайшей к Москве речной пристанью с выходом на верхнюю Волгу был Дмитров, сильно пострадавший в Смутное время. Далее на дороге в Шексну и устье р. Мологи расположился Углич, а на дороге в Устюжну и верховья Мологи – Кашин с Бежецком. Население этих городов в XVII в. было также сравнительно небольшим. Торговая дорога, связывающая Великий Новгород с Замосковным краем, делала Устюжну Железнопольскую центром территории, прилегающей к реке Молога. А важнейшим центром Белозерского края являлся Кириллов монастырь. От Белого моря до Москвы были разбросаны его земельные и промысловые владения.

Галицкий уезд, сравнительно быстро оправившись от разорений Смутного времени, согласно росписям 1678 г., по численности населения занимал пятое место среди центральных московских уездов. С Волгой он сообщался через Кострому, которой принадлежало первое место среди пристаней между Ярославлем и Нижним Новгородом. Уже в 1628–1630 гг. там было 1633 двора, 489 лавок и амбаров. Остальные города-пристани – Кинешма, Плес, Балахна, Юрьевец-Поволжский значительно уступали Костроме по численности населения и роли в хозяйственной жизни Замосковного края. Нижний Новгород сумел и в Смутное время сохранить свое население. По писцовым книгам 1621 г., из 1900 дворов пустыми было только 7 дворишек и 34 дворовых места.

Особенностью Владимирского края являлось сравнительно небольшое количество дворов в городах (Владимире, Суздале, Шуе, Лухе, Юрьеве-Польском, Гороховце) и высокий уровень плотности уездного населения, активно занимающегося промыслами и торговлей. Тверские города, несмотря на соседство с волоками между новгородскими реками и Волгой, не стали торговыми центрами, поскольку новгородцы полностью контролировали торговлю с Низовской землей, которая простиралась от Нижнего Новгорода на юг. Первоначальная близость с рубежами предопределила преимущественно военный характер Твери, Ржева, Зубцова и Старицы. Такую же роль крепостных прикрытий играли города, расположенные на юге от Тверских мест в верховьях Москвы-реки и по Оке: Волок Ламский, Руза, Можайск, Боровск, Верея, Малый Ярославец, Серпухов, Кашира, Коломна, Муром, Арзамас. По мере расширения границ Российского государства многие из них превращались из пограничных укреплений в обычные поселения с малолюдным посадом.