КалейдоскопЪ

Социальные конфликты в 30—50-е годы XVIII в.

Усиление крепостничества во второй четверти XVIII в., тяжелые условия жизни при частых неурожаях вызывали недовольство, побеги и волнения крестьян. И хотя больших восстаний не было, правительство было озабочено социальной нестабильностью в помещичьих, монастырских и дворцовых владениях. В неурожайный 1734 г. произошли массовые побеги крестьян дворцовых вотчин Подмосковья, Смоленской, Нижегородской и др. губерний. В 1730, 1732, 1736 гг. отмечались побеги крестьян от рекрутских наборов, несмотря на посылку для их поимки специальных воинских команд («для искоренения воров и разбойников»). В 1742 г. Сенат констатировал запустение многих помещичьих имений. Беглые крестьяне пытались укрыться от помещиков и властей в раскольничьих слободах и скитах Севера, Поволжья, верховьев Дона и др. местах (в том числе и в пределах Польши). В 1743 г. произошли волнения в Терюшевской волости Нижегородской губернии, распространившиеся на монастырских и дворцовых крестьян Арзамасского и Ардатовского уездов, а вскоре перекинувшиеся и в помещичьи владения Воронежской губернии.

В начале 50-х годов особенно крупными были выступления крестьян и фабричных людей Калужского уезда, купленных Демидовыми и Гончаровыми к своим заводам. С конца 50-х годов активизируются почти не прекращавшиеся волнения крестьян церковно-монастырских вотчин (Суздальского Спасо-Евфимьева, Белевского Преображенского, Курского Знаменского и др. монастырей). Широкий масштаб приобрели волнения вятских монастырских крестьян, считавших себя государственными, незаконно записанными за монастырями (например, Вятским Успенским Трифоновым). Эти волнения в 1751 г. переросли в вооруженное сопротивление представителям вотчинной и правительственной администрации.

Неспокойно было и на окраинах страны. В 1735 г. в Башкирии вспыхнуло восстание в связи с изъятием части башкирских земель для постройки Оренбурга и крепостей по р. Яик. Ряд башкирских феодалов выдвинули даже программу отказа от русского подданства, избрав в 1740 г. ханом Карасакала. Восстание сопровождалось осадой городов – Осы, Мензелинска, Билярска, Елабуги и Далматовского монастыря. Правительству удалось подавить восстание, используя военные отряды и проведя в Башкирии административную реформу, которая заменила потомственных старшин выборными. Была установлена их ответственность за действия подчиненных им общинников. В итоге реформа ослабила позиции старой феодальной башкирской знати, усилив роль местной правительственной администрации и перешедших к оседлости старшин, зависевших от присылаемых из центра управителей. Рост землевладения русского дворянства в Башкирии и переселение сюда крепостных русских крестьян способствовали переходу к оседлости и рядовых башкир-кочевников и усвоению ими земледельческих навыков и бытовых элементов русской культуры.

В правление Елизаветы Петровны в связи с созданием на южном Урале новых заводов (Кыштымского, Златоустовского, Авзяно-Петровского и др.) у башкир были изъяты на заводские нужды обширные земельные угодья. Тогда же настойчиво проводилась насильственная христианизация башкирского населения. В 1754 г. правительство предписало башкирам покупать только казенную соль вместо выпаренной из местных соляных озер. Такого рода насильственная политика вызывала недовольство среди различных слоев башкирского народа – рядовых общинников, старшин, представителей мусульманского культа. В 1755–1757 гг. в Башкирии произошло восстание под предводительством муллы Батырши Алиева, которое было подавлено присланными сюда полками регулярной армии и донскими казаками. Батырша был схвачен и закончил свои дни в 1762 г. в казематах Шлиссельбургской крепости.

Социальный протест трудовых масс находил выражение также в самозванческом движении. Народ верил в благие намерения «хорошего» царя. В 1733 г., например, был казнен беглый солдат Ларион Стародубцев, объявивший себя среди донских казаков царевичем Петром Петровичем – сыном Петра I. Одновременно с ним в Тамбовском уезде действовал под именем царевича Алексея Петровича беглый крестьянин Тимофей Труженин. В 1738 г. в селе Ярославле на Десне «царевичем Алексеем Петровичем» объявил себя работный человек Иван Миницкий. Появлялись самозванцы и в других районах государства. Самозванчество жестоко преследовалось правительственной администрацией не только потому, что оно подрывало авторитет действующего монарха, но и давало обездоленному люду надежду на изменения к лучшему его тяжелой жизни и, прежде всего, ослабления крепостнического режима, предоставления земли и социально-правовых вольностей.