КалейдоскопЪ

Участие России в Семилетней войне

Участие России в первых шести годах общеевропейской по своему характеру Семилетней войны (1756–1763) выявило новые черты ее внешней политики. Речь идет прежде всего о резко возросшей внешнеполитической активности России, значительном усилении ее влияния на международные дела. Отвергнув попытки европейских держав превратить ее во вспомогательный элемент различных политических комбинаций, Россия окончательно стала важнейшей самостоятельной частью европейской политической системы.

Семилетняя война (1756–1763) явилась результатом противоречий европейских держав Англии и Франции, из-за колоний в Северной Америке (Канаде) и в Индии, а также между Пруссией и Австрией из-за германских территорий. Эти противоречия надолго определили вектор европейских международных отношений, вплоть до середины XIX в. По словам главы английского кабинета У. Питта, эта война должна была на «немецком поле битвы разрубить гордиев узел англо-французских противоречий». Англия, стремясь изолировать Францию, в начале 1756 г. подписала конвенцию с Пруссией о взаимопомощи в предстоящей войне. России пришлось пойти на заключение русско-австро-французского союза, на чем настоял вице-канцлер М.И. Воронцов, несмотря на попытки канцлера М.П. Бестужева-Рюмина удержать Россию в рамках союзных отношений с Англией и Австрией.

Захватив промышленную Силезию, осуществив в своей стране крупные реформы, Фридрих II превратил Пруссию в сильное милитаристское государство. При населении в 2,5 млн человек численность армии достигала 200 тыс. Лелея далеко идущие захватнические планы, прусский король действовал беззастенчиво. «Не говорите мне о величии души, – говорил он английскому дипломату, – государь должен иметь в виду только свои выгоды». Неустойчивое равновесие в Европе было нарушено. Угроза со стороны Пруссии привела к союзу двух традиционных соперников: Австрии и Франции (1756).

Усиление Пруссии, ее стремление к захвату чужих земель вызвали тревогу и в России. Особенно беспокоили правительство России непрекращающиеся антирусские происки Фридриха II в Турции и Швеции, его попытки усилить свое влияние в Польше и Курляндии – соседних с Россией государствах.

Летом 1756 г. прусские войска без объявления войны вторглись в Саксонию и, разбив австрийские войска, поспешившие ей на помощь, заставили капитулировать саксонскую армию. Это побудило Россию присоединиться к антипрусской коалиции, в состав которой входили также Швеция и Польша. Пруссию поддерживала Англия, стремящаяся ослабить Францию, своего соперника в колониальной войне в Америке, сохранить свои позиции в Европе. Такова была расстановка сил накануне решающих сражений. Каждая из сторон имела при этом и свои территориальные интересы.

Со времени Петра I, создавшего сильную армию и мощный флот, прошло немало лет. Русские войска во многом утратили боеспособность. Для ее восстановления требовалось время. Это учитывал Фридрих II. Его план заключался в том, чтобы разбить членов коалиции поодиночке. Россия медлила с решительными мерами. Только летом 1757 г., в условиях, когда армии Австрии и Франции потерпели тяжелые поражения, русская армия под командованием фельдмаршала С.Ф. Апраксина вступила на территорию Восточной Пруссии. 19 августа 1757 г. у деревни Гросс-Егерсдорф произошло решительное сражение. Противник неожиданно атаковал колонны русских войск при выступлении их из лагеря. Несмотря на сильный артиллерийский и ружейный огонь, русские оказывали стойкое сопротивление, но потери их были велики. Участник сражения А.Т. Болотов вспоминал: «Победа неприятеля получена была уже наполовину». Исход бытвы решила внезапная атака находившейся в резерве бригады генерал-майора П.А. Румянцева, который действовал по собственной инициативе. Пробираясь через густой лес, использовав эффект неожиданности, она в решающий момент появилась на поле боя. Дело довершила штыковая атака русской пехоты. «Прежняя прусская храбрость, повествует А.Т. Болотов, – обратилась в трусость… не прошло и четверти часа, как пруссаки… без всякого порядка и строя побежали». Таким образом, победа была одержана благодаря инициативе, проявленной командирами, и храбрости русских солдат. Сам же Апраксин как командующий действовал пассивно и не только не стал преследовать побежденных, но отвел войска к своим границам. Причина этого заключалась в том, что он принадлежал к той придворной группировке, которая ориентировалась на наследника российского престола, Петра Федоровича, который был горячим поклонником Фридриха II. Получив известие о болезни Елизаветы Петровны, которая, как полагали, могла окончиться ее смертью, он, вопреки интересам России, ожидая перемены во внешней политике, отдал приказ о возвращении войск на свои базы. Елизавета Петровна выздоровела. Апраксин, отданный под суд, скончался, находясь под следствием. Новым главнокомандующим назначен был В. Фермор, по происхождению англичанин, находившийся на русской военной службе.

Кампания продолжалась и в следующем, 1758 г.: летом произошло сражение при Цорндорфе. В. Фермор, неправильно оценив местность, расположил войска так, что фланги оказались неприкрытыми, а в тылу у армии простирались болота. Господствующие же высоты были в руках противника. Пруссаки применили свой излюбленный прием «косой атаки», при котором главные силы атакующих сосредотачивались на одном фланге с целью охвата войск противника. Атака сопровождалась сильным артиллерийским огнем. В решающий момент Фермор бежал с поля боя. В отражении атаки пруссаков огромную роль сыграла русская артиллерия. Как свидетельствовал капитан прусской службы, русская армия сражалась храбро и мужественно, «являя зрелище, которого доселе не видывало примеров». Обе стороны понесли тяжелые потери. Каждая из них полагала себя победительницей. Поведение же В. Фермора стало предметом специального расследования.

Решительную победу в Семилетней войне русская армия одержала у деревни Кунерсдорф близ Франкфурта-на-Одере (лето 1760 г.). «Наша артиллерия, – доносил новый главнокомандующий генерал-фельдмаршал П.С. Салтыков, – великий неприятельской кавалерии и супротивным их батареям вред причиняла». Потери прусской армии только на поле сражения достигали 17 тыс. человек. Было захвачено 26 знамен и 172 орудия. Армия Фридриха II была полностью разгромлена. В сентябре 1760 г. части русской армии генерала З.Г. Чернышева подошли к Берлину, столице Пруссии. Ее взятие произвело на современников огромное впечатление и стало еще одним свидетельством боевой мощи русской армии.

Летом следующего,1761 г., П.А. Румянцев захватил сильную военно-морскую крепость Кольберг. С моря ее блокировали корабли русского военно-морского флота. Положение Пруссии было чрезвычайно тяжелым. В письме своему брату, принцу Генриху, Фридрих II писал: «Если вопреки нашим надеждам никто не придет к нам на помощь, – прямо говорю Вам, что я не вижу никакой возможности отсрочить или предотвратить нашу гибель». Помощь пришла неожиданно: смерть Елизаветы Петровны в декабре 1761 г. возвела на престол Петра III – ярого поклонника Фридриха II. С Пруссией был заключен мир. Ей не только были безвозмездно возвращены территории, завоеванные русскими войсками в результате кровопролитных сражений, но Фридрих II еще и получил в свое распоряжение 20-тысячный корпус русской армии для борьбы против бывших союзников России.

Русские победы в Семилетней войне способствовали возрастанию авторитета России в Европе. Укрепилась безопасность ее западных границ. Война стала хорошей школой для русских вооруженных сил. В ходе ее впервые проявился военный гений великих полководцев П.А. Румянцева и А.В. Суворова.