КалейдоскопЪ

Колонии иностранцев

О понимании малой эффективности труда принудительного свидетельствует, в частности, попытка наглядно показать преимущества труда свободного путем создания широкой сети образцовых хозяйств, основанных на вольном труде. В условиях крепостной России такая миссия возлагалась на иностранных поселенцев из стран Западной Европы. Указ о приглашении в Россию желающих заниматься сельским хозяйством был издан уже через несколько месяцев после воцарения Екатерины II – 14 октября 1762 г. Условия, которые были предложены, впечатляют. Иностранцам была обещана возможность заниматься сельским хозяйством «на самых плодородных в мире землях». Здесь их должны были разместить в заранее построенных домах, обеспечить домашним скотом и хозяйственным инвентарем. Все это предлагалось за ссуду, выплата которой малыми долями должна быть погашена в течение длительного времени. Поселенцам даровалось самоуправление, свобода вероисповеданий, запрещалось только строить монастыри. Наряду с сельским хозяйством они могли заниматься промысловой деятельностью, учреждать ярмарки и торги, вести торговлю как внутри государства, так и с другими странами. На длительное время они освобождались от всех повинностей, включая рекрутскую. И все это в крепостной России, в условиях ужесточения здесь крепостного права. О масштабах замысла свидетельствует размер ассигнований: в годы правления Екатерины на это было отпущено свыше пяти миллионов рублей – сумма по тем временам огромная.

Практическая реализация намеченного была тщательно продумана. В Петербурге создано было специальное учреждение: Канцелярия опекунства иностранцев, ведавшая переселенческим делом. Во главе канцелярии поставлен был тогдашний фаворит Екатерины II Алексей Орлов, наделенный самыми широкими полномочиями. Xарактеризуя его деловые качества, Екатерина выделяла исполнительность и исключительную энергию в осуществлении порученного, что также подчеркивало то значение, которое придавалось новому предприятию. Канцелярии опекунства была подотчетна вся сеть учреждений, создаваемых на местах, ведавших отмежевыванием земли. При этом им предписано было учитывать даже то, чтобы, во избежание возможных столкновений, представители разных религиозных конфессий не соседствовали друг с другом. Земли для переселенцев выделялись в центральных губерниях России, а также в Петербургской. Но основными местами обитания должны были стать полупустующие тогда земли Среднего Поволжья и Северного Причерноморья.

В странах Западной Европы создана была система вербовочных пунктов. Столь широко задуманное мероприятие надежд, однако, не оправдало. Причин было несколько. Быть может, главная заключалась в том, что, несмотря на хорошо поставленную службу вербовки, вместо ожидаемых трудолюбивых и знакомых с агротехникой земледельцев, искусных ремесленников в Россию отважились приехать немногие, прежде всего искатели легкой жизни, значительная часть которых состояла из деклассированных элементов, отверженных обществом. К тому же намеченные в Петербурге меры по своевременному отмежеванию земель, строительству домов и выполнению прочих условий осуществлены не были. На окраинах немногочисленное местное население встретило пришельцев недружелюбно. Помещики же, в условиях развития рыночных отношений, сами зарились на плодородные земли. Местная администрация сразу же увидела здесь источник наживы. Российская действительность, таким образом, опрокинула предложенные правительством преобразовательные планы, показав их иллюзорность. Уже через два года, в условиях, когда новоявленные колонисты, привезенные на неосвоенные земли, оказались иждивенцами у казны, приток новых решено было до времени приостановить. Разрешение было возобновлено только в 70-х годах, по прошествии более 10 лет и имело уже иные цели: способствовать заселению необжитых мест. Сколько-нибудь заметной роли в хозяйственной жизни России колонии иностранцев не сыграли. Хозяйство иностранных поселенцев наладилось лишь через несколько десятилетий, усилиями последующих поколений. Но и тогда эти поселения колонистов существовали обособленно, не соприкасаясь тесно с окружающим населением.

Таким образом, от широкомасштабных замыслов пришлось отказаться. В условиях России XVIII в. они оказались нереальными, так как не были обеспечены экономическими и социальными гарантиями. Администрация на местах оказалась не в состоянии выполнить возложенное на нее дело, а местные жители восприняли новоявленных поселенцев недружелюбно, особенно на фоне тех привилегий, которые тем были предоставлены.