КалейдоскопЪ

Крупная промышленность

В условиях развития товарно-денежных отношений мелкая промышленность уже не насыщала рынок. А в сфере внешней торговли увеличивался спрос на традиционные товары из России: железо, пеньку, а также на изделия текстильной промышленности, в частности, на парусину и др., что оказало существенное влияние на развитие мануфактурного производства. В условиях активной внешней политики оно стимулировалось также увеличением численности армии: возрастала потребность в оружии, боеприпасах, амуниции.

Состояние статистики второй половины XVIII в. не позволяет с достаточной точностью определить рост числа мануфактур. Но увеличение их числа, несомненно, было весьма значительным. Так, по данным Мануфактур-коллегии в 60-е годы только в обрабатывающей промышленности их насчитывалось около 500, в области металлургии – 150, а в целом, таким образом, примерно 650. Применительно к концу столетия приводимые сведения, значительно рознятся. Называется цифра 2000 и более. Но когда речь идет о предприятиях крупных, то полагают, что таковых было примерно 1200. Итак, в конце века, т. е. по сравнению с 60-ми годами, число мануфактур, по крайней мере, удвоилось. Более значительные пропорции дает сопоставление за этот период объема выпускаемой продукции. Так, в области черной металлургии за вторую половину столетия выплавка металла выросла значительно более, так производство чугуна – примерно в 5 раз.

Претерпела изменение география распределения крупных промышленных предприятий. В области металлургии Урал, с его огромными сырьевыми ресурсами, по-прежнему, занимал ведущее место, но география распространения предприятий достигает районов южного Урала и Приуралья (Пермская губ.). Развиваются здесь и новые отрасли производства: наряду с железом во все большем масштабе добываются золото, платина, свинец. Расширяется и производство меди (девять десятых российского производства). В Приуралье существенно увеличивается выварка такого необходимого продукта, как поваренная соль. Миллионы пудов ее направляются в отдаленные районы России. Наряду с этим начинается разработка соляных богатств озера Эльтон в Прикаспии, а затем соляных озер Крыма.

Изменяется и география обрабатывающей промышленности. Здесь опять-таки показателен пример Москвы, центра складывающегося всероссийского рынка. В 60-е годы здесь было сосредоточено до одной четвертой части всех мануфактур. И к концу века Москва оставалась центром крупной обрабатывающей промышленности, но удельный вес московских мануфактур (при абсолютном росте их числа) сокращается почти вдвое. Значительное число предприятий возникает во Владимирской и соседних с ней Ярославской и Костромской губерниях. Производство приближается к источником сырья. Так, на мануфактурах Псковской и Новгородской губерниях производство льняных тканей; на мануфактурах Черниговской губ. и Левобережной Украины – сукна; в Прибалтике увеличивается производство стекла и изделий из него.

Изменяется состав собственников. Казенные промышленные предприятия во все большей степени переходят в частные руки. В быстроразвивающейся текстильной промышленности главной фигурой становится купец. По данным Коммерц-коллегии, из учтенных 162 текстильных мануфактур купеческих было 113, или 70 %, и лишь 27 % принадлежало дворянам, использующим собственное сырье и труд крепостных. Иное дело в металлургической промышленности. На Урале крупнейшими собственниками металлургических «заводов» оставались Демидовы, Строгановы. Теперь к ним присоединились также представители сановного дворянства, как Голицыны, Шаховские. Но и здесь новое строительство в большинстве случаев осуществлялось уже купечеством.

Одной из характерных черт времени стало появление и развитие крестьянской мануфактуры. Речь идет прежде всего о крепостных крестьянах, владельцах мануфактур, которые строили промышленные предприятия с разрешения своего помещика, на его земле, но на собственные средства. Трудились на них, как правило, односельчане и крестьяне окрестных деревень, которые выступали здесь в качестве наемной рабочей силы. Помещики были в этом заинтересованы, ибо владельцы мануфактур исправно вносили за них оброк, положенный владельцу, и подушные казне. Наглядный тому пример – предпринимательская деятельность крестьян упомянутых сел Иваново и Вознесенское (Владимирская губ.), принадлежавших графам Шереметевым. Здесь во второй половине столетия владельцами мануфактур стали крестьяне-предприниматели из крепостных Грачевы, Гандурины, Гарелины и Ямановские. Не удовлетворяясь наймом, они приобретали на имя помещика «собственных» крестьян, которые также трудились на их мануфактурах. Скопив большой капитал, владельцы мануфактур выкупались на волю. Так, упомянутый Грачев в 1795 г. откупился у владельца за колоссальную сумму – 130 тыс. рублей. Подобных примеров было немало.

На рынке труда во все большем количестве появились крестьяне-оброчники, которые выступали здесь в качестве наемной рабочей силы, вырабатывая средства для уплаты повинностей. И когда в конце столетия покупка крестьян к предприятиям вновь была разрешена, воспользовались этим уже немногие. Крепостной крестьянин, отпущенный владельцем для выработки оброка – такой была типичная фигура наемного работника в России во второй половине XVIII столетия.

Наемный труд был широко распространен, прежде всего, в новых отраслях промышленности. Так, на хлопчатобумажных мануфактурах в конце столетия наемные составляли 92 % от общего числа работников.

Оплотом же труда принудительного труда оставалась металлургическая промышленность, особенно когда владельцами «заводов» были дворяне. Но и здесь среди специалистов высокой квалификации стала заметной прослойка работников наемных. Принудительный труд преобладал на суконных мануфактурах, большая часть которых принадлежала помещикам.

Таким был состав работников на предприятиях крупной промышленности, успехи в развитии которой во второй половине XVIII столетия были весьма значительными. Однако, несмотря на это, Россия продолжала отставать от стран Западной Европы, особенно Англии, где начался промышленный переворот: стали широко применяться паровые машины, преобладал наемный труд свободных людей.