КалейдоскопЪ

Этапы крестьянской войны

Первый этап (сентябрь 1773 – апрель 1774)

Начало первого этапа датируется появлением Пугачева на реке Яик, на хуторе казака Почиталина, Пугачев объявил себя скрывающимся от вельмож императором Петром III и, в качестве такового, издает свой первый «манифест», где жалует казаков «рякою с вершин и до устья, и землею и травами, и денежным жалованьем, и свинцом, и порохом, и хлебным провиянтом» – перечень того, в чем в наибольшей степени они нуждались. Уже в последующие дни число сторонников Пугачева стало быстро возрастать за счет перешедших на его сторону казаков, а также башкир, татар и калмыков. В руках восставших, благодаря захвату соседних крепостей, появилась артиллерия. В начале октября началась осада Оренбурга – сильной крепости, гарнизон которой насчитывал 3 тыс. человек при 70 пушках. Осада продолжалась 6 месяцев, но захватить город не удалось. Между тем события стремительно развивались. В октябре – ноябре движение распространилось на весь горнозаводской район Южного и Среднего Урала и среднее течение р. Камы. Восстание охватило всю Башкирию, одним из тех, кто возглавил повстанцев, был Салават Юлаев. Успехи восставших испугали местные власти, и они решили организовать покушение на Пугачева. Из оренбургской тюрьмы был освобожден и подослан в лагерь повстанцев бывший мастеровой Афанасий Соколов (Хлопуша) с целью убить Пугачева. Однако он перешел на его сторону и стал одним из самых выдающихся предводителей повстанцев.

Копируя императорский двор, в окружении Пугачева был установлен соответствующий этикет. «Императорским дворцом» стала исправная изба, крытая медными листами, имитирующими золото. При «императоре» создается подобие гвардии. Окружающие лица получили «графское достоинство». Была изготовлена «большая государственная печать». Все это явилось свидетельством царистских иллюзий, выше которых восставшие не поднялись.

Особого внимания заслуживает попытка внести в стихию Крестьянской войны элемент организованности. По примеру Петербурга, учреждается «Военная коллегия». Членам ее присваивались имена известных официальных лиц. Пугачев щедро раздавал своим сообщникам высокие воинские звания. В задачу коллегии входило формирование отрядов, их вооружение и снабжение продовольствием, а также обучение войск. На места рассылаются упоминавшиеся выше манифесты и указы. Все они составлены по следующему стереотипу. В начале следует утверждение, что он и есть истинный император Петр III. Затем те, к кому он обращается, жалуются как раз тем, что в наибольшей степени требуется адресатам. Далее содержится требование присоединиться к нему и угрозы тем, кто откажется это сделать.

Штаб восставших находился в станице Берде, расположенной в пяти верстах от осажденного Оренбурга. На территориях, охваченных войной, создаются так называемые «походные канцелярии», имеющие те же функции, что и Военная коллегия. Старая власть упразднялась. Ее носители, если они попадали в руки повстанцев, уничтожались. Новая власть строилась по принципу казачьего круга и исполняла волю повстанческих органов. Налаживается почтовая связь и т. д. Вся эта система управления по традиции именуется «государством Пугачева». Однако все эти попытки упорядочить ситуацию не изменили стихийного характера Крестьянской войны. Главное действующее лицо – крестьянин был, прежде всего, мелким собственником. Он с готовностью расправлялся со своим и соседними помещиками, сжигал их усадьбы, грабил имущество, но возвращался к себе домой, оберегая свое хозяйство от посягательства разбойных элементов. Бунтовали сотни тысяч, а повстанческая армия была немногочисленна, еще меньше было ее постоянное ядро, к которому, соответственно, примыкали, а затем обитатели окрестных мест убывали из армии Пугачева, расходясь по своим домам. Потрясение, вызванное войной, резко увеличило число разбойных элементов, главной целью которых был грабеж. Такова была картина Крестьянской войны, сопровождавшаяся потрясениями основ государства, разорением и разграблением территорий, где бушевала ее стихия.

Первоначально правительство недооценивало степень опасности, полагая, что здесь, на р. Яик, как и в прошедшем 1772 г., восстание будет усмирено. Только тогда, когда повстанцами были разгромлены воинские отряды, руководимые генералом В. Каром и полковником Чернышевым, посланными для усмирения, когда запылали помещичьи усадьбы и помещики, спасаясь от расправы, бежали в Казань под защиту ее крепостных стен, Екатерина II и ее окружение осознали степень угрозы. Против повстанцев посланы были регулярные войска под командованием генерала А.И. Бибикова. В подробной инструкции, составленной самой императрицей, ему было предписано первоначально разъяснять «заблудшим» безнадежность и пагубность бунта, поднятого самозванцем, беглым казаком Пугачевым, «а так как иные в послушание не придут», действовать против них военной силой согласно обстоятельствам. В знак солидарности с казанским дворянством Екатерина объявила себя «казанской помещицей». Казань встретила Бибикова как спасителя – фейерверком. Армия и сформированные ей в помощь отряды из дворян двинулись к осажденному Оренбургу навстречу повстанцам, общая численность которых достигала к тому времени 30 тыс. человек. Но ее способность противостоять регулярному войску была невелика: подавляющее число повстанцев с военным делом знакома не была, многие не имели даже холодного оружия. Их силы были разобщены и Пугачев сумел вывести навстречу правительственным войскам около 6 тыс. человек. Сражение произошло 22 марта под Татищевой крепостью, продолжалось 6 часов и закончилось полным поражением повстанцев. Пугачев, преследуемый войсками, с отрядом в несколько сот человек, бежал на Урал, где ряды его пополнились работными людьми с заводов.

Этими событиями завершился первый этап Крестьянской войны, который знаменовался расширением района восстания, присоединением к повстанцам работных людей Урала, народов, населявших Приуралье.