КалейдоскопЪ

Второй этап (апрель– июль 1774 г.)

Главные события развертывались на Урале и в Приуралье. Повстанческую армию пополнили работные люди уральских заводов, отряды башкир. Во главе одного из них стоял Салават Юлаев.

Среди предводителей работных людей выделялся И. Белобородов. Большинство горных заводов было разорено повстанцами, но на некоторых из них повстанцам дан был отпор, и они не были разрушены.

Правительственные войска, во главе которых после смерти Бибикова был поставлен граф П. Панин, преследовали Пугачева по пятам и нанесли ему поражение под крепостью Троицкой. Спасаясь от преследования, Пугачев устремился в густонаселенные районы Поволжья. Тактика была такова: при встрече с регулярными войсками повстанцы, не принимая боя, рассеивались и, ускользнув от преследователей, соединялись вновь.

Захватывая, а затем оставляя города, среди которых были Красноуфимск, Сарапул, Елабуга. 12 июля 1774 г. Пугачев подошел к Казани, где еще сравнительно недавно чествовали генерала Бибикова, захватил ее, но казанский кремль, с его мощными стенами и бастионами, взять не удалось. К осажденным подошел преследующий Пугачева полковник И. Михельсон с регулярным войском. Решающее сражение произошло под Казанью, на Арском поле. Пугачев вывел 20 тыс. повстанцев, сражение было исключительно кровопролитным. Пугачев вновь потерпел полное поражение и, потеряв армию, с небольшим отрядом, преследуемый по пятам, устремился вниз по Волге, намереваясь укрыться на Дону. Но бегство его, по словам А.С. Пушкина, первого историографа Крестьянской войны, похоже было на нашествие.

Бегство Пугачева из-под Казани (июль 1774), знаменовало третий, последний этап Крестьянской войны. Города, встречавшиеся на пути, изъявляли ему покорность. 31 июля Пугачевым издан был знаменитый манифест, обращенный к крестьянам, который вошел в историю под названием «Манифеста о вольности крестьянской». В нем от имени «императора» крестьяне жаловались «вольностию и свободою…, освобождением от рекрутских наборов, подушных и прочих денежных податей, владением землями, лесными, сенокосными угодьями и рыбными ловлями» и проч. А злодеев дворян и градских мздоимцев-судей, значилось в Манифесте, следовало… ловить, казнить и вешать…».

У Красного яра отряд Пугачева был настигнут и разбит правительственными войсками. Пугачев с небольшой группой сообщников переправился на левый берег Волги. Предвидя неминуемое, оставшиеся при нем казаки схватили его и выдали властям. Посаженный в клетку, он был доставлен в Москву и 10 января 1775 г. казнен с несколькими наиболее активными сторонниками в Москве, на Болотной площади, при большом стечении народа. Тульский дворянин, Андрей Болотов, присутствующий на казни, пишет в своих мемуарах, что казнь Пугачева стала великим праздником для всех дворян.

Однако эта казнь не стала концом Крестьянской войны. Открытые выступления крестьян продолжались, охватив густонаселенные губернии центра России. Волнения перекинулись далеко за пределы Поволжья. Не исключалось появление повстанческих отрядов даже под Москвой, не говоря уже о провинции. Так, в донесении помещику крестьяне села Поздняково (Муромский уезд Владимирской губернии) в июне 1775 г. сообщили, что в село пришли люди и, назвав себя пугачевцами, увели 4-х лошадей. Подобные факты были зафиксированы и в других отдаленных от очага событий местностях.

Эта последняя в истории России Крестьянская война не могла окончиться победой восставших, несмотря на то, что масштабы ее распространения превосходили все предшествующие. Она продемонстрировала ожесточенность и непримиримость воюющих сторон. В отличие от прошлых в ней четко обозначились попытки руководителей повстанцев внести в борьбу организующее начало, не изменившего, однако, стихийного характера выступлений, присущего всем крестьянским войнам.

Следует отметить гибкость политики правительства, которое сочетало меры военного подавления, с действиями, направленными на раскол среди повстанцев. Одновременно предпринимаются шаги, долженствующие воспрепятствовать переходу на сторону восставших феодальной верхушки народов, населявших окраины. Вместе с этим правительство обращалось к повстанцам с увещеваниями и поощряло тех, кто не примкнул к мятежникам. Местные феодалы, сохранившие верность правительству, щедро награждались. После поспешного заключения мира с Турцией в районы восстания была двинута армия во главе с Потемкиным и Суворовым. Но ее вмешательства уже не потребовалось. После подавления открытого мятежа в целях устрашения «зачинщиков» возили по деревням и били плетьми, а в селениях, где крестьяне бунтовали, сооружены были виселица и плаха с топором.

Таким образом, для умиротворения восставших разработана была целая система мер, не сводившихся лишь к подавлению силой.