КалейдоскопЪ

Вотчинное и поместное землевладение служилых людей

Процесс сближения статуса вотчины и поместья при сохранении принципа обязательности службы и для тех, и для других также способствовал консолидации дворянского сословия. Если в первой половине XVII в. на 6 поместий приходилось 4 вотчины, то во второй половине XVII в. на 4 поместья – 6 вотчин. Соборное Уложение 1649 г. и дополнение к нему по указам о поместьях и вотчинах 1676, 1677 и 1680 гг. позволяют выделить три вида вотчин: родовые (наследственные и купленные у родичей), выслуженные (в том числе из поместий), купленные (из порожних земель, из поместий, у других владельцев), в том числе приобретенные по завещанию. Наследование родовых и выслуженных вотчин ограничивалось родом. Родичи сохраняли право их выкупа в случае продажи, заклада и уступки. По указу 1687 г. эти права были частично установлены и по отношению к купленным вотчинам, в том случае, если они куплены из поместий, а затем проданы или заложены, или куплены у чужеродцев, но унаследованы родственниками покупателя и после этого проданы и заложены.

По статьям 28 января 1681 г. в качестве поместий раздавались конфискованные родовые и выслуженные вотчины при условии, что причиной конфискации являлся их заклад или купля-продажа. Норма испомещения могла доходить до 5 дворов. В случае совершения государственных преступлений конфисковывались в пользу государства и вотчины, и поместья. Соборным Уложением 1649 г. разрешена продажа поместий в вотчину по челобитью помещика. С 1654 г. был определен предел возможного царского пожалования поместий в вотчину: со 100 четвертей – 20. Однако с 1667 г. для членов Боярской думы были установлены нормы по чинам – от 200 до 500 четвертей. Массовые раздачи поместий в вотчину активно осуществлялись во второй половине XVII в. по результатам военных действий. В Соборном Уложении 1649 г. и последующих указах закреплен родовой принцип наследования поместья. А приговор от 21 марта 1684 г. позволил передавать землю только прямым наследникам, даже если ее количество превышало их оклад, другим родственникам эти излишки уже не отдавались.

Если Соборное Уложение 1649 г. запрещало при обмене поместий менять «пустое» на «жилое», то во 2-й половине XVII в. все ограничения были сняты, в том числе и по соблюдению равных размеров меняемых земельных владений. Правительство было заинтересовано во введении в хозяйственный оборот пустых и вымороченных земель, которые и отдавало претендующим на эти земли дворянам. Срок возможной подачи челобитных наследниками вымороченных земель колебался от года до пяти лет, по истечении которого земли передавались в другой род.

Особое положение складывается в пограничных районах. В первой половине XVII в. сохраняются земли «украинных» служилых людей как по отечеству, так и по прибору. Только в 1672–1673 гг. приняты статьи о массовой раздаче пустошей и порозжих земель в заокских городах, в том числе московским чинам, половину из которых с 1676 г. разрешалось продавать «в вотчину». Однако эти статьи не меняли прежнего положения в городах Севского и Белгородского полков, обеспечивающих оборону южных рубежей.

По указу 1681 г. приоритет при наделении землей также сохраняется за местными дворянами: они получали землю сначала по указам, далее размер доводился до максимального оклада, по занимаемой должности, затем давали поместья в соответствии с максимальным окладом вновь верстанным, и только то, что оставалось, могло раздаваться московским чинам. Земли местных служилых людей запрещалось обменивать, передавать и отдавать в приданое московским чинам. Правда, эти ограничения касались только уездов, где последние не имели поместий. Особое положение сложилось в Смоленских уездах, где наряду с обеспечением приоритета местной шляхты одновременно осуществлялось предоставление поместий присланным из центральных уездов дворянам в целях усиления влияния центральной власти в этом стратегически важном районе.