КалейдоскопЪ

Торгово-ремесленное сословие и привилегированные купеческие корпорации

В первой половине XVII в. на базе развития местного ремесла и торговли стали возрождаться провинциальные посады. С 1620 по 1640 г. городское население увеличилось на 60 %. По Соборному Уложению 1649 г. значительное количество посадских дворов отошли к тяглым посадским общинам. Если в 1640 г. в городах Европейской части Российского государства было более 31 тыс. дворов, то в 1652 г. – более 41 тыс. Только в Москве количество тягловых дворов за это время увеличилось с 1221 до 3615. Тяглое население большого города делилось на сотни и слободы. Иногда сотни объединяли компактно проживающих ремесленников и торговцев одной сферы деятельности, давая соответствующее название улицам и «концам» городов. Горожане разных сословий занимались не только ремеслом и торговлей, но и огородничеством, садоводством, а иногда и хлебопашеством. Порозжие земли раздавались им на условиях оброка по указам 1676 и 1682 гг.

В XVII в. не только в Москве, но и в уездах появились купцы, обладавшие значительным капиталом, ведущие крупные торговые операции, а к концу века и владеющие заводами, в том числе чугуноплавильными. В связи с этим правительство продолжает политику привлечения к государственной службе без выплаты жалования наиболее обеспеченных представителей тягловых сословий. Происходит дальнейшее пополнение привилегированных сословных групп, освобождаемых от несения тягловых повинностей наравне с посадским населением. Речь идет о Гостиной и Суконной сотнях. Самой малочисленной (в разные годы от 19 до 56 человек) и самой влиятельной являлась категория «Гостей». Они выполняли наиболее ответственные поручения правительства, в том числе и за границей. Поэтому уже указом 1628 г. было подтверждено право Гостей, как и служилых людей, покупать вотчины из порозжих земель. Чин Гостя не передавался по наследству, в отличие от членства в Гостиной сотне, что определялось высоким уровнем требований личного характера, в том числе к профессиональной компетенции и практическому опыту. Но при этом недоплаты Гостей по налогам фиксировались в доимочных книгах и не подлежали списанию после смерти должника. Они могли числиться за наследниками в течение длительного времени.

Наиболее интенсивно пожалования «в Гости» производились в 1613–1615 гг. из посадских людей с учетом заслуг в борьбе с поляками. Приоритет службы над размерами капиталов соблюдался и позже. Гостей обязывали переезжать в Москву, но некоторым удавалось остаться в уездных городах. В этом случае их переподчиняли территориальным приказам, выводя из компетенции Казенного приказа (приказа Большой казны). Функции этой категории населения были очень разнообразны. В частности, несмотря на то, что общий контроль над таможней осуществляли воевода и дьяк, Гости совместно с таможенными головами ведали сбором таможенных пошлин и следили за соблюдением там установленных правил внешней торговли, в том числе запрещавших иностранцам без разрешения торговать на внутреннем рынке России.

Принадлежность к Гостям в некоторых случаях была лишь этапом, предшествующим назначению дьяком. В виде исключения дьяками становились и члены Гостиной сотни. В 1630—1640-х годах и второй половины XVII в. перевод в категорию Гостей осуществлялся в основном из Гостиной сотни, но были и случаи пожалования из Суконной сотни и посадских людей, в том числе и тех, кто уже выполнял государственные поручения. Стремясь пополнить свои ряды, чтобы обеспечить надлежащее выполнение государственной службы, привилегированное купечество обращается в 1634–1635 и 1639 гг. с челобитной о приеме «в Гости» и Гостиную сотню торговых патриарших и монастырских людей, а в 1643, 1647 и 1649 гг. – посадских людей, торгующих оптом. В 1674–1675 гг. в результате групповых пожалований число Гостей увеличилось в 2 раза и достигло 54 человека.

Члены Гостиной сотни подразделялись на три категории (большой, средней и меньшей статьи) в зависимости от достатка, являющегося основным критерием отбора. Все они должны были нести государственную службу, в том числе выступая помощниками Гостей, выполняющих государственные поручения.

Пополнение Гостиной сотни осуществлялось в основном из московских тяглых посадских людей и из числа лучших и средних тяглецов крупных торговых городов, в том числе по специальным наборам. В нее также зачислялись родственники Гостей, члены Суконной сотни и наследники членов Гостиной сотне. Фактически с 20-х годов XVII в. пребывание в Гостиной сотне стало наследственным.

С первой четверти XVII в. начинается пополнение Гостиной сотни за счет торговых крестьян, владеющих крупными капиталами, а с 30-х годов XVII в. Гостиная и Суконная сотни пополнялись патриаршими и монастырскими крестьянами. К 60-м годам XVII в. относится запись в Гостиную сотню сына боярского Вологодского митрополита, ставшего впоследствии дьяком. На юге России с конца 70-х годов XVII в. практиковались групповые переводы в Гостиную сотню служилых людей по прибору.

Ведали распределением служб (таможенных, кабацких и т. д.) между членами Гостиной сотни старосты и Казенный приказ. В случае нанесения казне убытков при сборе средств членом Гостиной сотни из-за недополучения установленной нормы дохода, разница возмещалась за счет его имущества. Хотя большинство членов Гостиной сотни проживало в Москве, переезд в столицу со второй половины XVII в. уже не являлся обязательным условием, что способствовало формированию уездных ответвлений сотни.

Процесс консолидации сословных групп предопределял ликвидацию в 80-е годы XVII в. Суконной сотни, включавший не только купцов, но и крупных ремесленников, хотя еще в 1676 и 1680 гг. в нее, как и в Гостиную сотню были осуществлены групповые наборы. Причем география наборов была значительно расширена за счет городов со средним и небольшим посадом. Суконная сотня, так же как и Гостиная, делилась на три статьи, причем, если 1-я статья Суконной сотни приравнивалась ко 2-й статье Гостиной, а 2-я статья соответствовала 3-й, то 3-я статья Суконной сотни соотносилась с младшими посадскими людьми. Поэтому и несли они службу на должностях, не приносящих казне большой доход, в том числе и совместно с посадским населением. В 80-е годы XVII в. был осуществлен массовый перевод наиболее платежеспособных представителей Суконной сотни в Гостиную. Оставшихся членов Суконной сотни скорее всего вернули в посады.

Тяглое население городов делилось в зависимости от материального обеспечения на лучших, средних и «малодших» людей. Местные власти использовали все возможности, чтобы сохранить как можно больше лучших людей на посаде для обеспечения тягло-способности общины. Поэтому они скрывали их при формировании списков кандидатов в Гостиную и Суконную сотни во время массовых наборов. Кроме этого посадское население периодически обращается к правительству с требованием вернуть уже включенных в сотни торговых людей в прежнее состояние. При этом посадские общины были даже готовы брать на себя обеспечение таможенных и кабацких служб в своих городах. В 1648 г. эти челобитные были удовлетворены. В условиях активных выступлений посадского населения правительство удовлетворило и просьбы Московских слобод, прежде всего Кадашевской и Хомовной, возвратив всех взятых оттуда в 1643, 1644 и 1647 гг. людей. Потери, согласно Соборному Уложению 1649 г., членами привилегированных корпораций посадских дворов и другого имущества на тяглой земле, а также беглых посадских людей и закладчиков, сокращение членов привилегированных сотен – все это вело к неспособности последних нести государственную службу. В то же время тяглецы той же Кадашевской слободы активно занимались торговлей, в том числе вне города, брали на откуп таможни и кабаки, используя на ткацких работах наемных людей. Некоторые ремесленники осуществляли торговлю своим товаром, сочетая работу на заказ и на продажу. Все это позволило Гостиной и Суконной сотням снова претендовать на представителей черных и дворцовых слобод, а также просить включить в их состав лучших и средних жителей бывших белых слобод. Переход в привилегированный слой купечества отвечал интересам слободской верхушки. Но по требованию посадской общины за ними сохранялась часть обязанностей, выполняемых совместно с посадским тяглым населением.

В случае совпадения интересов посадские люди объединялись с представителями привилегированного купечества (Гостями и членами Гостиной и Суконной сотен), подавая совместные челобитные. Подобная челобитная 1653 г. о введении единой пошлины с цены товара привела к оформлению Торгового устава. А в 1649 г. требование о запрещении иностранцам торговать на внутреннем рынке было поддержано и коллективной челобитной дворян. Для второй половины XVII в. характерно включение служилых людей в торгово-промышленную деятельность. Помещики владели металлургическими заводами, занимались производством поташа и водки. В порубежных городах, через которые шла внешняя торговля, в случае отсутствия посадских людей сбор таможенных пошлин поручался освобожденным от службы служилым людям.