КалейдоскопЪ

Крепостное право и его особенности в XVII в.

В XVII в. преобладало прикрепление крестьян к земле, а не к личности феодала, как это было в XVIII–XIX вв. Хотя уже встречаются случаи передачи вотчинной крестьянской семьи с имуществом, но без земли (при разделе наследства,

выделении приданого невесте, в счет долга и т. д.). Указ 1675 г. разрешил, а указ 1688 г. закрепил регистрацию подобных купчих. Соборным Уложением 1649 г. запрещался перевод крестьян из поместий в вотчины, а указами 1676, 1677, 1681 и 1689 гг. – из вотчин – в поместья. В 1690 г. был разрешен перевод крестьян из вотчин в другую вотчину или поместье, а из поместья – только в поместье. Иногда помещики уступали беглых крестьян вместе с передачей права на их сыск и получение компенсации с укрывающих крестьян землевладельцев как в денежном выражении (пожилое), так и рабочими руками (наддаточные крестьяне).

Одним из источников пополнения частновладельческих крестьян и холопов были пленные неправославного вероисповедания. Другой источник – поступление «вольных людей»: выходцев из-за рубежа, холопов и крестьян, отпущенных другими феодалами, в том числе после завершения срока кабалы в связи со смертью господина. По указу 1690 г. обязательное предоставление отпускных после смерти господина было распространено и на дворовых людей. Права помещиков и вотчинников подкреплялись послушными грамотами крестьянам. В случае, если землевладелец нарушал принцип «посильного» взимания податей и разорял крестьянское хозяйство, у него конфисковывались вотчины и поместья, полученные от Государя, а крестьяне купленных вотчин передавались его родственникам. Соборное Уложение 1649 г. закрепляло право частновладельческих крестьян уходить на заработки на условиях вольного найма, и землевладелец не мог препятствовать этому. В некоторых случаях найм становился формой укрывательства беглых крестьян. Круг лиц, принимающих беглых крестьян, значительно расширился. Согласно челобитным дворян за 1682 г., в него вошли не только феодалы, но и подьячие, белое духовенство, служилые люди по прибору, посадские люди, дворцовые и черносошные крестьяне.

Отход от бессрочного сыска беглых допускало и правительство в случаях, когда речь шла о пограничных районах. Указ 1656 г. устанавливал срок сыска в городах по Белгородской черте только с 1653 г. А по указу 1683 г. разбор служилых людей 1675 г. закрепил беглых крестьян и холопов в государевой полковой и городовой службе. В то же время тех, кто был записан в посаде или тягле, надлежало возвращать в соответствии с указом 1656 г. При дальнейших разборах беглых по-прежнему пишут в солдаты, стрельцы и т. д., за ними постепенно закрепляется наследственный принцип службы. Наказ 1692 г. даже предписывал возвращать в службу «по прибору» крестьян, если их отцы и деды были в разборе 1675 г. Указы 1656 и 1683 гг. действовали не только на южной окраине Белгородского и Севского полков, но и на востоке – в поволжских и сибирских городах. В 1671 г. в Сибири на государственных землях были закреплены беглые крестьяне из центральных уездов. Это было продиктовано необходимостью освоения новых земель. В уездах, перешедших к России по Андрусовскому перемирию, срок сыска устанавливался по переписным книгам 1668 г. Бежавшие до этого срока закреплялись по новому месту жительства.