КалейдоскопЪ

Абсолютизм и особенности начального этапа его становления

Проблемы самодержавности правления первых Романовых активно трактовались и анализировались еще современниками, однако периодом разработки проблематики абсолютизма стало ХХ столетие. Начало современного этапа изучения абсолютизма следует отнести к 1960-м годам, когда вышел сборник «Абсолютизм в России», содержащий работы многих ведущих историков (1964). Позже, в 1968–1971 гг. на страницах журнала «История СССР» развернулась дискуссия о российском абсолютизме. Можно сказать, что дискуссия об абсолютизме существует и поныне, и наиболее существенные проблемы этой тематики остаются спорными.

Особый интерес представляют вопросы о времени и стадиях формирования абсолютизма в России; о социальной природе абсолютизма; об основных, характерных чертах (атрибутах) абсолютизма.

Ряд историков усматривает первые предпосылки абсолютизма в России в правление Ивана Грозного (вторая половина XVI в.), развиться которым помешала Смута конца XVI – начала XVII в. Однако большинство историков относит начало становления русского абсолютизма к середине XVII в.

Русский абсолютизм в своем развитии прошел долгий путь, в рамках которого можно выделить ряд этапов: начальный период становления абсолютизма (вторая половина XVII столетия); утверждение абсолютизма (первая четверть XVIII в.); укрепление абсолютизма и становление «просвещенного абсолютизма» (вторая половина XVIII в.); относительный кризис абсолютистского режима и преобразования буржуазного характера (XIX в. – начало ХХ в.).

Начальный этап становления русского абсолютизма характеризует ряд особенностей. Первая заключается в незавершенности процесса абсолютизации, отсутствие целостного комплекса устойчивых признаков абсолютной монархии. Другая особенность состоит в том, что характерные черты нового государственного строя тесно переплетаются с чертами постепенно уходящей в прошлое сословно-представительной монархии. В итоге на протяжении второй половины XVII столетия в России взаимодействуют элементы двух систем. Подчас это взаимодействие приводит к временному компромиссу, порой проявляются непримиримые противоречия, приводящие к слому традиционного уклада власти и становлению новых порядков. На процесс эволюции государственного строя XVII в. оказывали существенное воздействие реалии «послесмутного» времени. Выход из Смуты начала XVII столетия предопределил трансформацию ранее существовавших структур: общественной и государственной («Земли» и «Власти»). В условиях внешней угрозы (интервенции) и внутреннего брожения общество приходило к осознанию необходимости дополнительного самоограничения, передачи «Власти» функций и полномочий, ранее ей не принадлежавших. Если на местном уровне принципы самоуправления имели все возможности к выживанию и плодотворному функционированию, то на уровне центральном выборные элементы уступали место назначаемым, на смену идеи соборности приходили идеалы самодержавности. В итоге развитие абсолютистских начал происходило, в первую очередь, в системе центральной власти, в высших эшелонах системы государственной службы.

В условиях монархического правления зарождающийся русский абсолютизм неизбежно сталкивался с воздействием такого фактора, как влияние личности монарха на выбор способов и форм государственного реформирования. Наиболее существенные изменения в системе государственной власти второй половины XVII в. происходили в период правления Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Хотя политика обоих этих царей способствовала развитию абсолютистских тенденций и во многом была преемственной, говорить о ее полной тождественности не приходится. Различия отчасти были предопределены самой спецификой воспитания и условиями формирования личностей этих государей. Если царь Алексей был воспитанником традиционной русской системы, то его сын Федор в значительно большей степени испытал на себе европейское влияние. В целом в рамках начального этапа становления абсолютизма в России можно выделить два периода, соответствующие третьей и четвертой четвертям XVII столетия.

Особо выделим вопрос о социальной природе абсолютизма. Для ряда западноевропейских стран вполне обоснованным является утверждение, что социальной опорой абсолютной монархии выступают «уравновешивающие» друг друга феодалы и буржуазия. Абсолютные монархии здесь возникали в тот период, когда намечался кризис дворяновластия, но «первое» европейское сословие еще не лишилось власти и оказывало огромное влияние на монарха. Одновременно шел процесс складывания буржуазии как новой общественной силы, росло ее стремление к политической власти, возникали реальные условия для осуществления этих намерений. На определенном этапе наступало достаточно кратковременное равновесие сил дворянства и буржуазии. При этом монархия получала возможность лавировать между интересами двух сословий, составлявших ее социальную опору. Самостоятельность монархии возрастала.

Подобное определение социальной опоры русского абсолютизма представляется более чем спорным. Даже в XVIII столетии, когда складывание абсолютистского режима с точки зрения большинства историков не вызывает сомнения, говорить о равенстве сил феодалов и буржуазии не приходится. В силу относительно позднего развития в России капиталистических отношений русская буржуазия в этот момент еще не сформировалась как социальная группа, обладавшая той степенью единства, которая бы позволяла претендовать на политическую власть.

Из этого наблюдения можно сделать ряд выводов. Особо отметим два из них. Первый: характеристики социальной опоры абсолютной монархии в странах, где развивается абсолютизм, не всегда совпадают. Дать определение абсолютизму, как типу государственного устройства, исходя из характеристики социальной базы, неправомерно. Второй: характеризуя социальную опору русского абсолютизма, следует учитывать специфику феодального сословия русского общества XVI–XVII вв. Что же представляли собой феодалы в период становления и развития русского абсолютизма?

В отличие от Западной Европы, в России не было единого «первого» сословия – дворянства. Наибольшими правами и привилегиями и наибольшими претензиями, связанными с влиянием на власть, обладало боярство. За XVII в., и особенно при Петре I, усилилась роль дворянства. При характеристике русского абсолютизма и его социальной базы можно выделить две точки зрения: 1) дворянство, став социальной базой монархии, отодвинуло от власти бояр, позволило монархам избавиться от угрозы реального ограничения монарших прав со стороны родовой аристократии (боярства); 2) произошла консолидация всех феодалов: и бояре, и дворяне встали на службу государству и через нее реализовывали свои интересы. Боярство приспособилось к новым условиям, а его представители не ушли ни из властных, ни из высших управленческих структур. В свете работ 1980—2000-х годов это утверждение представляется наиболее верным.

Анализируя проблему абсолютистской типологии, необходимо выделить основные черты, свойственные как западноевропейскому, так и отечественному абсолютизму. Среди таких устойчивых признаков абсолютизма выделяют следующие: законодательная, исполнительная и судебная власть сосредоточены в руках наследственного монарха; выстраивается унифицированная иерархическая система органов центральной и местной власти, непосредственно подчиненная монарху; происходит унификация налоговой системы (право распоряжаться налоговой системой и финансами принадлежит монарху); происходит становление и развитие чиновничье-бюрократического аппарата, который именем монарха осуществляет административные, финансовые, судебные и иные функции; происходит становление и развитие регулярной армии и полиции; регламентации подвергаются все виды службы и состояние сословий. Ряд историков относит к характерным признакам абсолютизма подчинение церкви государству. Происходит становление абсолютистской идеологии.

Исходя из общей характеристики наиболее устойчивых проявлений абсолютизма, представляется возможным рассмотреть особенности зарождения абсолютизма в России третьей четверти XVII в.