КалейдоскопЪ

Роль приказной администрации в патриаршей области

Основным связующем звеном между центральной и местной церковной администрацией были патриаршие дворовые дети боярские, а в некоторых случаях они могли выступать и в роли представителей патриарха на местах. Они выполняли самые различные поручения при дворе патриарха, в вотчинах, в церковных десятинах. Наряду с денежным окладом, выплачиваемым из Казенного приказа, патриаршие дети боярские получали поместья из патриарших земель. При этом они не только должны были служить патриарху, но и несли государственную службу, прежде всего военную. Так, в связи с войной с Польшей в 1633 г. было принято решение о присылке в Москву испомещенных в городах патриарших детей боярских и составление списка в государевом Разряде. Сама служба патриарху рассматривалась как одна из форм государственной службы.

В полной мере это касается и верхушки церковной бюрократии – глав патриарших приказов. Еще в записках о государевом дворе 1610–1613 гг. говорится, что в духовных делах судят и докладывают дела патриарху патриарший боярин, дворецкий и два дьяка, а казначей собирает и заведует казной, но даются они от государя. Таким образом, выполнялось решение Стоглава 1551 г. о том, что церковным иерархам «без царева ведома бояр от себя и дворецких не отсылать и на их место иных не поставлять», «а у которых святителей изведутся бояре и дворецкие – бить челом царю, чтобы государь пожаловал, избрал у себя и дал, которых будет пригоже в том чину быть, да и дьяков им у себя держать с царева же ведома».

Дьяки патриарших Разряда и Дворца не только перечисляются среди государевых бояр и приказных людей на Москве в Дворцовых разрядах, но и назначаются в ряде случаев из подьячих государевых приказов. Служба в патриарших приказах являлась ступенью в складывающейся бюрократической иерархии и рассматривалась как разновидность государственной. Дьяки Дворца и Разряда изначально считались занимающими более высокое положение по сравнению с дьяками Казенного приказа. Перевод в Дворцовый приказ из Казенного воспринимался как повышение по службе. Возглавляли Дворцовый приказ патриаршие дворецкий и дьяк, в их подчинении были дворцовые патриаршие дети боярские. В Дворцовый приказ поступали окладные доходы с московских слобод, городов и дворцовых сел, с оброчных угодий, а также таможенные откупа, в том числе оброк и таможенные деньги с Ворзужской волости, неокладные сборы за продажу хлеба, овощей и кожи, рыбных запасов и коровьего мяса, с рыбных явочных и оброчных ловель, с подписных грамот, пошлины с судных дел, решаемых во Дворце. Наиболее важные судные дела проходили через патриарший Разряд, который при патриархе Филарете возглавляли два патриарших боярина (один из них был еще и государев) и два патриарших дьяка. Им также поручалось проводить ревизию келейной, т. е. личной казны патриарха и финансовой деятельности Казенного приказа.

Формирование системы патриарших приказов (Дворец, Разряд и Казенный) определялось не только количественным увеличением числа приказных людей, дьяков и подьячих и притязаниями Филарета на роль светского главы государства, но, прежде всего, новыми полномочиями, которые расширяли компетенцию патриарших приказов и придавали им значение государственных учреждений. Именно поэтому патриарх Филарет ограничивал участие духовенства в работе Казенного приказа, назначая туда светских лиц – дьяков. В случае государственной необходимости средства патриаршей казны изымались не только на церковные нужды. Так, в 1633 г. по указу Филарета из патриаршего Казенного приказа было выделено 8 тыс. рублей на жалование разных городов дворянам и детям боярским. Патриаршие дьяки фактически являлись государственными служащими, ответственными не только перед патриархом, но и перед государем, который в случае отсутствия патриарха брал управление патриаршей областью в свои руки. Служба в патриаршем приказе при Филарете являлась лишь определенной ступенью для дальнейшего продвижения вверх. Из подьячих государя можно было стать патриаршим дьяком, а затем – вновь вернуться в государевы приказы, но уже в качестве государева дьяка.

К особой категории служилых людей патриаршего двора относились патриаршие стольники. Значительное увеличение числа патриарших стольников на протяжении всего правления Филарета напрямую связано с его статусом Великого Государя. При переводе из других категорий служилых людей поместный и денежный оклады им сохранялись или увеличивались. Фиксировался поместный оклад в Боярских книгах государева Разряда. Увеличение числа патриарших стольников при отсутствии поместий заставило правительство издать указ от 8 августа 1626 г. о даче из подмосковной земли патриаршим стольникам подмосковных поместий, равных поместьям государевых стольников «кто где приищет». Денежное жалование давалось только тем, у кого вотчин и поместий не было или они пустовали, а также, если количество крестьян не превышало 15 человек. Максимальный оклад патриарших стольников был равен минимальному окладу стольников государя – 20 рублей. Выплачивалось денежное жалование патриаршим стольникам из государевой казны, но подсудны они были патриаршему Разряду. Иногда их жаловали в государевы стольники, а после смерти патриарха Филарета 2 октября 1633 г. многие патриаршие стольники были переведены в категории стряпчих, дворян и жильцов.