КалейдоскопЪ

Эволюция патриаршего управления после Филарета

Доставление патриархом псковского архиепископа Иоасафа 6 февраля 1634 г. привело к важным перестановкам в управленческом аппарате патриаршего двора. Почти полностью сменился и при этом сократился численный состав важнейшего приказа – Патриаршего разряда. Количественное сокращение патриарших дьяков по всем приказам явилась следствием значительного уменьшения функции патриаршего двора, так как не была подтверждена несудимая грамота 1625 г. Патриаршие приказы – Дворец и Разряд теряют свое значение как государственные учреждения, о чем свидетельствует отсутствие после смерти Филарета в Дворцовых разрядах записей о патриаршем дворе в перечне бояр и приказных людей, сидящих по приказам. А во главе Казенного приказа вновь появляются старцы. Основное внимание стало уделяться не общегосударственным, а церковным вопросам. Однако попытки патриарха Иоасафа упорядочить богослужение и прекратить «бесчинства» в церквах не привели к положительному результату.

Более года прошло со смерти Иоасафа, прежде чем был избран патриархом в 1642 г. архимандрит Симонова монастыря Иосиф. Михаил Федорович назвал шесть угодных ему претендентов, из которых и был произведен выбор по жребию. До этого Михаил Федорович сам выбирал патриарха Иоасафа из трех представленных ему Освященным собором кандидатур. Патриарх Иосиф неоднократно обращался к духовенству и пастве с поучениями, полемизировал с лютеранами, безуспешно требовал строгого исполнения церковных уставов. При нем упоминается Судный патриарший приказ, который, видимо, заменил Разрядный приказ. До самой смерти в 1652 г. Иосиф, как и Иоасаф, имел титул «великого господина», а не государя. Скопленная им келейная казна (13 400 рублей) была роздана по указу Алексея Михайловича на милостыню и выкуп пленных, на жалование патриаршим людям и детям боярским, на монастырское и церковное строение, в том числе в Казань, Владимир, украиные города и т. д.

Церковные епархии в первой половине XVII в.

Выделяясь своими размерами и доходами, по системе управления патриаршая область не могла существенно отличаться от других епархий России XVII в. Региональные особенности были незначительны и выражались в преобладании значения либо приказных людей в лице детей боярских, либо – выборных духовных лиц. Во всех епархиях осуществлялся жесткий контроль государства за церковным имуществом, в приказных структурах церковного управления преобладали светские чиновники. Епархиальные дьяки и другие светские лица несли обязательства по сохранности церковного имущества и соблюдению царских указов не только перед главами епархий, но и перед Государем. Предоставлению патриарху Филарету Жалованной грамоты в 1625 г. предшествовало подтверждение и пересмотр всего комплекса жалованных грамот высших архиереев в 1622–1623 гг., при этом объем предоставленных им льгот был ограничен. В особом положении находилась открытая в 1620 г. решением Освященного собора Сибирская и Тобольская архиепископия, не имевшая вотчин и достаточного количества церквей для своего содержания. В отличие от Астраханской и Псковской архиепископий, возникших в начале века в результате отделения от Казанской и Новгородской митрополии, эта епархия охватывала новые территории и оплачивалась целиком из государственной казны.

При наличии несудимых грамот представители духовенства и зависимые от них люди были подсудны приказу Большого Дворца, что расценивалось как привилегия. При этом главы епархий и крупных монастырей-грамотчиков подлежали суду самого Государя. Однако по Соборному Уложению 1649 г. все духовенство епархий, приказные и дворовые люди владык, а также население их вотчин оказались подсудны Монастырскому приказу, выделенному из приказа Большого Дворца в качестве самостоятельного учреждения. Исключение было сделано только для Никона, бывшего тогда Новгородским митрополитом. Еще в 1651 г. он получил несудимую грамоту по образцу грамоты патриарха Филарета.