КалейдоскопЪ

Политика правительства по отношению к церкви

В русской церкви традиционно отсутствовало централизованное управление, поэтому закономерно наличие сильной зависимости церковных структур не от высшего духовного лица, а от государственной власти. Иерархи выбирались соборно, но по указу государя. Через светских чиновников, которые участвовали в управлении епархиями, государство контролировало сохранность церковного имущества и церковные доходы.

Экономические мероприятия правительства

Тарханные грамоты духовенству, переписанные в 20-е годы XVII в. по новому Уложению, отменяли часть прежних льгот. Теперь они устанавливали четкий размер беспошлинной продажи и покупки на обиход и перечень обязательных налогов: ямские деньги, стрелецкие хлеба, острожное и городовое дело. Правительство активно нарушало права владык, выводя из их компетенции отдельные монастыри и церкви и подчиняя государевым приказам в Москве. Кроме этого на государственные нужды изымались значительные средства из казны монастырей и самого патриарха. Характерным примером является Соловецкий монастырь: по двум Государевым грамотам 1632 г. послано в царскую казну 10 000 рублей, в 1633 отправлено 1150 рублей, в 1634 послано по двум грамотам по 200 рублей и по грамоте 1635 г. – 1700 рублей. Общая сумма изъятий только за 1633–1635 гг. составила 14 000 рублей, и была компенсирована согласно государевой грамоте об освобождении монастыря от оброчных денег 1636–1637 гг. только в размере 644 рубля. Монастыри также давали деньги по царскому указу вместо даточных и пеших людей. Если с земель светских феодалов брали по одному даточному человеку, готовому к ратной службе, с 20 дворов, то с вотчин духовенства – по одному человеку с 10 дворов. В 1633 г. они предоставляли 1700 таких людей – по одному за 300 четей принадлежавшей им земли.

Таким образом те льготы, которые выдавались некоторым представителям духовенства, можно считать только частичной компенсацией понесенных убытков. Часть монастырских владений вообще не была отарханеной, на нее не распространялись льготы жалованных грамот, так как ее присоединяли после выдачи тархана, а кроме того в XVII в. было уже довольно много монастырей, основанных сравнительно поздно и занявших пустые черные места, а следовательно несущих тягло наравне с крестьянами. С этих позиций следует рассматривать и рост земельных владений Русской православной церкви. Из-за нехватки денег в казне правительство было вынуждено временно отказаться от выкупа всех вотчин, полученных духовенством после 1580 г. и в некоторых случаях заменить ежегодную ругу (содержание церквей и монастырей за счет государственной казны) на земельные пожалования и угодья. 27 августа 1622 г. был принят указ о закреплении за монастырями вотчин, купленных и данных им после Соборного Уложения от 15 января 1580 г., но не позднее 1613 г., если на них не поступило челобитных бывших владельцев и их родственников о выкупе земли.

Продолжением политики Филарета, уже после его смерти, стал указ Михаила Федоровича от 31 июля 1634 г. о выкупе у монастырей завещанных им вотчин, данных при царе Василии и в Королевичево осадное сидение. Исключение делалось для близких к царскому дому столичных монастырей. Многие привилегии, выданные государем и подтвержденные его наследниками, имели скорее личный, а не сословный характер. Подтверждение грамот началось на фоне уменьшения налогов и установления льгот, способствующих восстановлению хозяйства после Смутного времени. Кроме того, в монастырях находились богадельни и тюрьмы, на содержание которых необходимы были значительные средства. Показателен пример пожалования в 1621–1622 гг. Живоначальной Троицы Борщевского монастыря Воронежского уезда рыбной ловлей с лесом и всеми угодьями, чтобы воинские донские люди могли там головы приклонить, по старости и «болезни в нем постригаться» по челобитью казаков. Принадлежавшие приходским церквям и монастырям угодья, земли и дворы разрешалось передавать на оброк, а соответствующие доходы тратить на «церковное строение».

На содержание духовенства выделялись значительные средства из государственной казны. Однако в интересах дворян и посадских людей по Соборному Уложению 1649 г. были подтверждены запреты на увеличение земельных владений церкви, хотя в реальной практике допускались и исключения. Еще указом 1642–1643 гг. было подтверждено требование возвращения в тягло лавок и амбаров, перешедших к беломестцам после указа 1624 г., а по Соборному Уложению 1649 г. все белые слободы духовных лиц были ликвидированы.

В последней трети XVII в. наблюдается как ограничение отдельных имущественных и судебных льгот духовенства в интересах других сословий, так и их материальная поддержка при наличии соответствующих возможностей. Указ 21 июня 1672 г. и 2 мая 1673 г. разрешал давать земли в 29 городах севернее Белгородской черты: патриарху – 2000 четвертей, главам епархий – 1200 четвертей, архимандритам трех монастырей – 800–900 четвертей, остальным монастырям – по 500 четвертей (всего 57900 четвертей). А указ 1677 г. позволял обменивать поместья на монастырские вотчины, что в условиях отсутствия ограничений на «неравные» мены фактически означало куплю-продажу земли. Но при этом в том же году были отменены тарханные грамоты духовенству в отношении всех торговых промыслов. В 1676 г. была предпринята попытка запретить выделения земли приходским церквям, но в 1681 г. этот указ был отменен и всем церквям было отмерено от 5 до 10 десятин и возвращены ранее отобранные земли.