КалейдоскопЪ

Участие государства в церковном управлении

Распространение православной веры продолжало оставаться важнейшим направлением государственной политики. Поэтому не удивительно, что челобитная служилых людей – иноземцев Кузнецкого острога о крещении их в православную веру подавалась не патриарху, а на имя государя. По указу Михаила Романова для обеспечения священнослужителями церквей Сибири осуществлялся выбор архимандритов, протопопов, лучших черных и белых попов в Вологодской архиепископии. К ним разрешалось присоединяться попам и других епархий, желающих ехать по своей воле. Также по государеву указу Новгородские митрополичьи дети боярские были определены к первому Сибирскому архиепископу Киприану с установлением им жалования как служилым людям.

После смерти Филарета в период межпатриаршества управление патриаршим двором и всей епархией осуществлял сам Михаил Федорович как глава государства, опираясь прежде всего на светских чиновников патриаршего Разряда. В помощь им и для усиления контроля за деятельностью патриарших приказов на патриарший двор были направлены государевы боярин и дьяк. В это же время по приказу Михаила Федоровича были взяты взаймы из Казенного приказа на жалование ратным людям более 14 тыс. рублей.

Под личным контролем государя продолжала оставаться патриаршая область и после учреждения Монастырского приказа. Особый статус патриаршей области был заложен еще в 20-е годы XVII в. – период становления приказной системы управления в патриаршей области на высшем уровне. Объективно этому процессу способствовала жалованная несудимая грамота 1625 г. патриарху Филарету, расширяя компетенцию Патриарших приказов и придавая им значение государственных учреждений. При этом участие духовенства в высшем патриаршем управлении ограничивалось, а патриарших дьяков могли переводить в государевы приказы, иногда даже при условии совмещения должности и в тех, и в других. При смене патриархов перепись домовой (т. е. Казенного приказа) и келейной патриаршей казны осуществлялась государевыми боярином, окольничими и дьяками. В государственном и церковном управлении шли взаимосвязанные процессы, отражающие стремление патриарха Филарета как главы государства и политического деятеля создавать условия для функционирования патриаршего управления в рамках структуры государственной власти. При этом сан патриарха практически становится государственной должностью высокого ранга, второй после царя. Однако после смерти Филарета государственная власть возвращается к политики ограничения полномочий патриарха. Только уже при Алексее Михайловиче и Никоне в результате их взаимодействия как по церковным, так и государственным делам формируется основа для слияния высшей светской и духовной власти. Но смещение Никона не привело к полному подчинению церкви государю.