КалейдоскопЪ

Взаимоотношения с Киевским духовенством до реформы Никона

Особым направлением церковной политики правительства (до воссоединения Украины с Россией) были отношения с Киевским духовенством. Сразу после возвращения из Польского плена Филарета правительство начинает проводить политику усиления российского влияния на Киевских землях. Возвращаясь из Москвы после поставления патриархом Филарета Никитича, патриарх Иерусалимский Феофан против воли поляков восстановил в 1620 г. Киевскую митрополию, поставив митрополитом Иофа Борецкого.

В результате этого православными епископами Украины была поддержана идея о главенстве российского царя в православном движении и необходимости воссоединении Руси. Обеспокоенный сложившейся ситуацией киевский униатский митрополит Иосиф Рутской вместе с литовско-русскими епископами отправляет послов в Киев к духовным православным властям для переговоров о предполагаемом церковном союзе и учреждении в Русско-Литовском крае особой патриархии по примеру Московской. Но эти попытки объединения униатов и православных закончились неудачей и в 1629 г. король был вынужден разрешить Иову Борец-кому проведение в Киеве Собора «для изыскания средств, чтобы успокоить исповедующих православную веру, кои соблазняются отступниками от оной».

Москва оказывала Украинской православной церкви активную материальную поддержку. Но православные иерархи, включая самого киевского митрополита, неоднократно обращались к Михаилу Федоровичу с просьбой принять в русское подданство православное духовенство, крестьян и запорожских казаков. Эти обращения находили отклик в Москве, о чем свидетельствует прием послов Иова в «Золотой палате» Кремля самим Михаилом Федоровичем в 1630 г. Однако Россия еще не была готова вступить в борьбу с Польшей за все древнерусские земли. В то же время активное взаимодействие с Украиной способствовало проникновению в Россию идей киевского духовенства, а следовательно и греческих монахов, поскольку Киевская митрополия находилась под юрисдикцией Константинопольского патриарха. В 1632 г. в Москве была даже предпринята первая попытка создать школу по обучению греческому языку для перевода богослужебных книг под руководством представителя Александрийского патриарха архимандрита Иосифа.

Стремление создать коалицию для борьбы с Польшей влекло за собой при полном неприятии католичества довольно терпимое отношение к протестантам. В период патриаршества Филарета и его преемника шло строительство протестантских церквей, причем земля для построения реформаторских церквей выделялась по указу Михаила Федоровича. Указ 1643 г. о дозволении протестантам лютеранской церкви молиться «как прежде при Филарете», подтверждает, что этот период был наиболее благоприятным для протестантов. Однако наряду с этим постепенно формировалось направление будущих «ревнителей благочестия», для которого характерна опора на традиции и противодействие украинскому, греческому и вообще «западному» еретичеству. В русле этого направления был издан Государев указ 1640 г. о запрещении иноземцам приобретать дворы и об уничтожении протестантских церквей, находящихся вблизи православных храмов.

После неудач Смоленской войны отношения правительства с Киевской митрополией осложнились. В 1634 г. митрополитом Киевским, Галицким и белой Руси, экзархом святейшего апостольского престола Константинопольского был поставлен Петр Могила, архимандрит Печерского монастыря. Он получил св. Софию, занятую до этого униатами, в качестве митрополичьей кафедры, за отказ от проведения пророссийского курса. Это сказалось и на отношении в России к греческому духовенству.

Однако постепенно в правительственных кругах начинает преобладать понимание необходимости объединения православных народов и унификаций обрядов по единым образцам как средства укрепления государственности, веры и церкви. Если Михаил Федорович отказывался принимать после смерти Филарета представителей греческого духовенства в качестве учителей, то Алексей Михайлович сам пригласил их в Москву. Кроме этого в 1649 г. была удовлетворена не исполненная ранее просьба митрополита Киевского Петра Могилы о постройке около Москвы отдельного монастыря для выходцев из киевских монастырей. Таким образом, Алексей Михайлович еще до церковной реформы продолжил проведение религиозной политики своего деда, Филарета Никитича, в той части, которая наиболее полно отвечала политическим задачам, стоящим перед правительством в середине XVII в. и укрепляла идеологические основы вхождения Украины в состав Российского государства.