КалейдоскопЪ

Формирование старообрядчества как религиозного движения

После Церковного собора 1666–1667 гг. споры между противниками и сторонниками церковной реформы были перенесены в гущу широких социальных слоев. Далеко не все из них могли разобраться в тонкостях богослужения и обрядности, которые отстаивали противники Никона. В движении старообрядчества многих из них привлекало открытое противостояние государственной власти. Само же обострение отношений части общества и государства было предопределено тенденциями усиления абсолютизирующейся власти, активизацией вмешательства государства в вопросы жизни и деятельности различных сословий. Власть жестоко расправлялась с антиправительственными выступлениями городских низов – часть их представителей искала поддержки у старообрядчества. Власть организовывала сыск беглых с целью возвращения их помещикам – недовольные крестьяне становились сторонниками Аввакума.

Поддерживали старообрядцев и представители стрельцов. Старообрядцы выступали против введения всяких новшеств, за возврат к старине. Старина же для стрельцов была связана с вольготной службой в столице, широким участием в торгах и промыслах. Новые порядки обязывали принимать участие в обременительных военных походах.

Среди раскольников было немало и представителей знатных, богатых фамилий, такие как боярыня Ф.П. Морозова, ее сестра княгиня Е.П. Урусова, князья Хованские и Мышецкие, представители Стрешневых, Потемкиных и других. Для знати старина была возвратом к боярскому самовластию, которое в середине и второй половине XVII столетия все более уходило в прошлое вследствие развития абсолютизма.

Представители духовенства с началом раскола также были поставлены перед выбором. Никоновская реформа заставляла их переучивать и переосмысливать давно заученные молитвы, годами и десятилетиями выполнявшиеся ими обряды. Многие были этим недовольны, примыкали к раскольникам, которые отстаивали старый, привычный образ жизни.

Расширяясь, движение раскольников приобретало не только религиозную, как ранее, но и социальную окраску. Одним из наиболее ярких примеров перерастания религиозной борьбы в социальную стало Соловецкое восстание 1668–1676 гг., положившее начало расколу. Восстали монахи северного монастыря на Соловках. На первых порах восстание носило характер религиозный. Монахи отказались принять исправленные «никонианские» богослужебные книги. Соловецкий монастырь отличался своим богатством, обширностью занимаемой территории, прекрасными укреплениями. В стенах монастыря проживали не только представители черного духовенства, но и работники, не получившие монашеского послуха, также поддержавшие монахов. Правительство пригрозило монастырю тем, что заменит настоятелей, но восставшие стояли на своем. В конце 1667 г. правительство от угроз перешло к решительным мерам. Последовало распоряжение конфисковать вотчины и имущество монастыря, закрыть пути снабжения обители всякими запасами. Со следующего года началась осада монастыря силами царских полков, которая продолжалась восемь лет. Конфискация имений монастыря на материке, попытки перекрыть всякий доступ продовольствия извне не приносили желаемого результата. Монастырь располагал богатыми запасами, окрестные жители тайком снабжали монахов всем необходимым.

Движение все более приобретало антиправительственный характер. В 1674 г. Монастырский собор принял постановление «чтоб за великого государя богомолье оставить». Монахи решили стоять против людей царя «до смерти». В ходе восстания основная масса монахов потребовала равных с соборными старцами (монастырской верхушкой) прав в управлении всеми делами. Их поддержали представители мирских низов.

В это время правительственные войска предпринимали неоднократные безуспешные штурмы стен монастыря. Однако в рядах восставших оказался предатель, открывший осаждавшим потайной ход, по которому стрельцы ворвались в монастырь. Около полутысячи обитателей монастыря оказали ожесточенное сопротивление. После разгрома восстания в живых осталось не более 60 человек.

После подавления Соловецкого восстания правительство усилило гонение на раскольников. Вождей движения заживо сжигали на кострах, многие были отправлены в ссылки.

Постепенно раскольники становились на пассивный путь христианского послушания, отказывались от активного участия в общественной жизни. Существовали и другие формы протеста. Раскольники устраивали массовые самосожжения, добровольно принимали голодную смерть. Движение раскольников стало особой формой социального протеста. Старообрядчество как значительная социальная группа, недовольная сложившимися в государстве порядками, еще долгие годы являлась питательной средой для общественных движений, непосредственно не носивших религиозного характера.