КалейдоскопЪ

Общественные движения в XVII в.

XVII столетие в отечественной истории получило прочно закрепившееся в историографии название «бунташного века». Само начало столетия было ознаменовано таким явлением, как Смута. Последствия Смуты российское общество и государство ощущали, по меньшей мере, на протяжении первой половины XVII в. Большинство других значительных общественных выступлений этого времени пришлись на вторую половину столетия. Временем сосредоточения бунтов разного характера и территориального охвата стало царствование Алексея Михайловича. Своего рода историческим парадоксом является тот факт, что именно за этим государем закрепился неофициальный титул «тишайшего», а официальным идеалом его царствования считалась «тишина» (мир, спокойствие) правления.

Поскольку в историографии бунты второй половины столетия часто сравниваются со Смутой начала века, постепенно закрепились понятия вертикальной и горизонтальной поляризации общества в период значительных общественных выступлений. Первый тип характерен именно для Смуты, когда в обоих противоборствующих лагерях (как в правительственном, так и в оппозиционном) находятся представители и общественных низов, и общественных верхов. Такая общественная поляризация свойственна гражданским войнам. Другим типом разделения общественных слоев в период бунтов является разделение горизонтальное, когда представители непривилегированных общественных категорий, отстаивая свои интересы, вступают в борьбу с власть имущими. Между тем говорить об универсальности такого деления не приходится. За значительным количеством выступлений непривилегированных общественных слоев часто угадываются интересы различных придворных кланов, общественные выступления нередко подогревались и использовались теми крупными государственными должностными лицами и представителями ближайшего царского окружения, кто хотел еще более укрепить свое положение, спровоцировать уход от власти своего ближайшего конкурента.

Характерной особенностью всех общественных движений XVII столетия являлся тот факт, что они не были направлены против монархических устоев. Как представители «законопослушной» части общества, так и бунтари признавали монархию единственно возможной формой правления. Нередко личность и деятельность монарха в сознании недовольной части общества противопоставлялись деятельности правительства («изменников-бояр»), а несправедливую правительственную политику и существующие злоупотребления объясняли недостаточной осведомленностью монарха.

Причина такого отношения к монарху исходила из представлений о нем как о наместнике Бога на земле, а о его власти – как о богоданной. Только в исключительных случаях, таких как восстание на религиозной почве, определенная общественная группа могла увидеть причину бед и несчастий в деятельности государя. Монахи Соловецкого монастыря в свое время приняли решение «не молиться за царя», но в представлении старообрядцев и царь и официальная церковь были силами, нарушившими божественные устои. Для большинства же населения лучшим способом решения наболевших вопросов было обращение лично к царю, минуя правительственных чиновников.