КалейдоскопЪ

Ход боевых действий в 1654–1667 гг.

Последовавшая вслед за присоединением Левобережной Украины война с Польшей приняла затяжной и переменчивый характер. Начало войны складывалось успешно для России. Сравнительно быстро был отвоеван Смоленск, русская армия перешла Днепр и освободила 33 города в восточной Белоруссии, включая такие крупные политические и экономические центры, как Полоцк, Могилев, Витебск, Вильно. Одновременно наступательные действия русской армии были поддержаны войском Хмельницкого на Украине и атамана Золоторенко в Белоруссии. В 1655 г. против Речи Посполитой выступила Швеция.

Казалось полное поражение Польши неотвратимо. Однако вмешательство в войну Швеции способствовало перерастанию локального русско-польского вопроса в глобальную геополитическую проблему и спровоцировало появление первых противоречий в еще не устоявшихся отношениях России и Украины. Хмельницкий требовал продолжения войны до полной победы. Позиция Московских властей, в новых условиях, определялась иными соображениями. Русское правительство и командование не ставили задачу тотального разгрома Польши и не вели боевых действий на собственно польской территории. Шведы же захватили ее ядро, включая столицу Варшаву. Это один из наиболее драматических эпизодов польской истории. Агрессивная и недальновидная политика правительства магнатско-шляхетской Польши привела к окончательной утрате Речью Посполитой надежных союзников и поставила страну уже в середине XVII столетия на грань исчезновения с этнополитической карты Европы, во всяком случае, в качестве суверенного государства. И в Москве с этим фактором должны были считаться. Взаимоотношения со Швецией складывались для России не менее противоречиво, чем с Польшей. Путь к Балтике преграждало именно это северное королевство. В таких условиях оказание помощи Швеции в уничтожении польской государственности угрожало России перспективой остаться один на один с противником, мощь которого к тому же многократно усиливалась за счет польской добычи.

При распутывании этого клубка геополитических противоречий в правительственных кругах России сложились две партии: одна за продолжение войны с Польшей, другая за начало боевых действий против Швеции. К выбору последнего варианта московские власти подталкивали дипломатические миссии ряда католических государств Западной Европы, еще недавно входивших в антипротестантский блок стран – участниц Тридцатилетней войны. Не заключив мирного договора с Польшей, 17 мая 1656 г. Россия объявила войну Швеции. Русско-шведская война, не в первый и, к сожалению, не в последний раз, развивалась для России по одному и тому же печальному сценарию: грандиозные успехи, сопровождавшиеся взятием обширной территории – в начале войны и полная утрата завоеванного – в конце. К осени 1656 г. русские войска овладели Динабургом, Дерптом, Кокенгаузеном, Мариенбургом и приступили к осаде Риги. Несмотря на подписание в октябре этого года перемирия с Польшей, выразившей готовность поддержать наступление русских войск в Прибалтике, овладеть городом так и не удалось. Более того, в нарушение договоренностей, Речь Посполитая в союзе с Крымским ханством развернула наступление не на Швецию, а на Россию. Политический и дипломатический просчет московского правительства очевиден: решение начать войну против Швеции в условиях, когда ни в военном, ни в правовом отношении конфликт с Польшей не был урегулирован, обернулось реальной опасностью повторения польско-шведской интервенции начала XVII столетия. В сложившейся ситуации выбора не оставалось. Избегая войны на два фронта, 17 июля 1658 г. в местечке Валиесаре, Россия заключила перемирие со Швецией сроком на три года. По окончании его действия в 1661 г. был заключен так называемый Кардисский мирный договор, по которому Россия подтверждала условия Столбовского мира 1617 г. и соответственно теряла все земли, завоеванные в Прибалтике.

Возобновленная война России с Речью Посполитой в новых условиях уже не была такой стремительной и победоносной, как в ее начале.

Одна из центральных проблем в истории любого сложносоставного государства – достижение гармонии в сочетании общенациональных и местных интересов. Преемники умершего в 1657 г. Б. Хмельницкого – гетматы И.В. Выговский, Ю.Б. Хмельницкий,

П.Д. Дорошенко и И.М. Брюховецкий, напуганные и разочарованные независимостью внешнеполитического курса России, рассматривали варианты перехода под польское или османское подданство. Московское правительство, потеряв доверие казачьей старшины, стремилось усилить контроль над ситуацией на Украине за счет ограничения им же дарованных прав самоуправления. На Украину стали посылать царских воевод, а в крупнейших городах появились русские гарнизоны.

Русско-польская война, принявшая затяжной характер, привела к полному истощению сторон. Достаточно сказать, что население Польши в этот период уменьшилось на одну треть. 30 января 1667 г. между Россией и Польшей было заключено Андрусовское перемирие сроком на 13,5 лет. К России отходили Смоленские и Черниговские земли, Левобережная Украина и расположенный на правом берегу Днепра Киев. Запорожье оставалось под контролем обоих государств, которые брали на себя обязательства совместной борьбы против турок. Со стороны России переговоры блестяще провел глава Посольского приказа – Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин – одна из самых заметных политических фигур России второй половины XVII в. Другой замечательный деятель Российского государства князь Василий Васильевич Голицын сумел заключить в 1686 г. «Вечный мир» с Польшей, которая окончательно признавала Киев и Левобережную Украину владениями России.