КалейдоскопЪ

Взаимоотношения с Ираном, народами Кавказа и Средней Азии

На протяжении XVII в. во взаимоотношениях России с народами и государствами Каспийского бассейна, Кавказа, Закавказья и Средней Азии складывались благоприятные предпосылки для налаживания выгодных политических и экономических контактов. Эффективность реализации внешнеполитических задач в этом регионе для московского правительства, во многом, определялась успешностью развития отношений с Ираном, являвшимся наряду с Турцией наиболее мощным и влиятельным соседом России на юге.

Династия Сефевидов, утвердившаяся в Иране в начале XVI в., объективно была заинтересована в развитии добрососедских отношений с Россией. В Исфахане Московское государство рассматривалось и как возможный союзник в борьбе с Османской империей, и как выгодный торговый партнер. В задачу отправившегося в Москву в 1608 г. иранского посольства во главе с амиром Али-беком как раз и входило зондирование почвы для создания наступательного союза против Турции и обсуждение возможных форм экономического сотрудничества. Проявлением доброй воли со стороны Персии стало возвращение русских пленных, отбитых Ираном в ходе военных столкновений с турками. Однако в России перед глазами персидских послов развернулись наиболее драматичные события русской Смуты. Вынужденно пережидая в Нижнем Новгороде «московское разорение», посольство смогло вернуться на Родину только в 1612 г., так и не достигнув поставленных целей. Более того, прибыв ко двору иранского шаха, амир Али-бек, не понаслышке судивший о лишениях и потрясениях Смутного времени, дал отрицательную оценку перспективам развития отношений с Россией. Несмотря на это в первые годы царствования Михаила Романова обмен посольствами был восстановлен, а Иран стал первым государством, признавшим легитимность его власти. В 1612 г. Иран победоносно завершил войну с Османской империей заключением выгодного мирного договора, а во взаимоотношениях с Россией на первый план в этот период выходила проблема восстановления торговых связей.

В предшествующую эпоху торговые контакты между двумя государствами не прерывались, но носили эпизодический характер. В XVII в. общие интересы лежали в плоскости создания постоянного транзитного пути через Россию, который мог бы стать одним из основных торговых маршрутов, связывающих Европу и Азию.

Просьбы о разрешении транзитной торговли с Востоком регулярно поступали в Москву со стороны Англии, Франции, Голландии и других стран. И русское правительство активно использовало этот канал в своих дипломатических сношениях со странами Запада. Налаживание транзитного пути между Персией и государствами Западной Европы через Россию усиливало политический вес московского правительства, сулило приличные доходы государственной казне и способствовало развитию русского купеческого капитала. На первых порах торговые связи развивались неравномерно. Московское правительство шло на предоставление различных льгот и привилегий иранским купцам при отсутствии ответных адекватных обязательств по отношению к русским торговым людям со стороны иранского шаха Аббаса I. Некоторое оживление русской торговли по Волго-Каспийскому пути наметилось в 20-е годы. В 1623–1624 гг. состоялась снаряженная по царскому указу и за государственный счет торговая экспедиция купца Федота Котова. Миссия прошла успешно и по возвращению в Москву по итогам «хождения за море в Персидскую землю» был составлен подробный отчет, содержащий разнообразные сведения о состоянии экономики Ирана, включая также географические и этнографические данные.

Новый этап в развитии взаимовыгодной торговли приходится на годы царствования Алексея Михайловича. Закреплению экономических связей послужил договор России с Ираном, подписанный в 1647 г. В 1664 г. по шахскому указу российские торговые люди освобождались от пошлин за постой и наем помещений, а в Шемахе у русских купцов был открыт свой караван-сарай, где шла торговля медью, оловом, пушниной.

При первых Романовых в отношениях с Ираном были достигнуты не только определенные положительные результаты, но и отчетливо обозначились некоторые противоречия. Дело в том, что многие народы Кавказа и Закавказья с надеждой смотрели в сторону России, рассчитывая найти в ней опору против агрессии Сефевидского Ирана. Московское правительство старалось использовать эту ситуацию для расширения своего присутствия в этом регионе. При этом действовать приходилось с осторожностью и с постоянной оглядкой в сторону Ирана, с тем, чтобы не получить на южных рубежах еще одного могущественного противника. В течение всего столетия к России не раз обращались с предложениями перейти в русское подданство калмыки, владетели Дагестана, Грузии, чечено-ингушские общины, адыгейские племена и другие. В Москве эти предложения тщательно рассматривали и, как правило, удовлетворяли. Но на оказание реальной, тем более военной помощи, ресурсов не хватало. Тем не менее постепенное усиление влияния России на Северном Кавказе и в Закавказье, через Терский городок и Астрахань, способствовало мирному и добровольному вхождению народов южного региона в состав России. Так, калмыцкие и кабардинские отряды вместе с российским войском сражались с крымскими татарами и участвовали в героической обороне Чигирина.

Политические и торговые связи продолжали развиваться и с государствами Средней Азии: Бухарским, Хивинским и Балхинским ханствами. Обмен посольствами, закреплявшими мирные и содействовавшими развитию торговых отношений, был постоянным. Особую озабоченность сторон вызывала проблема обеспечения безопасности торгового пути, проходившего по степным и пустынным землям, часто подвергавшимся набегам кочевников. В 70-е годы от Хивинского хана даже поступало предложение построить на Мангышлакском полуострове город, который бы стал опорным пунктом России в этом регионе и одновременно мог обеспечивать безопасность торговли для московских и хивинских купцов.

Установление регулярных торговых отношений с государствами Средней Азии способствовало возобновлению связей России с Индией. В 1695 г. русский купец Семен Маленький сумел добиться приема у главы империи Великих Моголов и получить от него грамоту о беспошлинной торговле и свободном проезде.