КалейдоскопЪ

Изобразительное искусство

В живописи новаторство проявилось в меньшей степени, чем в архитектуре и литературе. Изобразительное искусство данного периода было представлено иконописью, фреской и такими нарождавшимися светскими жанрами, как портрет и пейзаж. Иконопись преобладала и находилась под постоянным контролем со стороны государства и церкви. В патриарших и царских грамотах 1668 и 1669 гг. строжайше предписывалось придерживаться установившихся традиций. На развитие иконописи оказало консервативное влияние старообрядчество, идеологи которого яро осуждали всякие иконы «нового» письма. Мастера-иконописцы XVII столетия стали проявлять повышенный интерес к сложным, многофигурным композициям, большое внимание уделялось деталям одежды лиц, изображенных на иконе, а также пейзажу. Все это часто нарушало целостность композиции, перегружало ее мелкими, ненужными подробностями.

Среди всех иконописцев XVII столетия выделяются изографы царские, жившие в столице. С 20-х годов столетия они подчинялись ведомству Иконной палаты Иконного приказа, в 40—80-е годы – Иконному цеху Оружейной палаты. К этим мастерам относятся Прокопий Чирин, Назарий Истомин, Степан Рязанец, Иосиф Владимиров, Иван Филатьев. Значительный вклад в развитие живописи внес руководитель Иконного цеха Оружейной палаты с 1664 по 1686 г. Симон Ушаков. Когда иконописцы перешли под ведомство Иконного цеха, характер их работы несколько изменился. Кроме иконописания они занимались составлением географических и архитектурных чертежей, изготовлением полковых знамен, расписыванием мебели, иллюстрированием книг. Расцвет школы царских изографов относится к 50—80-м годам XVII в. Но данный период оказался недолговечным. Иконописцы стали ориентироваться на потребности царского двора. Двор же стремился к усилению самодержавия и прославлению этой формы правления всеми возможными способами. Значительное место в творчестве царских иконописцев стали занимать иконы святых – покровителей царской фамилии, призванные прославлять царскую генеалогию. Постепенно начался кризис этой иконописной школы.

Помимо икон художники расписывали стены храмов. В XVII в. были созданы монументальные росписи в Московском и Ростовском кремлях, храмах крупнейших русских городов. И для иконописи, и в особенности для стенописи, в данный период было характерно разделение труда. Xудожники собирались в артели, состоявшие из нескольких десятков человек. Мастера писали лица святых, в то время как ученикам позволялось изображать только фон. В 1643 г. была создана новая стенопись Успенского собора Московского Кремля. В целом она сохранила схему стенописи предшествующего времени. Над ней работала артель, состоявшая из 120 человек, собранных из Костромы, Вологды, Ярославля, Новгорода, Владимира, Суздаля и других городов.

Новыми идеями была проникнута роспись посадских храмов. Часто ее создавали все те же царские иконописцы, но здесь они работали на другого заказчика. Это меняло содержание фресок. Мастера старались передать разнообразные переживания духовной жизни человека. Начало этому направлению было положено стенописью церкви Троицы в Никитниках (Москва). Реалистические тенденции видны и в росписи церкви Ильи Пророка в Ярославле.

Черты реализма наиболее ярко проявляются в портретном жанре. Если парсуны первой половины XVII в. (портрет царя Федора Иоановича, портрет М.В. Скопина-Шуйского) выполнены в старой иконописной манере, то работы, относящиеся ко второй половине века, обнаруживают большое портретное сходство с изображенным на них лицом. К ним относятся портреты Алексея (С. Лопуцкий), Федора (И. Богданов), патриарха Никона (И. Детерсон, Д. Вухтерс).