КалейдоскопЪ

Россия накануне преобразований 70-х – начало 90-х годов XVII в.

Правление царя Федора Алексеевича

Со смертью 29 января 1676 г. царя Алексея Михайловича трон перешел к его старшему сыну – 14-летнему Федору, принадлежавшему по матери к роду Милославских. Петру – шестому сыну царя Алексея, родившемуся 30 мая 1672 г. от его второй жены Натальи Кирилловны Нарышкиной, еще не исполнилось и четырех лет.

Правление царя Федора Алексеевича (1676–1682) ознаменовалось рядом перемен в политической и культурной жизни России, предвещавших будущие преобразования царя Петра I. Получивший хорошее образование по тем временам (под руководством ученого, писателя и оратора Симеона Полоцкого он познакомился с богословием, латинским языком, пиитикой и риторикой, основами политических учений), царь Федор поручил комиссии князя В.В. Голицына, просвещеннейшему человеку своей эпохи, осуществить давно назревшие изменения в военной системе государства.

Важным мероприятием правительства Федора Алексеевича явилось проведение в 1679 г. военно-окружной реформы. 15 января 1679 г. царь объявил именной указ о записи дворян в полковую службу, угрожая уклонившимся, что они вообще не получат чинов. Вскоре состоялось решение Боярской думы об изъятии у дворян поместий, если они или их дети уклоняются от «полковой» (действительной) службы в разрядах Белгородском, Севском, Смоленском, Новгородском, Казанском, Тобольском, Томском, Енисейском и Тамбовском. В 1679 г. по указу царя во всех городах, входящих в разряды (округа), вводилось воеводское и местное приказное управление. Они делились на корпусные (дивизионные, генеральские) и полковые, а также крепости. Военно-окружная реформа организационно приспособила всю территорию государства к регулярной военной службе.

По инициативе царя было решено унифицировать систему чинов и уничтожить дворянское ополчение, мешавшее проведению в вооруженных силах принципа единства построения войск. В 1681 г. был разработан своеобразный документ (своего рода «табель о рангах»), состоявший из 35 степеней и сводивший воедино иерархию чинов Государева двора, разрядов, приказного аппарата с помощью наместнических титулов разного уровня. Хотя проект встретил сопротивление, прежде всего патриарха Иоакима, все же он частично реформировал систему государственной службы. Так, предназначенные при местничестве исключительно для бояр высшие 14 наместничеств после 1681–1682 гг. стали доступны для окольничих, кравчих, генералов, стольников (наместничество в рамках этих степеней получили К.А. Нарышкин, В.П. Шереметев, И.И. Головин, Я.Ф. Долгорукий, Ф.Я. Лефорт). Наместнический титул стал доступен и дьякам (например, Е.И. Украинцев, дьяк Посольского приказа, видный дипломат, получил титул наместника Волховского, а затем Каргопольского). Возросло и количество наместнических титулов, присваиваемых воеводам. Все это свидетельствовало о серьезных попытках приспособить военную и гражданскую системы управления к условиям развивавшихся абсолютистских тенденций в государственных структурах страны.

В январе 1682 г. последовала отмена местничества, губительно сказывавшаяся на состоянии военного дела, когда знатные молодые люди отказывались подчиняться менее знатным воеводам. Важная реформа коснулась фискальной системы – по согласованию с представителями посадов вместо множества налогов была введена единая подать (стрелецкие деньги), шедшая на различные государственные нужды, прежде всего, на содержание войска.

В правление царя Федора Алексеевича почти все важнейшие государственные посты оказались в руках клана Милославских. В ссылку попал боярин А.С. Матвеев, в доме которого жила до замужества Наталья Кирилловна Нарышкина, считавшая боярина своим вторым отцом. Нарышкины, хотя и остались в Москве, но никакого влияния на государственные дела не имели.

Способный правитель, царь Федор часто болел. В случае его кончины, ожидаемой многими лицами из придворного окружения, власть могла перейти к его брату Иоанну, следующему за ним по старшинству, но этот царевич был еще более болезным, чем его старший брат, и что более существенно, совершенно не обладал способностями к управлению страной.

Ряд придворных – бояре Хитрово, Языков – считал, что трон после Федора должен унаследовать царевич Петр. Эти вельможи рекомендовали вернуть из ссылки боярина Матвеева, чтобы он смог при переходе трона к малолетнему Петру оказать поддержку его матери – царице Наталье Кирилловне. Царь Федор последовал этому совету, разрешив Матвееву поселиться недалеко от столицы, в своем имении в Суздальском уезде. Царевич Петр рос крепким, живым и чрезвычайно любознательным мальчиком, и многие ожидали, что со временем он станет весьма способным правителем России.

Мнение вельмож, делавших ставку на царевича Петра, не разделяла царевна Софья, родная сестра царя Федора. Она обладала властолюбивым и твердым характером, получила, как и ее брат, хорошее образование, любила литературу и сама сочиняла стихи. Как и ее отец – царь Алексей Михайлович, Софья не чуждалась западноевропейского культурного влияния, знала и любила латинский язык, которому ее, как и всех старших детей царя Алексея, обучал Симеон Полоцкий. Она часто присутствовала на диспутах приехавших в Москву ученых греков и западнорусских монахов – воспитанников Киевской Могилянской православной академии. Софья перестала соблюдать традицию не покидать женскую часть царского терема, выходила в Боярскую думу и вела с боярами беседы о текущих государственных проблемах. В глубине души она лелеяла мечту стать правительницей государства, осуществлять управление от имени слабого и больного брата Иоанна. Это было возможно при условии, если бы ей удалось отстранить Петра от престола.