КалейдоскопЪ

Детство и возмужание Петра. Переход власти в его руки

Пока происходили описываемые события, Петр и его мать пребывали большей частью в селе Преображенском под Москвой. Молодой царь подрастал и для обучения к нему был приставлен дядька – подьячий Никита Зотов, не обладавший большими знаниями. Правительница Софья не дала Петру возможности получить такое образование, какое в свое время получили она сама и ее брат Федор. Зотов мог познакомить своего ученика только с основами грамоты (азбукой), часословом и псалтырью. Но живой, любознательный ум Петра воспринял немало практических навыков. Из детей дворцовых служителей, некоторых дворян и бояр для забав и развлечений юного Петра были созданы «потешные полки», названные по подмосковным селам – Преображенским и Семеновским и ставшие впоследствии ядром российской армии и гвардии.

Царевна-регентша Софья и ее фаворит В.В. Голицын поначалу в этих забавах Петра ничего опасного для своей власти не видели. Военные игры подтолкнули Петра к более глубокому освоению военных знаний. Получив в подарок от приехавшего из Варшавы русского посла князя Я.Ф. Долгорукого астролябию, молодой царь нашел в Немецкой слободе знающего человека – голландца Франца Тиммермана, который объяснил назначение этого инструмента и убедил Петра в необходимости изучать арифметику и геометрию. Тиммерман познакомил Петра с этими науками и попутно стал преподавать царю артиллерийские и фортификационные знания, нужные для строительства крепостей и ведения боевых операций для их защиты и осады. Найденный в амбарах Измайловского села заброшенный английский бот побудил Петра к освоению приемов плавания под парусами и искусства кораблестроения. Голландец из Немецкой слободы Карштен Врант оказал ему в этом помощь. Поскольку под Москвой не было больших водоемов, Петр упражнялся в управлении парусником на Переяславском озере.

Между тем семилетнее правление Софьи не принесло стране сколько-нибудь значимых достижений. Правительство вело жестокий розыск раскольников, беспощадно преследуя сторонников старой веры. Казна была опустошена неудачными Крымскими походами, а русско-китайский Нерчинский договор (1689), заключенный по требованию правительства Софьи, привел к потере важных освоенных уже территорий в бассейне Амура.

Софья понимала, что близится совершеннолетие Петра и ее власть может быть поставлена под вопрос. Молодой царь все чаще стал проявлять свою самостоятельность. Так, он решительно отказал в приеме любимцу Софьи князю В.В. Голицыну после неудачного второго Крымского похода. Не был доволен Петр и все более частыми появлениями Софьи на официальных церемониях в царском облачении. Правительница была готова к решительным действиям – вновь с помощью стрельцов отстранить Петра от государственных дел.

7 августа 1689 г. в Москве было распространено подметное письмо, которое должно было спровоцировать стрельцов на выступление против Петра. В нем обвинялись «потешные» полки в намерении перебить стрельцов и, заняв Москву, устранить правительство Софьи. В стрелецких полках возникло возбуждение, готовое вылиться в мятеж против Петра и нарышкинской группировки. Однако оказалось, что не все стрельцы готовы защищать Софью. Даже в привилегированном Стременном полку обнаружилась группа сторонников Петра во главе с пятисотенным Л. Елизарьевым, сообщившим Петру о намерениях Софьи и ее приближенных.

В ночь на 8 августа Петр, напуганный возможным покушением на его жизнь, вскочив на коня, ускакал в Троице-Сергиев монастырь, рассчитывая в случае столкновения с «партией» Софьи укрыться за стенами этой крепости. К монастырю были подтянуты «потешные» полки – Преображенский и Семеновский, к которым присоединился стрелецкий Сухарев полк. Московские дворяне заняли выжидательную позицию, многие из них после неудачных походов на Крым, стоивших многих жертв, разочаровались в правительстве Софьи.

Судья Стрелецкого приказа, сторонник царевны-регентши Ф.Л. Шакловитый, ставший окольничим, подстрекал стрельцов к восстанию против Петра и Нарышкиных и венчанию на царство Софьи, но был выдан стрелецкими головами, верными Петру, и после жестокого расследования 11 октября 1689 г. казнен.

Лишенная поддержки правительница решилась на переговоры. В Троице-Сергиев монастырь по ее повелению выехало посольство боярина И.Б. Троекурова. Однако патриарх Иоаким встал на сторону Петра. «Партия» Софьи проиграла, а она сама по приказу Петра была удалена в Новодевичий монастырь.

Но Петр не сразу все государственные дела взял в свои руки. Немало времени он посвятил практическому изучению военного и морского искусства. «Потешные» полки превращались в регулярные части, учения их приняли вид настоящих военных действий. В 1693–1694 гг. Петр побывал на Белом море, плавал на фрегате, построенном в Архангельске, и еще более укрепился в необходимости для России вернуть утраченные в Смуту начала XVII в. берега Балтики и выйти к южным морям – Азовскому, Каспийскому и Черному.

Личная жизнь царя, как и государственная, была полна тревог и волнений. Наталья Кирилловна Нарышкина выбрала 17-летнему сыну красивую, но недалекую по взглядам жену – Евдокию Федоровну Лопухину. Но вскоре Петр увлекся Анной Монс, красавицей из Немецкой слободы, где часто бывал. Петру не удалось добиться у Евдокии согласия на развод. Разлад между супругами не прекратился и после рождения в 1690 г. сына – царевича Алексея. По возвращении из поездки в Европу, куда царь ездил с «Великим посольством», Петр сослал в 1699 г. Евдокию в Суздальский монастырь. В самом начале Северной войны пленная лифляндская крестьянка Марта Скавронская, прислужница в доме пастора Глюка из города Мариенбурга, стала его второй женой, приняв при обращении в православие имя Екатерины Алексеевны. С 1704 по 1723 г. у них родилось 11 детей, большинство из которых скончалось в раннем возрасте.

Кровавые впечатления детства и юности глубоко запали в душу Петра и повлияли на его характер. С ним часто случались нервные припадки, переходившие в конвульсии рук и головы, пугавшие окружавших его людей. Тем не менее, царь Петр обладал железной волей, прекрасной памятью, стремлением к практической, рационально устроенной деятельности на благо управляемого им Российского государства.