КалейдоскопЪ

Власть и оппозиция в период петровских преобразований

Заговор полковника И.Е. Циклера

Преобразования традиционного общества, сложившегося в ходе многовекового развития России, естественно не могли не вызвать раздражения и недовольства во многих слоях российского общества, державшихся за старину и вековые обычаи. Одним из первых проявлений таких оппозиционных настроений стал заговор стрелецкого полковника И.Е. Циклера, вокруг которого объединились представители старой боярской знати – стольник Ф.М. Пушкин, окольничий А.П. Соковнин. Заговор был раскрыт во время подготовки отъезда «Великого посольства» в Европу. На следствии обнаружилось, что сторонники Циклера, прежде близкие к правительству царевны Софьи, поддерживали связи с Милославскими и желали их возвращения к власти.

Заговорщики готовили выступление стрельцов и донских казаков против царя Петра. Поводом к нему должен был стать отказ Циклера ехать на строительство Таганрога, Пушкина – выполнять обязанности воеводы в Азове, Соковниных – послать по царскому указу своих детей за границу для изучения «навигацких наук». В кружке Циклера обсуждался и план убийства Петра I и установления выборной монархии, возглавить которую заговорщики хотели предложить кому-либо из знатных лиц, в частности, боярам А.С. Шеину или Б.П. Шереметеву. Петр I покарал заговорщиков решительно и беспощадно – 4 марта 1697 г. Циклер, Соковнин и Пушкин были обезглавлены. Под эшафотом был поставлен гроб давно умершего Милославского, вырытый из могилы и привезенный на санях в упряжке из нескольких пар свиней, при этом кровь казнимых стекала на труп ненавистному царю Милославского.

Дело игумена Авраамия

Почти одновременно с Циклером и его сторонниками был арестован игумен подмосковного Андреевского монастыря Авраамий. Его вина состояла в том, что он написал антиправительственное сочинение, в котором содержались возмутительные по тем временам оценки поведения молодого Петра, его кутежи в Немецкой слободе, несовместимые с православным вероучением.

К следствию, помимо Авраамия, были привлечены его друзья и единомышленники – подьячие Игнатий Бубнов, Никифор Кренев, монастырский стряпчий Кузьма Рудеев и другие лица. Следователи Преображенского приказа, однако, не смогли обнаружить в действиях и намерениях арестованных «воровского» умысла против особы царя, вследствие чего по распоряжению правительства им был вынесен сравнительно мягкий приговор: Авраамия сослали в Голутвин монастырь под Коломной, а И. Бубнова, Н. Кренева и К. Рудеева отправили на строительные работы в Азов.