КалейдоскопЪ

«Великое посольство» в Европу. Заключение константинопольского мира с Турцией

Для укрепления и расширения этого союза было решено направить в Западную Европу «Великое посольство». Его возглавили три «великих посла» – думный дьяк Прокофий Богданович Возницын, Федор Алексеевич Головин – сибирский наместник, генерал-адмирал, видный дипломат и генерал-адмирал и новгородский наместник Франц Яковлевич Лефорт. В составе посольства находился и сам царь. Но поскольку русские цари прежде никогда за границу не выезжали, об отъезде царя не сообщалось. К тому же Петр тоже не хотел официальной огласки своего участия, он стремился, руководя посольством, сохранить инкогнито, чтобы не принимать на себя обременительных этикетных обязанностей. Поэтому в посольстве он значился под именем Петра Михайлова. В составе посольства были и солдаты Преображенского полка. Всего около 250 человек входило в официальный посольский список.

Из Москвы послы отправились сначала в Лифляндию. Она давно была оккупирована шведами. В Риге посольство было встречено очень холодно. Послам не позволили осмотреть город. Покинув Ригу, посольство направилось в Курляндию, в Митаву, где состоялись переговоры о союзе против турок с курляндским герцогом Фридрихом-Казимиром. Из Курляндии посольство двинулось в Бранденбург. В его столице – Кенигсберге Петр остановился на некоторое время с целью изучения артиллерийского и фортификационного дела и одновременно вел переговоры с бранденбургским курфюрстом Фридрихом III о дружбе и развитии торговли. В результате был подписан соответствующий договор. Из Бранденбурга посольство отправилось в Нидерланды (Голландию). Эта страна в начале XVIII в. считалась образцовой морской державой. Из 20 тыс. торговых кораблей Европы 16 тыс. принадлежало нидерландцам. В это время недалеко от Гааги в деревне Риксвик должен был собраться международный конгресс для выработки условий мира с Францией. Русские послы надеялись воспользоваться присутствием европейских дипломатов для укрепления антитурецкого союза. Часть членов посольства вместе с Петром I отбыла в Амстердам. Из Амстердама царь выехал в небольшой городок Заандам, где находились верфи голландской Ост-Индской компании. Здесь Петр стал работать волонтером-плотником, практически осваивая кораблестроительное искусство.

1 сентября 1697 г. состоялось свидание царя с главой Нидерландов – штатсгальтером и одновременно английским королем Вильгельмом III Оранским. На этой встрече обсуждались, в частности, польские дела, поскольку в Польше велась борьба за корону между саксонским курфюрстом Фридрихом-Августом и французским принцем де Конти. Русское правительство поддерживало саксонского курфюрста против французского претендента. С этой целью царь приказал войскам боярина Ромодановского вступить на территорию Литвы. Но переговоры с нидерландским правительством о совместных действиях против Турции оказались безуспешными. Хотя русская сторона соглашалась обеспечить нидерландским купцам широкие привилегии на русском рынке, голландцы отказались предоставить России современные корабли и другое морское снаряжение против Турции. Основная причина нидерландского отказа заключалась, прежде всего, в нежелании портить отношения с Францией – давней союзницы Турции.

В январе 1698 г. Петр и еще 15 волонтеров направились из Амстердама в Лондон для более глубокого освоения кораблестроительного дела. Английское правительство искало сближения с Россией накануне назревавшей войны с Францией за «испанское наследство». Царь посетил английский парламент, слушал там прения, встречался на монетном дворе с его руководителем – знаменитым физиком Исааком Ньютоном. Но главное – он изучал английский опыт кораблестроения в Портсмуте и других портах.

Весной 1698 г. Петр был вынужден выехать на континент, так как возникла угроза распада антитурецкой лиги и из-за стремления австрийцев к миру с Турцией. Русские дипломаты решили всеми средствами мешать сепаратному австро-турецкому договору, вследствие чего поездка в Вену становилась необходимой. В июне 1698 г. посольство прибыло в Вену. На переговорах с австрийским двором русские не соглашались на мир с Турцией на условиях сохранения статус-кво, выдвинув свой ультиматум – заключить мир только в том случае, если Турция передаст России крепость Керчь, контролировавшую выход из Азовского в Черное море. Однако неожиданно 15 июля 1698 г. посольство получило почту о стрелецком мятеже в Москве. Петр отменил задуманное путешествие в Венецию и поспешил в Москву. Его сопровождали «великие послы» Головин и Лефорт, а Возницын остался в Вене для участия в переговорах о мире с Турцией. По пути в Россию царь вел переговоры с саксонским курфюрстом Августом II, ставшим польским королем.

В целом же Петру и его послам стало ясно, что антитурецкая лига крайне непрочна ввиду предстоящего столкновения Австрии и морских держав с Францией из-за испанских колоний. Важным итогом посольского визита в европейские страны было то, что русские дипломаты, изучив политическую ситуацию в Европе, все-таки привезли новые планы решения первоочередной задачи выхода к морям. Между тем, в октябре 1698 г. недалеко от Белграда, в местечке Карловицы, начались переговоры с Турцией. Русские интересы на Карловицком конгрессе представлял Возницын. От имени России он предложил проект русско-турецкого мира, по которому Россия сохраняла бы Азов, приднепровские городки – Таван и Казыкермен, занятые войсками Б.П. Шереметева, а в возмещение за убытки в войне получила бы и Керчь. Россия рассчитывала к тому же приобрести покровительство над христианским населением Оттоманской Порты. Но поскольку турки отказались удовлетворить русские требования, Возницын пригрозил войной. Его твердость подкрепленная известиями о военных приготовлениях в России, заставила турок признать переход Азова к России. Но и Возницын вынужден был пойти на компромисс и отказаться от требований перехода к России Керчи. В январе 1699 г. между Россией и Турцией было подписано перемирие сроком на два года. За это время надлежало разработать текст мирного договора.

Основное значение Карловицкого перемирия заключалось в том, что России удалось предотвратить опасность борьбы с Турцией в тот момент, когда перед ней возникла новая задача – борьба за выход к Балтийскому побережью. Чтобы превратить перемирие с Турцией в мир, в Константинополь направилось специальное русское посольство во главе с думным дьяком Емельяном Украинцевым. Посольство Украинцева прибыло в Стамбул в сентябре 1699 г. на военном корабле «Крепость». По турецкой столице распространились слухи, что за этим кораблем следует большая русская эскадра. Эти слухи усиливались частой пушечной пальбой с «Крепости».

В ноябре 1699 г. начались переговоры, прежде всего установившие 30-летний срок действия мирного договора. Но камнем преткновения оставались приднепровские городки – Таман и Казыкермен. Споры велись до весны 1700 г., когда Украинцев получил из Москвы инструкцию – немедленно заключать мир с Турцией ввиду предстоящей войны со Швецией. Русские дипломаты вынуждены были снять требования передачи России приднепровских городков, а турки подтвердили свой отказ от Азова. По Константинопольскому миру 1700 г. отменялись ежегодные платежи России в пользу Крымского ханства. Открытым остался вопрос о передаче под русский патронат иерусалимских святынь. Русским дипломатам не удалось добиться согласия Турции допустить в Черное море русский торговый флот. По условиям мира русское судоходство (военное и торговое) разрешалось только по Азовскому морю до Керчи. Срок действия договора был определен в 30 лет. Вместе с тем Константинопольский мир способствовал стабилизации обстановки на юге и тем самым позволял Петру сконцентрировать усилия на другом – северо-западном направлении, где назревала война России со Швецией.