КалейдоскопЪ

Военные реформы в конце XVII – первой четверти XVIII в.

Военные реформы в значительной мере были ускорены из-за начавшейся войны со Швецией. К концу XVII в. эта страна считалась одной из передовых держав Европы. В ней бурно развивалась металлургическая, лесная, текстильная промышленность в форме мануфактуры. Диктатурой дворян были недовольны крестьянство, буржуазия и протестантское духовенство. Опираясь на мелкопоместное дворянство и буржуазную часть населения, король Карл XI в 1680 г. добился через риксдаг (шведский парламент) ограничения олигархической диктатуры крупного дворянства. В результате в Швеции усилился абсолютистский режим.

Карл XII, ставший королем в 1697 г. в пятнадцатилетнем возрасте, принял образцовое военное наследство. Шведская армия считалась одной из сильнейших в Европе, ее мощь выросла еще в годы Тридцатилетней войны (1618–1648), в ходе которой шведский король Густав-Адольф осуществлял ряд военных реформ, в частности, ввел принудительный набор в армию – по усмотрению местных властей. В войсках исчезло рыцарство, кавалерия приобрела мобильность, состояла из драгун и кирасир, была усилена артиллерия. Карл XII, имея в своем распоряжении, как считалось в Европе, лучшую армию, начал активную экспансию. К началу XVIII в., шведская армия состояла из 25 пехотных, 9 кавалерийских и одного артиллерийского полков общей численностью 45 тыс. человек. Войска комплектовались на основе областной подворной системы. Несколько дворов выставляли и содержали солдата, которого в случае убыли должны были заменить другим. Только гвардейский королевский полк комплектовался вербовкой. В случае необходимости Карл XII мог довести армию до 100 тыс. человек. В отличие от прочих европейских армий, которые были наемными, шведская армия, таким образом, комплектовалась по набору и по территориальному принципу. Это было сильное национальное в своей основе войско, состоявшее из бюргеров и крестьян. Военно-морской флот Швеции считался сильнейшим в Балтийском море. В начале XVIII в. в своем составе он насчитывал до 42 линейных кораблей, 12 фрегатов и множество других судов. Палубная артиллерия флота состояла из 2700 орудий. Эта армада практически не имела себе соперников на Балтике, за исключением, может быть, Дании. Шведский флот мог беспрепятственно доставлять войска и грузы в любую точку Балтийского побережья. Если учесть, что в состав шведского королевства входили не только коренная Швеция, но и Финляндия, Эстляндия и Лифляндия, а также часть Померании, то становится ясно, что Швеция бесспорно являлась одной из крупнейших и сильнейших держав Европы. С таким противником России предстояло воевать за возвращение отторгнутых шведами в годы Смуты начала XVII в. территорий в бассейне Невы, Карелии, за выход к Балтийскому побережью.

Какими же возможностями располагала тогда Россия? В основе ее вооруженных сил оставалось дворянское поместное ополчение. Негодность его показали уже первые войны в петровское царствование, в частности, Азовские походы. В 1701 г. И.Т. Посошков, видный экономист и администратор того времени, писал Ф.А. Головину о поместном ополчении так: «Людей-дворян на службу нагоняют множество, а если посмотреть на них внимательным оком, то кроме зазору ничего и не узришь. Ружье стреляло плохо и владеть ими не умелые…, только боролись ручным боем, копьями и бердышами и то тупыми, а если на конницу посмотреть, то не то что иностранным, а самим нам на них смотреть зазорно – клячи худые, сами скудные…». И далее продолжал: «А я от многих дворян слыхал, дай де Бог великому государю служить, но сабли из ножен не вынимать».

Перед петровским правительством встала неизбежная и сложная задача создания совершенно новых вооруженных сил. Небольшой опыт в этом деле в стране был. Начиная с 30-х годов XVII в., в России предпринимались попытки создать новую военную систему. Одна из них – формирование полков «нового строя», на которые правительство опиралось в острейшие моменты, например, при подавлении «медного бунта» в 1662 г. и в ходе русско-польской войны 1654–1667 гг. Но эти полки, в которых было немало иностранных офицеров, не составляли большинства в вооруженных силах, главную роль в которых по-прежнему играли дворянское ополчение и стрельцы. Конечно, такая армия не в состоянии была решить сложные внешнеполитические задачи, возникшие перед страной, что стало ясно из неудач Крымских походов конца 80-х годов XVII в. Создание в 1687 г. на новых принципах «потешных» полков – Преображенского и Семеновского – заложило основы новой профессиональной армии. Эти полки стали ее ядром.

Если Азовские походы окончательно развенчали роль поместного дворянского ополчения, то стрелецкий мятеж 1698 г. показал к тому же ненадежность стрелецких полков. Было очевидно, что их роль как военной силы уходила в прошлое.

С 1699 г. правительство Петра I приступило к более энергичному формированию новой армии. В основе ее комплектования был положен принцип набора в солдатские драгунские полки, сложившийся во второй половине XVII в., когда брали людей от определенного количества крестьянских дворов. Набор производился особой комиссией боярина Ф.А. Головина на Генеральном дворе в селе Преображенском. Подход к комплектованию войск постоянно совершенствовался, и к 1705 г. складывается единая рекрутская система набора рядовых военнослужащих. С этого года в документах стало употребляться слово «рекрут». В 1710 г. уже были введены постоянные округа комплектования войск. До 1723 г. в армию набирали «по подворному» числу (исходя из количества дворов), а затем по «подушному» числу. В целом, с 1699 г. и до 1725 г. было произведено 53 набора. Всего по рекрутским наборам в армию было мобилизовано 284 тыс. 187 человек. Рекрутчина всей тяжестью ложилась на крестьянское и посадское население. Участились побеги, беглых рекрутов ловили, били кнутом или казнили. Однако в целом, благодаря рекрутской системе, Россия получила сильную национальную армию, выгодно отличавшуюся от наемных армий Западной Европы.

В 1725 г., помимо регулярных войск (130 тыс. чел.), в армию включались иррегулярные гарнизонные войска, ландмилиция, казачьи формирования, отряды калмыцкой и башкирской конницы (105–107 тыс. чел.). Порядок и дисциплина в вооруженных силах регулировались «Уставом воинским», принятым в 1716 г. Для обеспечения армии оружием были построены многочисленные оружейные заводы в Туле, Сестрорецке и особенно на Урале. В итоге потребности армии в боеприпасах и оружии покрывались полностью.

В самом начале XVIII в. был сформирован особый артиллерийский полк, вооруженный пушками русского инженера Василия Корчмина, значительно превосходившими по скорострельности и точности аналогичные европейские орудия. В армии постепенно вводилась строгая военная дисциплина, чему немало способствовало и внедрение единой для каждого рода войск форменной одежды. Пехоту одели в зеленые кафтаны и черные шляпы, кавалерию – в синие кафтаны и черные шляпы, артиллерию – в красные кафтаны и в черные шляпы. В стране действовали 15 суконных, 20 кожевенных мануфактур, выпускавших сукно для форменной одежды, сапоги и башмаки, пояса, портупеи, чехлы и другую амуницию. С начала XVIII в. русская армия, в отличие от многих европейских армий, стала переходить к так называемой «магазинной» (складской) системе провиантского снабжения, контроль за которым осуществлял специальный Провиантский приказ. Конечно, там, где таких магазинов-складов не было, приходилось использовать реквизиции и закупки продовольствия у местного населения.

«Воинский устав» 1716 г. фактически ввел новый военно-дисциплинарный и военно-уголовный кодексы. В нем также были сформулированы тактические и строевые основы действий войсковых формирований.