КалейдоскопЪ

Введение

Человечество идет в будущее со взором, обращенным в прошлое.

Гульельмо Ферреро (1871–1942) Социолог, публицист, итальянский историк

XIX–XX вв. войдут в историческую память человечества как века кровавых войн, революций, геноцида целых народов, Это века, в которых силой оружия, методами устрашения одни люди пытались заставить других жить в противоречии с устоявшимся укладом жизни. Это века, в которых были сделаны отчаянные попытки построить «царство божие» на земле.

Однако вся историческая практика XIX–XX вв. убедительно доказала: насилие не есть повивальная бабка истории, насилие убьет любую идею, даже самую прекрасную в своем первоначальном замысле.

Человечество долго шло к осознанию, казалось бы, простой мысли: высшая цель истории – сам человек, обладающий неотчуждаемыми правами на жизнь, свободу, собственность. Реализация этой цели в истории осуществлялась самими людьми, с их убеждениями и иллюзиями, принципами и утопиями, людьми, обремененными привычками и традициями и все же вольно или невольно стремящимися ко все большей свободе мысли и труда.

Каждый из нас рождается в атмосфере идей и верований, порожденной всеми предшествующими поколениями. Но, к сожалению, прошлые поколения оставили нам не столько готовые решения вопросов, сколько сами вопросы. История нашей страны в XIX–XX вв. сконцентрировала практически все проблемы человечества. Осмысление истории России требует ответов на вопросы:

В чем смысл нашей истории XIX–XX вв.?

Чем она была?

Чем могла бы быть, но не стала?

Дискуссионная борьба по поводу нашего исторического прошлого, развернувшаяся сегодня на страницах печати, часто сводится к тому, что одни стремятся сохранить и отстоять старые исторические схемы, другие – разрушить их. При этом, как первые так и вторые не выходят за рамки прошлого мышления, для которого так характерна претензия на монопольное владение истиной. В результате «подгонка» прошлого к злобе дня – не только «правая», но и «левая» – приводят к тому, что история теряет свою объективность.

Та история, которая для одних выполняет роль политической дубинки, а для других – функцию очищения мозгов от старых исторических схем, ведет к уничтожению подлинной надпартийной истории.

Стремясь ответить на поставленные жизнью вопросы, авторы учебного пособия пытаются идти не по пути дискуссионной борьбы за иную схему, которая предлагала бы обществу новые объяснения прошлого, а по пути углубления собственно исторического знания.

Избрав отправной точкой учебного пособия XIX в. мы руководствовались следующими соображениями.

В это время возникает то экономическое основание, на котором совершается вся динамика событий государственной политической жизни, а также социальное и интеллектуальное развитие общества. Россия вступает в эпоху капиталистического развития, идет процесс реформирования экономической и политической жизни. На ряду со «старыми» нарождаются «новые» направления общественно-политической мысли. Что же касается истории России XX в., то еще не одно десятилетие пред каждым мыслящим человеком будет вставать вопрос: как в России, стране глубоких гуманистических традиций, в стране Пушкина и Толстого, Достоевского и Короленко, Вернадского и Павлова, Соловьева и Бердяева возникли «эшелоны смерти» и расстрелы заложников, лагеря Мудьюк и Соловки, а затем Кенгир, Магадан, Норильск и др. Как в стране, в которой патриотизм был и остается неискоренимой чертой ее народов, не менее миллиона человек стали дезертирами в Первую мировую войну и около миллиона человек с оружием в руках сражались во вражеской армии в годы Второй мировой войны? Как страна, которая вначале века выходила на передовые позиции по темпам экономического развития, оказалась в начале завершающего этот век десятилетия не в состоянии досыта прокормить свое население? Что это: вина народа или его беда?

Ответы сегодня даются самые разные. По нашему мнению, главное, чтобы исследования, споры, дискуссии по этим проблемам велись с позиции гуманизма, нравственности, ответственности, историзма мышления. В этих рамках ответы на волнующие нас вопросы могут быть весьма различные. Мы уверены только в одном: однозначно окончательный ответ не будет дан никогда. Поэтому данном пособии авторы предлагают один из вариантов такого поиска.

История как способ самопознания человека, страны, народа существовала всегда. Однако, чем ближе к современности, тем сложнее оценка этого процесса. Это означает, естественно, что мы должны отказаться от изучения и осмысления событий, периодов, людей, действия которых оказали влияние, по сути, на каждого из нас.

Подлинно научное познание истории не может идти по пути замалчивания или подкрашивания событий. Опасность любой легенды в том, что истинно трагическое она замалчивает в угоду трогательному. При этом, нам бы хотелось, чтобы вы, знакомились с нашим анализом, не воспринимали его как нечто окончательное, застывшее. Да это и не возможно. Познание истории – это всегда диалог. Диалог, входе которого мы уточняем, взаимно дополняем друг друга, приближаясь ко все более глубоким выводам о смысле и роли тех или иных событий.

«Первая задача истории – воздерживаться от лжи, вторая – не утаивать правды, третья – не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или предвзятости», – писал в древности Марк Туллий Цицерон, Римский государственный деятель, оратор, писатель.

Стремясь к объемному, многоцветному изображению исторических событий и процессов, надо не забывать, что в истории, как и в любой другой науке, невозможно достижение какой-то окончательной истины. Каждое новое поколение задает истории свои вопросы, всматривается в прошлое, как в зеркало, ища ответы на сегодняшние проблемы. Поэтому историки и общество в целом будут и в будущем дискутировать о назначении преобразований Петра I, о реформах Александра II, обусловленности российских революций и их исторических итогах, оценке исторической роли Петра I, Александра II, В.И. Ленина, И.В. Сталина, М.С. Горбачева, Б.Н. Ельцина и др.

История, которую мы изучаем – это история людей и история идей. Жизнь и развитие идей неотделимы от истории людей. Для нас не безразличен вопрос: как люди в конкретно-исторических условиях формируют идеи и как те же люди видоизменяют их, искажают, предают, используют в антигуманных целях. В Российском государстве, в СССР, ставшем его историческим правопреемником, сталкивались различные идейные направления: монархические и республиканские, автократические и демократические, либеральные, интернационалистические и узконационалистические, имперские и национально– освободительные, религиозные и атеистические. У каждой из этих идей были свои носители. Среди них были люди убежденные и сомневающиеся, фанатики и попутчики, служители идеи и те, кто ставил их на службу себе. Для воплощения этих идей создавались политические партии. Опыт истории наглядно демонстрирует, что каждый крупный идеолог, а тем более политик отражает в своих трудах и деятельности лишь какую-то, пусть даже важную, но лишь часть общественно-исторического сознания. П.А. Герцен и К.П. Победоносцев, В.И. Ленин и Л.Н. Толстой, В.И. Сталин и Н.И. Бухарин, П.А. Столыпин и П.Н. Милюков, А.И. Деникин и Ф.Э. Дзержинский, Н.С. Хрущев и А.Д. Сахаров – все они оставили свой след в истории, одни – кровавый, другие – просветленный, третьи – трудноопределяемый и по сей день. У каждого из них были свои сторонники и последователи.

Один из главных уроков прошлой и настоящей истории для всех народов, населяющих наше государство, состоит в том, что пути развития, идущие в сторону от правового государства и гражданского общества, неизбежно ведут в тупик. Все реформы, хоть и в минимальной степени приближавшие к реализации этих фундаментальный опор, одновременно создавали и условия для роста благосостояния страны, каждого отдельного человека. Трагедия нашей истории именно в том, что ни одна из намечавшихся реформ в пользу правового государства и гражданского общества до сих пор не была доведена до конца ни после революции в 1905–1907 гг., ни после Февральской, а затем Октябрьской 1917 г., ни за более чем 70-летний период советской власти. А ведь модель правового государства применительно к России еще до революции была разработана прогрессивными российскими либералами. Побеждало или стремление затормозить, законсервировать идущие исторические процессы, или нетерпеливое желание подтолкнуть историю, заставить ее ускорить свой бег. Незаконченные реформы оборачивались контрреформами, а те приводили к революциям и контрреволюциям.

Но мы надеемся, что никакой исторический опыт не проходит для народов бесследно. Наша история – не укор отцам, но урок нам, ныне живущим. И если мы этот урок не усвоим, то наши дети будут обречены еще на один виток в замкнутом круге антидемократизма, антигуманизма.

Однако политическую историю нашего Отечества нельзя правильно понять вне связи с мировыми историческими процессами, с развитием мирового сообщества. Поэтому авторы пособия рассматривают историю России во взаимосвязи с мировыми общественными процессами. Они учитывают и то, что история, как подлинная наука, должна быть не лакействующей, а точной наукой, позволяющей четко определить, где истина, а где заблуждение или фальсификация, ибо без этого нельзя избавится от суррогатов исторических представлений, тех явно подделанных под науку псевдознаний и заблуждений, то «буржуазных», то «пролетарских», которые в изобилии бытовали в прошлом и часто воспроизводятся сейчас.

В основу учебного пособия положен проблемно-хронологический принцип и современные подходы в оценках исторического прошлого, научная методология с широким использованием различных источников, общенаучных и специфических методов познания. При изложении рассматривается сущность позиции различных политических направлений и течений, прослеживается их эволюция с помощью системного анализа, а также диалектика общественно-политической жизни как дореволюционной России, так и советского периода.

Определяя задачи и направление своей деятельности, каждый из нас должен быть хоть немного историком, чтобы стать сознательно и добросовестно действующим гражданином.

Издательство и авторы сознают, что в условиях ограниченного учебного времени, сравнительно небольшого объема печатного материала невозможно подробно осветить все многообразие двухвековой истории страны. Авторы излагают лишь основные узловые проблемы.

При этом они не претендуют не только на исчерпывающее изложение всех тем, но на единственно правильное их толкование – они высказывают свою точку зрения. Не исключено, что в пособии есть спорные вопросы или недостаточно доказательные положения. И это, надеемся, читателям понятно, ибо в настоящее время идет процесс исследования и наполнения важнейших источников по истории страны.

Издательство и авторский коллектив с благодарностью воспримут замечания и пожелания наших читателей – студентов и преподавателей.

Профессор Леванов Борис Васильевич