КалейдоскопЪ

Кризис самодержавия. М.Т. Лорис-Меликов

Одним из важнейших признаков революционной ситуации является кризис политики самодержавия. Кризис политики самодержавия был обусловлен ее несовместимостью с социально-экономическими и политическими потребностями общества. Он выражался в колебаниях политического курса царизма, отсутствии внутреннего единства в правящей группировке, относительной изолированности власти от тех слоев общества, которые составляли ее традиционную социальную опору. Это приводило к ослаблению позиций правительства, что открывало дополнительные возможности для развития народных движений и борьбы революционеров.

В годы кризиса особенно заметно проявились противоречия между двумя течениями в высшей бюрократии: либеральной и открыто реакционной. Каждое из них имело дворянскую окраску, но по-разному понимало перспективы укрепления власти.

Либеральное крыло группировалось вокруг брата Александра II великого князя Константина Николаевича. Эта группировка обладала значительным опытом государственной деятельности, глубоко воспринимала политические проблемы, занимала активные позиции при подготовке и проведении буржуазных реформ 60-70-х гг. В либеральных кругах правительства наиболее заметная роль принадлежала Д.А. Милютину и П.А. Валуеву. По их мнению, уступки должны предотвращать революционные и оппозиционные выступления, а не быть их результатом. Они выступали за продолжение реформ, но при этом в полной мере разделяли карательную политику царизма. В этом проявлялась типичная двойственность умеренного либерализма, имевшего наряду с прогрессивными и реакционные черты.

Сторонники «охранительных начал» группировались вокруг наследника престола великого князя Александра Александровича. Они выступили за возвращение прежних, дореформенных порядков, упрощенно понимая потребности в духе старых крепостнических представлений. Их политические устремления были направлены против дальнейших реформ и на ограничение действовавшего буржуазного законодательства.

Правительство начало испытывать влияние кризиса вскоре после окончания русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Напряженность политической обстановки усиливалась в результате действий революционеров. Это было особенно заметно в связи с покушением В. Засулич на петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова и убийством С. Кравчинским шефа жандармов Н.В. Мезенцева.

Политика правительства быстро реагировала на обострение социально-экономических противоречий и рост общественного движения. Начиная с 1878 г., усиливаются репрессии по отношению к революционному движению. Одной из первых мер правительства было создание аппарата полицейским урядников в середине 1878 г. – в среднем по 11 урядников на каждый уезд. Они должны были «охранять общественное спокойствие», т. е. пресекать любое выражение недовольства со стороны крестьянства. Для организации борьбы против революционеров была создана сыскная полиция, участились обыски, аресты; произвол власти становился обычным явлением. Наряду с этим предпринимались меры по борьбе с земской оппозицией. Была прервана разработка буржуазного законодательства.

В обстановке нарастания революционной борьбы в апреле 1879 г. правительство пошло на введение чрезвычайных мер.

В трех городах – Петербурге, Харькове и Одессе – учреждались должности временных генерал-губернаторов, а права московского, киевского и варшавского генерал-губернаторов значительно расширялись. Генерал-губернаторы наделялись особыми административными правами. Им подчинялось управление не только основных губерний, но и смежных с ними. Лиц, обвиняемых в государственных преступлениях, они могли предавать военному суду, подвергнуть аресту и административной ссылке практически без ограничений. Генерал-губернаторы имели право запрещать периодические издания. На должность генерал-губернаторов были назначены выдающиеся генералы И.В. Гурко, М.Т. Лорис-Меликов, Э.И. Тотлебен. Тем самым правительство стремилось поднять престиж своего мероприятия. Введение временных генерал-губернаторов было наглядным свидетельством неспособности правительства управлять на основах изданного законодательства. Усиление карательных мер сопровождалось рассуждениями о конституции в верхах. В начале 1880 г. на обсуждение выносятся проекты весьма умеренных конституций. Однако даже робкие планы, затрагивавшие политические основы самодержавия, были отвергнуты. Таким образом, на данном этапе кризиса правительственная политика фактически означала нарастание реакции.

Новое покушение на жизнь Александра II, организованное С.Н. Халтуриным в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г., показало правительству ненадежность принятых мер, и 12 февраля был издан указ о создании Верховной распорядительной комиссии во главе с М.Т. Лорис-Меликовым. Главной задачей комиссии ставилась «охрана государственного порядка и общественного спокойствия». Главному начальнику комиссии предоставлялись исключительные права по пресечению революционных выступлений. В этом вопросе ему подчинялись все государственные органы, включая военное ведомство. Фактически М.Т. Лорис-Меликов наделялся диктаторскими полномочиями.

С первых дней своей деятельности М.Т. Лорис-Меликов проявил стремление расширить круг своих полномочий и подчинить своему влиянию не только борьбу с революционным движением, но и все другие сферы государственной жизни. Программа Лорис-Меликова содержала наряду с карательными мерами систему реформ, предусматривавших облегчение материального положения крестьянства и городских рабочих. В своей деятельности он старался завоевать доверие всех слоев общественности, предусматривая в интересах дворянства – расширение прав земств, в отношении городских слоев – развитие органов самоуправления, в отношении интеллигенции – облегчение правил печати, устранение неоправданной регламентации университетской жизни и т. д. Были устранены наиболее одиозные фигуры царской администрации. С поста министра народного просвещения был уволен Д.А. Толстой, сильно скомпрометировавший себя в глазах общественности.

Деятельность Верховной распорядительной комиссии продолжалась недолго. Указом 6 августа 1880 г. она была ликвидирована. Проводилась некоторая реорганизация центральных государственных органов: упразднялось ненавистное III Отделение, а его функции передавались Министерству внутренних дел. Министром внутренних дел и шефом жандармов назначался М.Т. Лорис-Меликов. Ликвидация Верховной распорядительной комиссии изображалась как отказ от диктаторства. На самом деле диктатура как способ концентрации сил правительства в условиях политического кризиса вступала в новую фазу.

Министерство М.Т. Лорис-Меликова провело серию мероприятий, имевших заметные последствия. Были организованы сенатские ревизии для выявления отрицательных явлений местной жизни, отменен соляной налог, несколько расширены права печати, студенчеству было предоставлено право создания своих организаций в правительственных кругах.

В период проведения реформ 60-70-х гг. неоднократно поднимался конституционный вопрос, который рассматривался как один из способов по выходу самодержавия из кризиса. Конституционный вопрос не рассматривался как альтернатива самодержавию. Вопрос стоял лишь о различных формах законосовещательного представительства, которые могли бы успокоить благонамеренную оппозицию и тем самым упрочить положение монархии.

Среди проектов той поры наиболее значительным был план реорганизации Государственного Совета, подготовленный П.А. Валуевым в 1863 г. В его основу был положен принцип незыблемости монархии как гаранта государственности. Нововведения сводились к допущению представителей с мест с целью реализации совещательных функций при монархе. По проекту П.А. Валуева представительство носило не общенародный, а сословный характер, т. е. в делах законодательства и государственного управления должны были принимать участие представители прежних феодальных сословий. Этот план, по словам Валуева, преследовал вполне прагматическую цель – выбить почву из-под ног революционных агитаторов, которые широко используют в своей пропаганде тезис об антинародности и отчужденности самодержавия от общества.

Основной смысл выдвинутого П.А. Валуевым предложения сводился к реформе Государственного Совета, который должен был превратиться из административно-совещательного органа в сословно-совещательный с участием представителей дворянства, городов и духовенства. Проект допускал косвенное представительство через земства других сословий, но все равно не допускал представительства парламентского типа и в политическом отношении намного уступал либеральным проектам начала XIX в. Предложения Валуева широко не обсуждались, не получили своего воплощения в каких-либо реформах, но представляли определенный опыт правительства по модернизации политического строя России.

Своеобразным политическим экспериментом была разработка либеральной конституции Болгарии. После русско-турецкой войны 1877–1878 гг. русским гражданским управлением в Болгарии во главе с императорским комиссаром А.М. Дондуковым-Корсаковым были проведены широкие либеральные реформы и подготовлен проект конституции, который был принят Учредительным собранием болгарских народных представителей. Разработанный русским гражданским управлением проект политического устройства Болгарии лег в основу болгарской политической системы, в которой сильная власть монарха подкреплялась широким народным представительством. Болгарская конституция надолго стала воплощением политических идеалов российских реформаторов.

Новый шаг по подготовке конституционной реформы непосредственно связан с деятельностью М.Т. Лорис-Меликова. Шаги правительства были очень осторожными. Предварительно речь шла только о создании законосовещательного органа. За основу реформы брались предшествующие проекты П.А. Валуева (1863). Основной целью подготавливаемой реформы было создание рационального механизма принятия законов, расширение социальной базы царизма и стабилизация политической обстановки в стране. Создание земского представительства в этом плане имело лишь второстепенное значение, как неизбежная уступка общественно му мнению.

Подготовка «конституции Лорис-Меликова» не была завершена, поэтому можно говорить лишь об основных ее положениях. 17 февраля 1881 г. Александр II утвердил доклад Лорис-Меликова по подготовке политических реформ. Предполагалось создание Подготовительной комиссии по выработке реформ. Эта законосовещательная комиссия должна была состоять из лиц, назначенных императором, и выбранных представителей от земств и городов. Правительство заранее предполагало, что земские представители будут отстаивать взгляды оппозиции, и поэтому количество мест от губерний так и не было определено.

Подготовительная комиссия предполагалась как временный законосовещательный орган, который ни при каких условиях не мог превратиться в государственное учреждение парламентского типа. Тем не менее, не следует полностью игнорировать политическое значение этой комиссии. Возникнув с участием избранных представителей, она могла высказаться за новые формы государственности, и игнорировать ее предложения самодержавие вряд ли смогло бы. Однако события стали развиваться по другому сценарию. К началу марта было подготовлено правительственное сообщение о созыве Подготовительной комиссии с участием представителей земств. Утром 1 марта 1881 г. Александр II одобрил текст официального сообщения о созыве комиссии, и на 4 марта было назначено слушание этого вопроса в Совете министров. В тот же день Александр II был убит народовольцами, и условия для проведения реформ резко изменились. Возможность плавной конституционной реформы была полностью исключена.

Терроризм народовольцев был крайним выражением оппозиции в стране. Он оказывал давление на правительство, дестабилизируя общество. Для либеральных реформаторов привлечение общественности и власти было единственным способом политической стабилизации страны и прекращения террора. Деятельность народовольцев способствовала реформам, но в условиях преобладания в России консервативных настроений народники фактически содействовали победе реакционных сил в правительстве. В результате террористического акта 1 марта 1881 г. в отставку были вынуждены уйти М.Т. Лорис-Меликов, Д.А. Милютин, А.А. Абаза, Д.М. Сольский и другие выдающиеся реформаторы.