КалейдоскопЪ

Экономическая политика царизма

Бурное экономическое развитие 70-х гг. сменилась резким замедлением темпов роста в 80-х гг., что серьезно беспокоило правительство. От современников не требовалось большой проницательности, чтобы увидеть основные причины замедления темпов роста. Это – прежде всего война 1877–1878 гг., поглотившая огромные капиталы, отвлеченные от производственной сферы. Угнетенное состояние крестьянства, задавленного выкупными платежами, нерациональным налогообложением и полукрепостническими повинностями, сильно ограничивало его покупательные способности и в целом сужало внутренний рынок. Определенное значение имело неблагоприятное для России состояние мирового рынка, особенно понижение цен на зерно. В результате прирост промышленной продукции в 1879–1890 гг. составил 20 %, тогда как в период 1866–1878 гг. он составлял 14,3 %. Отсюда становится понятным, почему экономические мероприятия правительства, вопреки общей реакционности политики, имели позитивные черты, что использовалось правящей группировкой и в демагогических целях.

В 80-х – начале 90-х гг. правительство придерживалось ориентации на ускорение экономического развития. Концепция реализации этой цели была сформулирована министром финансов Н.Х. Бунге. Он выступал против прямого финансирования промышленности государством, считая, что благоприятную обстановку для развития создают законодательные меры и среди них первое место занимает система налогообложения. Он выступил за ослабление налогового пресса на крестьянство. 9 мая 1881 г. был принят закон о понижении размеров выкупных платежей и сложении недоимок по этим платежам за предыдущие годы, на что ассигновалось ежегодно 12 млн руб. и дополнительно 14 млн руб. на списание недоимок. 28 декабря 1881 г. был обнародован закон о переводе всех временнообязанных крестьян на обязательный выкуп. Сокращение бюджетных поступлений в результате этих мер правительство частично компенсировало изменением порядка различных обложений (условно называется оброчной податью) бывших государственных крестьян. Указом 12 июня 1886 г. все бывшие государственные крестьяне автоматически переводились на выкуп. Их оброчная подать была повышена на 45 %, но это засчитывалось им как выкуп на срок 44 года (до начала 30-х гг. ХХ в.). Понижение выкупных платежей и введение обязательного выкупа для бывших помещичьих и государственных крестьян не устраняло феодальных пережитков, но ускоряло развитие капитализма.

В пореформенную эпоху главным анахронизмом представлялась подушная подать. «Трудно представить сколько-нибудь убедительные доводы справедливости взимания и с бедного и с богатого по 1 руб. налога», – писал Н.Х. Бунге. Начиная с 1884 г. правительство начало постепенную отмену подушной подати (окончательно отменена в Европейской России в 1887 г.). Это создало возможность для развития других форм налогообложения: вводятся и вырастают акцизные сборы на спирт, табак, сахар, нефть. Облагаются новыми налогами городская недвижимость, торговля, промыслы, доходы от денежных капиталов и т. д. Повышаются таможенные пошлины – в краткий период с 1882 по 1885 г. они возросли более чем на 30 %.

В условиях спада революционной ситуации правительство пошло на значительное уменьшение численности армии, что сократило отток средств в непроизводственную сферу (на 23 млн руб. в год). Все эти меры способствовали повышению деловой активности, ограждали отечественную промышленность от зарубежных конкурентов. Увеличение пошлин уменьшало импорт изделий, но способствовало импорту капиталов, что также благоприятствовало развитию промышленности. Правительство стремилось сократить количество опекаемых государством предприятий, что не всегда благотворно сказывалось на состоянии экономики. Однако перед лицом опасности банкротства оно вынуждено было все же брать под свою финансовую защиту горные заводы Урала, Путиловский завод, Коломенский и Невский паровозостроительные заводы, ряд банков и т. д. Это показывало еще относительную слабость российского капитализма.

Дворянская направленность экономической политики прослеживается прежде всего в создании поземельных банков. И 1885 г. в ознаменование столетия Жалованной грамоты дворянству был учрежден Дворянский банк для предоставления кредита под залог родовых имений сроком на 48 лет и 8 месяцев при льготных процентах. Продолжительный срок ссуды делал крайне незначительным размеры годовой ставки погашения долга. Несколько раньше, в 1882 г., был учрежден Крестьянский банк. Срок ссуды в нем устанавливался значительно короче – 36 лет и 7 месяцев, а кредитный процент был выше, кроме того, ссуду могли получить только зажиточные крестьяне, так как при оформлении покупки земли требовалось, чтобы 25 % стоимости крестьянин платил из собственных средств, а остальное предоставлял банк. В этом тоже прослеживается антидемократическая, буржуазная тенденция, направленная на развитие предпринимательских элементов в деревне. Объективно создание Крестьянского банка было выгодно и для помещиков, потому что покупкой крестьянами земли поддерживался рост цен на нее, следовательно, увеличивалась и ценность имений.

Во второй половине 80-х гг. в правительстве произошли перестановки в руководстве экономикой. Под напором реакционеров в отставку ушел Н.Х. Бунге. Его кресло занял И.А. Вышнеградский – крупный финансист, слывший «заядлым критиком», во многом придерживавшийся иных экономических взглядов, чем Бунге. Однако общий курс остался прежним. Был предпринят налоговый нажим на непроизводственные капиталы, вновь резко повышены пошлины на импорт промышленной продукции, ловко проведена крупномасштабная операция на зарубежных биржах по снижению процентов внешних займов России. Большое значение имело усиление контроля над оборотами железных дорог, и направленное на прекращение крупных спекуляций, производился выкуп государством наименее доходных частных железных дорог. Даже перечисление этих мероприятий показывает, что экономическая политика имела буржуазный характер, и политические перестановки не могли свернуть ее с этого пути.