КалейдоскопЪ

Расстановка классовых и политических сил накануне революции 1905–1907 гг.

Расстановка политических сил

Ведущими самостоятельными политическими силами России во 2-й половине XIX – начале XX в. выступали поместное дворянство и государственная бюрократия, буржуазия, крестьянство и пролетариат. Все они имели свои специфические интересы, иногда близкие, послужившие основой для политических блоков, а нередко ставившие их во враждебные отношения друг с другом. Каждый класс имел свои политические партии, отражавшие интересы различных социальных слоев. Эти партии стремились расширить свою социальную базу: они выдвигали программы и лозунги, достаточно привлекательные для широких масс. В условиях России – с незавершенностью буржуазных реформ, незаконченностью формирования классов капиталистического общества, многоукладностью экономики – картина расстановки политических сил была весьма мозаичной.

Наиболее дальновидные представители дворянства, либеральной буржуазии и революционеры по-разному давали оценку социально-экономического и политического положения России. Но все они осознавали неизбежность перемен. Главный спор шел о методах изменения (революции или реформы) и степени преобразований в стране (конституционная монархия или демократическая республика), решении аграрного, национального, рабочего вопросов и т. д.

Объективно ситуация в поререформенной России сложилась так, что страна оказалась перед выбором: либо продолжение медленного, мучительного для народа движения по «прусскому», дворянско-буржуазному пути 1861 г., либо переход на демократический, «американский» путь капиталистического развития. Отсюда возникает вопрос: а была ли возможность у России избежать событий 1905 г.? Думается, да. Исторический опыт свидетельствует, что первые революционные ситуации, сложившиеся в России на рубеже 50-60-х и 70-80-х гг. XIX в., не привели к революции. Да и сама революция, как свидетельствует опыт, могла пойти и по более радикальному, «французскому», и по более умеренному, «немецкому» пути. Это означало, что она закончила бы или решительной победой народа, или верхушечным компромиссом между самодержавием и буржуазией при определенном улучшении положения народных масс. Мы разделяем точку зрения советских историков П.В. Волобуева, С.В. Тютюкина, В.В. Шелохаева, что во второй половине XIX в. еще оставался вполне реальный исторический шанс избежать в стране революционных потрясений 1905–1907 гг. Для этого необходимы были крупномасштабные реформы в области государственного устройства (например, создание законодательного учреждения), аграрных преобразований, ослабление социального и сословного неравенства, введения элементарных демократических свобод.

Анализ сложившейся ситуации в России свидетельствует, что реформистские тенденции в конце XIX – начале XX в. в России не получили своего развития и явно отставали от бурного роста социально-политических противоречий. Самодержавие и его социальная опора – дворянство – не пошли по пути проведения серьезных реформ.

Главным противоречием пореформенного периода России было противоречие между капиталистическими производственными отношениями, господствовавшими в промышленности и все глубже проникавшими в сельское хозяйство, и многочисленными пережитками крепостничества, охватившими все сферы экономической, социальной, политической и культурной жизни страны. Концентрированным выражением пережитков крепостничества было царское самодержавие.

Особенности первой российской буржуазной революции привели к тому, что в России образовались три политических лагеря, а не два, как это было в ранних буржуазных революциях на Западе: правительственный, либерально-буржуазный и революционно-демократический.