КалейдоскопЪ

Правительственный лагерь

Прибегая к социальному и политическому маневрированию, используя для своей защиты не только грубую военнополитическую силу, но и средства идеологического воздействия, отдельные реформы, финансовую помощь зарубежного капитала, правительственный лагерь в годы революции широко опирался на сеть помещичье-монархических партий и организаций.

В революции 1905–1907 гг. правительство поддерживали 6 помещичье-монархических и 8 консервативных буржуазных партий и множество мелких политических организаций, которые в той или иной степени к ним примыкали. В отличие от буржуазных и революционно-демократических партий, эти организации, как правило, были только русскими. Это объясняется тем, что во главе государства стояли русские помещики. Возникали они позже других партий в ответ на политическую консолидацию других классов. Их штаб-квартира была в столицах России – Петербурге и Москве. Наиболее крупные из них маскировались под названием организаций русского народа или религиозных. Только одна в своем наименовании содержала слово «монархическая». Наиболее крупными были: «Союз русского народа» (к 1907 г. насчитывал более 400 тыс. человек), «Русский народный союз им. Михаила Архангела» (20 тыс.), «Русская монархическая партия» (более 2 тыс. человек), «Союз русских людей», «Общество активной борьбы с революцией» и т. п.

Чтобы заручиться поддержкой народных масс, в первую очередь многомиллионного крестьянства, ремесленников, черносотенцы широко использовали социальную демагогию, спекулировали на патриотических чувствах, разжигали национализм. Для пропаганды и агитации масс использовались программные заявления, выпускаемые многомиллионными тиражами брошюры, прокламации, газеты, в которых звучали призывы срывать митинги, демонстрации, забастовки, устраивать «патриотические» манифестации. В них указывалось, что главными очагами крамолы являются интеллигенция, рабочие, учащаяся молодежь, инородцы, особенно еврейское население. Особое место в тактике черносотенцев занимала погромная деятельность. На эти цели правительство из специального фонда выделяло щедрые финансовые подачки, особенно для партии «Союз русского народа».

Образовавшаяся в ноябре 1905 г. главная помещичье-монархическая партия – «Союз русского народа» в своем первом программном документе заявила, что в основу ее деятельности положены старые идеи, сформулированные еще в 40-е гг. XIX в. и узаконенные Николаем II как главные столпы официальной политики: православие, самодержавие, народность. Православие признавалось основой всей русской жизни и являлось государственной религией. Самодержавие рассматривалось незыблемым, а царь – как высшая правда, закон и сила. Русская народность признавалась державной народностью. Членами союза могли быть «только природные русские люди обоего пола, всех сословий и достояния».

В программе содержался пункт о единстве и неделимости России. В нем утверждалось, что все попытки расчленить Россию должны решительно устраняться. Ни о какой автономии не должно быть и речи. Отношение к революции у всех помещичье-монархических партий и реакционных сил было единым. «Революция есть своеволие зла, направленное к попранию законности?» – писала газета «Московские ведомости» в сентябре 1905 г. В условиях начавшейся революции все они единодушно требовали от правительства железной рукой подавить крамолу. Так, ярославский отдел «Союза русского народа» в своем воззвании 1906 г. писал: «Нетерпимо тяжело стало нам жить. Где покой? Где былая радость? Все ходят понурые, унылые, все ждут новых бед и ужасов, и не видно конца им. Кого мы видим и слышим? О чем читаем ежедневно в газетах? Только и есть: беспорядки, забастовки, грабежи, поджоги, убийства, открытое неповиновение властям, возмущения и мятежи; учащиеся не хотят учиться, рабочие работать, предъявляют свои требования, указывают на свои права и не хотят ничего слышать об обязанностях…».

Что в связи с этим предполагалось предпринимать? Естественно, железная рука, неограниченная власть самодержца, «укорот» инородцам («Россия прежде всего для русских!»). И финал: «Соединимся же, люди русские, все без различия сословий в прочный неразрывный Союз за Веру, Царя, Отечество! Но будем твердо помнить, что наш Союз есть Союз мира и любви».

Чтобы заручиться поддержкой многомиллионного крестьянства, «Союз русского народа» в своей программе отстаивал неприкосновенность частной собственности, предусматривал продажу крестьянам «на выгодных для них условиях» казенных земель, предоставление крестьянам права выхода из общины и закрепление за ними земли в качестве частной собственности. В рабочем вопросе программа указывала на возможность сокращения рабочего дня, государственного страхования, упорядочения условий труда.

Тревогу черносотенцев вызывало развитие промышленности и торговли, становление широких рыночных отношений. Например, в заметке «За Царя и Родину» старательно расписывалось, чего можно ожидать от «лжерусской буржуазии»: «…Буржуазия, которой у нас прежде не замечалось, теперь народилась и угрожает государственной власти, трудовому мелкому, частному мещанскому сословию и крестьянству. Конечно, этим пользуются масоны и евреи, дабы канонизировать для своих целей русскую буржуазию – буржуазию самую, может быть, наглую и низкую из всех буржуазий… Наша доморощенная буржуазия… не национальна, и родилась-то она у нас с испорченной сердцевиною. Русская буржуазия, не имея свежести самобытной, заразилась гнилью Запада… Наша буржуазия всегда останется такою же чуждой народу, какою является она и в настоящее время».

Рядовые члены монархических организаций были представлены главным образом мелкими лавочниками, торговцами, владельцам и трактиров, пивных, гостиниц, постоялых дворов, дворниками, извозчиками, а также люмпен-пролетариями, представителями «дна» и даже преступного мира. Созданные из них черносотенные отряды только в 1905 г. организовали погромы в 150 городах страны: Москве, Ярославле, Иваново-Воскресенске, Туле, Казани, Харькове, Кишиневе и др. Только за три недели после 17 октября, когда был принят Манифест, в Москве черносотенцы убили около 4 тыс. человек, искалечили 10 тыс.

Черносотенцы отрицали необходимость демократических реформ. Их точка зрения видна из комментариев к разделам уголовной хроники газеты «Союза русского народа» «Русское знамя»: «Итого, во славу грабительского кадетского, социал-демократического, социал-революционного и анархического движения, называемого на еврейском жаргоне «освободительным», за один день убито 2, ранено 7, всего 9 человек». По принципу «кто не с нами– тот против нас» в одну кучу валятся все оппоненты – и умеренные либералы, и террористические организации эсеров, хотя в сводке идет речь об обычной уголовщине, лишенной политической окраски.

От рук черносотенцев погибли революционеры-большевики Н. Э. Бауман, Ф.Н. Афанасьев, кадеты М.Я. Герценштейн, Г.Б. Иоллос. Черносотенцы совершили покушение на графа С.Ю. Витте. Монархисты из «Союза русского народа» выступали против Государственной думы, требовали созвать вместо нее законосовещательный орган в лице Земского собора из представителей «истинно» русских людей. После выборов в I Государственную Думу монархисты обратились к правительству с требованием ее распустить.

Вот что писали из одесского отделения «Союза русского народа» на имя Николая II: «Светлое будущее России не в грязи европейского парламентаризма, а в русском самодержавии, опирающемся на народные массы и на совет выборных деловых людей, а не интриганов. Одновременно с закрытием союзов, роспуском Думы и обузданием печати необходимо приступить к исправлению новых основных законов», дабы Россия сбросила бы «величайшего хама в образе Государственной Думы и левой печати»[27].

Истоком всех российских бед, по мнению «Союза русского народа», была деятельность Петра Великого, завезенная им «иностранная зараза»: «Через прорубленное окно в Европу повеял с Запада сквозной ветер старейшего европейского отрицания, язычества и рассудочности… нет или не должно быть народности, единокровцев и единоверцев, соплеменности… – а есть космополизм (безнародность), и миллионы листков и тысячеустная пропаганда европействующих и евродействующих темнят и туманят русское народное сознание…»[28].

Царский манифест о роспуске II Думы и изменении закона о выборах, опубликованный 3 июня 1907 г., монархические партии встретили с ликованием, а руководство Союза и многие местные его отделы в ответ направили в Петербург массу телеграмм, в которых одобряли действия самодержавия.

Программные требования других помещичье-монархических партий мало чем отличались от требований главной партии – «Союза русского народа». Так, в программе «Русской монархической партии» говорилось: «Монархическая партия имеет главной своей задачей сохранение Монархической Самодержавной Власти Русских Царей. Монархическая партия ставит первой, по времени, задачей способствовать всеми законными мерами прекращению внутренней смуты, в том убеждении, что никакие внутренние реформы, в которых так нуждается Россия, не могут принести благих плодов, коль скоро они будут производиться под натиском теперешнего революционного движения».