КалейдоскопЪ

Реакционные черты политики Александра I

Военные поселения

В первой четверти XIX в. перед Россией остро стояла проблема армии. Победа в Отечественной войне досталась слишком дорого – ценой разорения значительной части страны. Необходимо было менять всю воинскую систему, основанную на рекрутской повинности, результаты и последствия которой были губительными для общества. Например, торговля рекрутскими квитанциями, или так называемыми «охотниками» (добровольцами), являлась не менее позорным явлением, чем торговля крепостными без земли, и распространялась она на все податные сословия. Проблема усугублялась тем, что за первую четверть XIX в. численность армии возросла в 3 раза, достигнув 950 тыс. человек, что влекло за собой огромные экономические трудности. Одной из попыток избавления от рекрутской повинности и ряда других проблем русской армии была печально известная история организации военных поселений.

Первый опыт организации военных поселений относится к 1810 г., когда батальон Елецкого мушкетерского полка был поселен на государственных землях в Могилевской губернии. Первоначальный замысел предполагал улучшить быт солдат, придав военной службе черты семейного быта и собственной хозяйственной деятельности. В связи с начавшейся войной 1812 г. развернуть это поселение не успели.

В 1814 г. в Манифесте по случаю окончания войны Александр I, обращаясь к солдатам, подчеркивал, что «намерен дать им оседлость и присоединить к ним их семейства». Действительно, солдатский быт отличался своей неустроенностью. В начале XIX в. в казармах размещалась лишь гвардия. Основная часть армии была либо в военных походах, летних палаточных лагерях, либо находилась в многомесячных постоях на зимних квартирах на основе также ненавистной постойной повинности. Солдат на принудительной основе размещали в семьях крестьян или городских обывателей. Достатка в семьях не было, содержание солдат было для них обременительно, и постой сопровождался постоянными бытовыми конфликтами между хозяевами и постояльцами. Перечисленное – лишь самое общее описание трудностей солдатского быта и недовольства населения колоссальными неурядицами, возникавшими при комплектовании и содержании армии. Кроме того, после войны Россия испытывала жестокий финансовый кризис, и правительство искало пути сокращения расходов на содержание армии. На первый взгляд, создание военных поселений, где устойчивый быт совмещался с самоокупаемостью армии, было удачным решением проблемы.

С осени 1816 г. началась планомерная деятельность правительства по организации военных поселений. Главным инициатором этой неудавшейся реформы был Александр I, а непосредственным исполнителем – генерал А.А. Аракчеев. Первоначально военные поселения создавались в Новгородской и Могилевской губерниях, позднее в Слободско-Украинской (Харьковской), Херсонской и Екатеринославской губерниях – в основном кавалерии. Для размещения военных поселений выделялись населенные государственные земли или скупались помещичьи имения. Государство не скупилось на открытие здесь школ, госпиталей, мастерских и благоустройство территории. Все жители обращались в военных поселян и становились поселянами-хозяевами. В новгородских поселениях каждая рота занимала 60 домов – «связей», выстроенных по единому образцу. Нижний этаж занимали 4 семьи поселян-хозяев; верхний отводился под постой холостых солдат, обязанных помогать хозяевам в работах. В других местах военные поселяне помещались в обычных крестьянских домах. Военные поселяне были освобождены от всех государственных податей и повинностей, включая и рекрутскую. Казна снабжала хозяев лошадьми, земледельческими орудиями и прочим скотом. Вместе с тем, поселяне обязывались обеспечивать себя всем необходимым и выполнять общественные работы: строить дома, мосты, плотины, дороги и т. д. Кроме того, поселенцы обязывались комплектовать полк, к которому они были приписаны, всеми способными к военной службе людьми. Государство брало на себя содержание, образование и подготовку детей в военных поселениях. По достижении 7-летнего возраста мальчиков отбирали в батальоны военных кантонистов, где они содержались до 12 лет. Затем до 18 лет они отпускались помогать родителям по хозяйству, а вслед за этим призывались на строевую службу. Считалось, что военные кантонисты должны были составлять элиту армии, но это было далеко не так: кантонисты, рано окунувшись в жестокий военный быт, становились одним из самых беспокойных элементов в войсках.

До создания военных поселений в Новгородской губернии крестьяне занимались преимущественно торговлей и промыслами, поэтому перевод их на занятия сельским хозяйством полностью поломал их хозяйство, а военные занятия – быт. В южных поселениях ситуация сложилась несколько лучше: возделывание пшеницы приносило небольшой доход, а наличие больших пастбищ позволило заняться овцеводством и открыть конные заводы, которые поставляли лошадей для кавалерии и создавали определенный достаток для поселян. Все это приводило к тому, что обстановка в различных поселениях складывалась неодинаково. Самая напряженная обстановка была в новгородских поселениях. Здесь были самые жестокие порядки и самые суровые меры принуждения. Некоторые хозяйственные различия в военных поселениях на юге Украины, Новгородской и Могилевской губерний не меняли общего отрицательного отношения поселян к своему положению. Очень скоро скрытое недовольство крестьян, переведенных в военные поселения, приобрело характер открытых выступлений. Уже летом 1817 г. вспыхнуло восстание Бугского украинского казачьего полка в Херсонской губернии. Осенью того же года произошло восстание крестьян, которых переводили в военные поселяне. Наиболее крупным было чугуевское восстание военных поселян Слободско-Украинской губернии летом 1819 г. Здесь войска взяли под стражу более 2 тыс. восставших, из которых 273 участника были приговорены к смертной казни, замененной 12 тыс. шпицрутенов, что фактически означало еще более мучительную смерть. Жестокая действительность при создании военных поселений находилась в полном противоречии с благими намерениями, провозглашенными при их начале, и тем более расходилась с конституционными планами Александра I.

Недовольство созданием военных поселений выражало не только крестьянство. Очень тяжело воспринимали свое положение боевые офицеры, которые фактически превращались в надсмотрщиков над поселянами. Недовольны были помещики, чьи имения переводились в военные поселения. Критические настроения выражала дворянская интеллигенция, являвшаяся катализатором общественного мнения России. Сложность заключалась далеко не только в методах, которые использовались при создании военных поселений – к жестокому администрированию по отношению к крестьянам русская общественность привыкла. Гораздо серьезнее были политические последствия. В процессе выполнения личного задания Александра I по созданию военных поселений в правительственных кругах выдвинулся генерал А.А. Аракчеев, который оказал огромное влияние на формирование военно-бюрократического режима в России. Он и раньше, в период участия Александра I в длительных военных походах, имел большие полномочия, но с поручением создать поселения эти полномочия стали почти безграничными.

В политическом отношении А.А. Аракчеев олицетворял интересы основной массы полуграмотного мелкого и среднепоместного дворянства, которому нужна была крепкая власть и которое страшилось либеральных реформ. Лично он был человеком несомненно честным, прямолинейным, пунктуальным, готовым выполнить приказы императора любой ценой. В условиях самодержавия он был идеальным исполнителем, который своей жесткой рукой мог заставить любого офицера или гражданского чиновника беспрекословно выполнить свои приказы. Система бездумного выполнения приказов начальства в эпоху либеральных преобразований не могла быть принята обществом, и А.А. Аракчеев стал восприниматься как злой гений эпохи Александра I. Неприязнь общества к Аракчееву была столь велика, что гораздо более консервативный преемник Александра I на престоле – Николай счел необходимым быстро отстранить его от государственных дел и отправить в свое имение. Вместе с тем, далеко не все реакционные черты политики правительства первой четверти XIX в. связаны только с Аракчеевым. При всем реформаторском настрое Александр I был главным источником целого ряда антинародных мер и политических ошибок.