КалейдоскопЪ

Обострение социально-экономических и политических противоречий

Подъем освободительного движения накануне Первой мировой войны

Предвоенный подъем освободительного движения был повсеместным. Его характерными чертами стали общий, невиданный ранее рост забастовочного движения, массовые выступления трудящихся, которые в отдельных случаях принимали необычный накал, мощное международное антиимпериалистическое движение.

После российской революции 1905 г. во многих колониальных и зависимых странах начался подъем национально-освободительных и демократических движений.

Предпосылки подъема этого движения складывались в течение долгого времени. Они были порождены прежде всего тем непримиримым противоречием, которое существовало между империалистическими державами и многомиллионными массами народов эксплуатируемых ими колоний и полуколоний. По мере усиления империалистической эксплуатации это противоречие углублялось, подготовляя революционный взрыв.

Революция в России, поколебавшая царизм – эту, как ранее казалось народам Востока несокрушимую силу, – вдохновила их на революционные выступления против своих феодальных монархов и их покровителей – иностранных империалистов. Ненависть, которую вызывала у народов Востока имперская политика царского правительства, сочеталась с горячим сочувствием к российским революционерам. В странах Азии начали понимать, что демократические, революционные силы России являются союзником угнетенных народов в их освободительной борьбе.

Влиянием российской революции на страны Азии раньше всего проявилась в Иране, где в декабре 1905 г. состоялись массовые демонстрации, которые переросли в революцию 1905–1911 гг., подавленную силой с помощью войск России и Англии. Вслед за Ираном, народные восстания потрясали Турцию и Китай. Начался подъем национально-освободительного движения в Индии и Индонезии.

Народы пробудившейся Азии не смогли одержать победу. Мощь империализма, слабость национальной буржуазии, только еще формировавшейся и неспособной довести до конца демократические революции, не заинтересованность либеральных помещиков и части буржуазии, связанной с крупным землевладением, в последовательной ликвидации феодальных отношений и порядков были важнейшими причинами неудачи первой волны революционных выступлений народов Востока. Вырванные у империалистов и «своих» господствующих классов уступки были еще очень ограничены.

В начале XX в. экономическое развитие стран Латинской Америки заметно ускорилось. Переход от рутинного сельского хозяйства к товарному земледелию, рост легкой и горнорудной промышленности потребовали строительство железных дорог, сооружения портов. Это в свою очередь ускоряло развитие капитализма, укрепляло экономические связи и содействовало расширению внутреннего рынка. Серьезные сдвиги в экономике сопровождались и крупными измерениями в социальной структуре общества.

Латинская Америка становилась ареной острой социальной и национальной борьбы. Наиболее ярким проявлением ее была народная революция в Мексике (1910–1917), направленная против империалистической экспансии и феодальных пережитков.

Мексиканская конституция (январь 1917 г.), явившаяся результатом героической борьбы народа против внутренней реакции и иностранного империализма, была самой прогрессивной из буржуазных конституций того времени. Конституция объявила недра, воды, горы и леса достоянием нации. Собственностью нации было объявлено также и церковное имущество. Отнятые у крестьян земли подлежали возвращению, предусматривалось также восстановление общинных владений и частный раздел латифундий, 8-часовой рабочий день, право на союзы и забастовки. Хотя мексиканская революция не ликвидировала феодальных пережитков и не обеспечила независимости страны от империализма, тем не менее она сыграла большую роль в истории Мексики, ослабив позиции феодально– клерикальной реакции и иностранного империализма и создав более благоприятные условия для проведения ряда прогрессивных преобразований.

Развитие капитализма в стадию империализма было определяющей чертой всемирно-исторического процесса в начале ХХ в.

Но империализм развивался в различных странах неравномерно, что усиливало присущие ему противоречия – между трудом и капиталом, между империалистическими эксплуататорами и угнетенными народами колоний, между самыми империалистическими державами, ожесточенно соперничавшими друг с другом.

К началу XX в. Соединенные Штаты Америки шли впереди всех государств по уровню промышленного производства. Черная металлургия и добыча каменного угля развивались настолько быстро, что в 1913 г. США выпускали по этим отраслям больше продукции, чем Англия, Германия и Франция вместе взятые. В это время необычайно быстро выдвигаются Япония в качестве «великой державы», хотя и значительно отстававшая в экономическом отношении от крупных капиталистических государств Европы и США, и Германия, которая по уровню промышленного производства выдвинулась на первое место в Европе. Первые годы XX в. были периодом промышленного подъема и для Италии. Оживление экономической жизни наступило во Франции. Все это не только усиливало конкуренцию империалистов на мировом рынке, обостряло межимпериалистические противоречия, но активизировало борьбу рабочих.

В эти же годы значительно активизируется стачечная борьба рабочих. В 1912–1914 гг. произошли грандиозные выступления горняков Англии, Германии, «Красная неделя» в Италии, всеобщая забастовка в Бельгии, в которой участвовало около 450 тыс. человек. В 1911 г. Испанию потрясла новая значительная антивоенная забастовка. На улицах Вены развернулось ожесточенное сражение рабочих против войск и полиции. В 1913 г. антиправительственные выступления рабочих еще более усилились.

Особенно значительным был революционный подъем в России, который обозначился уже летом 1910 г. В 1911 г. количество стачек и их участников возросло более чем в 2 раза по сравнению с 1910 г. Наметились и качественные сдвиги: крепла организованность, росло упорство борьбы, увеличилось число выступлений, связанных с политическими, общедемократическими требованиями. В ноябре 1910 г. в стране прокатились политические забастовки, митинги, демонстрации в связи со смертью Льва Николаевича Толстого, с требованием отмены смертной казни.

Важной вехой в развитии революционного подъема явились события на Ленских приисках, принадлежащих одной из крупнейших монополий – «Ленскому золотопромышленному обществу». Произвол, царивший на приисках, вызвал в марте 1912 г. всеобщую забастовку. Для подавления выступления рабочих были посланы войска, начались аресты. 4 апреля 3-тысячную демонстрацию рабочих, добивавшихся освобождения своих товарищей, расстреляли. 270 человек убито, 250 – ранено.

Ленский расстрел, сопровождающийся заявлением министра внутренних дел: «Так было и так будет впредь», отозвался взрывом возмущения, волной протеста по всей стране. Только 1 мая 1912 г. в 50 губерниях России произошло свыше одной тысячи стачек. Политические забастовки охватили более 80 % бастовавших рабочих. Такого не знала раньше ни Россия, ни какая-либо другая страна. При этом около 42 % бастовавших добивались успеха. Политические стачки осенью 1912 г. сопровождались уличными демонстрациями. В 1913 г. забастовочное движение охватило более 2 млн рабочих, из них более 60 % участвовало в политических стачках. В первой половине 1914 г. бастовало больше рабочих, чем за весь 1913 г.

В движение пролетариата включились студенты крупнейших высших учебных заведений страны. Возросла революционная активность солдат и матросов. В июне 1913 г. состоялась 100-тысячная забастовка против смертной казни, угрожавшей 52 матросам Балтийского флота, обвиненным в подготовке восстания. Правительство вынуждено было отказаться от смертного приговора матросам. В июле в Петербурге бастовало 150 тыс. человек. Начались столкновения с полицией, строились баррикады.

Стачки и демонстрации в 1914 г. проходили также во многих городах России: Москве, Киеве, Ростове, Харькове и др. Хотя размах забастовочных движений превышал уровень 1905 г., оно развивалось главным образом в нескольких пролетарских центрах. Революционное движение в деревне и армии отставало: в 1912–1914 гг. не было таких массовых крестьянских и солдатских выступлений, как в 1905–1907 гг.

При всей неравномерности и неоднородности освободительного движения в мире в рассматриваемый период определились его общие черты и тенденции. Это усиление конфронтации рабочего класса и других слоев населения с монополистической буржуазией и другими господствующими классами, пытавшимися найти новые способы укрепления своего господства; рост влияния идей социализма среди пролетариата и непролетарских слоев; во всем мире повышалось значение общедемократических требований; старые противоречия, порожденные еще не решенными проблемами капиталистического развития, переплетались с новыми, с империалистическими противоречиями, крайне накаляли обстановку. Намерение правящих верхов, пытавшихся при помощи буржуазного реформизма консолидировать «силы нации», не исключало и даже, напротив, усиливало их стремление к использованию крайних мер, не считаясь с нормами законности и права.

Важнейшим вопросом политической борьбы во всех странах стали проблемы милитаризма и войны. Антивоенное движение объединяло широкие слои вне зависимости от партийной принадлежности. Именно таким был характер антивоенных выступлений во Франции и Италии в 1911–1912 гг.

Начало XX в. было переломным в истории международного рабочего движения. Со времени российской революции 1905 г. оно вступило в полосу открытых классовых битв. Рождались новые формы борьбы пролетариата. В рабочем движении всех стран значительно усилилась революционная тенденция.

Обострение социальных противоречий в связи с переходом к империализму повсеместно способствовало росту революционности масс. Отражением этих процессов явилось возрастание революционного течения в международном социалистическом движении. Рабочий класс России создал партию, принципиально отличную от других партий II Интернационала – партию большевиков. В рядах германской социал-демократии складывалось левое крыло. Во Франции гедисты вели решительную борьбу против политики сотрудничества с буржуазией и т. д.

Одновременно в партиях II Интернационала развивалось и реформистское течение, проводниками которого были интеллигенты-социалисты типа Г. Фольмара, А. Мильерана, Ф. Турати. Это течение в предвоенные годы не только сохранялось, но и усилилось, отчасти в связи с избирательными успехами ряда социалистических партий Запада.

Укреплению реформизма способствовала линия руководящих деятелей II Интернационала, постепенно переходивших на позиции центризма – Карла Каутского и др. Эти колебания сдерживали формирование и сплочение революционных сил, способствуя реформистскому перерождению II Интернационала. Становилось исторически неизбежным размежевание революционных социал-демократов с реформистскими и центристскими силами в международном рабочем движении.