КалейдоскопЪ

Назревание революционной ситуации в ходе мировой войны

Первоначальная временная победа социал-шовинизма в большинстве рабочих организаций, крах II Интернационала затормозили революционный процесс, но не могли повернуть его вспять. По мере нарастания связанных с войной лишений, трудностей, многочисленных жертв раздавались первые протесты против империалистической войны, антинародной политики правящих кругов воюющих государств, против социал-шовинистов, освящающих эту войну.

Не удивительно, что наиболее пострадавшая часть населения – пролетариат выступил в авангарде начавшегося с 1915 г. массового антивоенного движения, перераставшего в ряде стран в революционную борьбу против существующего строя. И это понятно: Первая мировая война до предела обострила все противоречия капиталистической системы. Всей своей тяжестью она обрушилась на плечи трудящихся. Миллионы рабочих и крестьян, одетых в солдатские шинели, убивали и калечили друг друга во имя чуждых им интересов правящих классов. Оставшиеся в тылу были обречены на нещадную эксплуатацию, физические и нравственные муки, голод, нищету, бесправие. Война была использована для удушения демократических свобод, серия ударов по рабочему движению. Для господствующих классов она стала источником невиданного обогащения. Соединяя гигантскую силу монополий и государства, капитализм обеспечивал максимальные прибыли и подавлял выступления трудящихся.

Неслыханные ужасы и бедствия войны делали положение масс во всех странах невыносимым, усиливали их возмущение. Явно нарастала международная кризисная ситуация. В наибольшей степени бедствия войны обрушились на народы России, Германии, Австро-Венгрии, Италии, Сербии и других стран. В меньшей степени ухудшилось положение трудящихся Англии и Франции. За счет ограбления колоний англо-французским правящим кругам несколько удалось смягчить продовольственный кризис в метрополиях, не допустить его перерастания в голод, охвативший другие воюющие европейские страны.

Система свободного рынка в этих условиях оказалась неспособной обеспечить потребности армии, населения, промышленности. Все воюющие страны в разной мере и с разной скоростью вынуждены были идти по пути вмешательства государства в экономику, введения карточной системы, контроля за частными предприятиями. Наиболее последовательно эта система государственного капитализма проводилась в Германии.

Классическая система капитализма не выдержала испытаний войной. Она нуждалась в радикальной перестройке.

К 1917 г. трудящиеся в большинстве воюющих стран поднимались на решительную борьбу теперь уже не только против войны, но и против империализма, ее вызвавшего. Было ясно, что в Европе назревает революция. Ужасы империалистической войны повсюду сеяли революционные настроения, господствующие классы не могли управлять по-старому, продолжая войну, и попали в тупик, из которого без величайших потрясений они не могли найти выхода.

Уже с конца 1914 – начала 1915 г. под воздействием огромных жертв и лишений постепенно началось освобождение трудящихся из плена ура-патриотических настроений, происходило все большее ослабление влияния открытых социал-шовинистов на массы. Решающее значение при этом имело накопление собственного опыта масс. В социал-демократических партиях развивались процессы дифференциации, некоторые правые вынуждены были под воздействием общественного мнения произвести «смену позиций». В Германии дело дошло до раскола СДПГ. В других странах (Франция, Италия, Англия и т. д.) кризис социал-шовинизма проявлялся в падении морально-политического престижа правых лидеров в требованиях отзыва министров-социалистов из правительства, в упрочении позиций левых и росте оппозиции в рабочих организациях. Стихийный подъем антивоенных настроений и выступлений пролетарских масс сочетался с укреплением политического влияния революционных социал-демократов, социал-революционеров, меньшевиков-интернационалистов и других левых течений, выступающих против войны.

В 1915 г. происходят массовые политические выступления в России, Италии, Англии, Германии. В этих условиях перед социал-демократией выдвигалась на первый план практическая задача поддержки, развития, расширения массовых революционных действий, создания нелегальных организаций и их активного действия. В России в феврале – марте 1915 г. начинает отчетливо ощущаться оживление рабочего движения. Стремительно нарастала стачечная борьба. Если в 1914 г. было зарегистрировано всего 70 стачек, то во втором полугодии их было уже 574, в третьем полугодии по январь 1916 г. – 606. При этом уже около 40 % стачек были политическими. Мощный взрыв негодования вызвали расстрелы полицией рабочих демонстраций летом 1915 г. в г. Костроме и Иваново-Вознесенске. В Петрограде рабочие требовали возвращения из Сибири депутатов-большевиков, свободы печати, всеобщего избирательного права, освобождения арестованных по политическим мотивам, удаления с заводов казаков, отправки на фронт полиции.

Весенне-летний и осенний подъем стачечной борьбы 1915 г. получил широкий политический резонанс в стране. Он совпал с тяжелым поражением царских войск на фронте. Заволновались крестьяне.

В условиях назревания революции большевики выдвинули лозунги «трех китов» (демократическая республика, конфискация помещичьей земли и 8-часовой рабочий день) с добавлением призыва к международной солидарности и борьбе против войны. В солдатских массах едва ли не самым популярным был призыв к миру. В сводках Верховного Главнокомандования о состоянии армии отмечалось большое влияние революционной агитации на солдатские массы. Например, в объяснительной записке к таблице сведений о состоянии действующей армии отмечалось, что все чаще имеют место случаи неисполнения боевых приказов в 1, 3, 5, 6-й и особенно в 10-й армии. Большинство неисполнений боевых приказов выражалось в отказах отдельных частей вплоть до дивизий от выступлений на позиции. Отношение широких масс к войне, по донесениям командного состава, самое отрицательное, стремление к миру становится стихийным, лучшим подтверждением чему служит успех антивоенных лозунгов и идей на фронте. Стремление к миру было настолько сильным, что, по донесениям командующих 5, 11, 12-й армиями, в ряде частей неудачи на Северном фронте были встречены с радостью, с надеждой на мир.

Революционные выступления в армии и на флоте (на кораблях «Гангут», «Петропавловск», «Россия», «Императрица Мария») сливались с выступлениями в городах и селах. Центром борьбы стал Петроград, где в октябре 1916 г. прошли массовые политические стачки, которые были направлены против продовольственного кризиса, дороговизны, спекуляции. В ходе столкновений с полицией на стороне стачечников выступали солдаты. Это было ответом на попытку правительства расправиться с матросами – членами военно-морской организации социал-демократов. В стачке участвовали рабочие 50 заводов. В условиях роста напряженности в столице правительство совместно с обществом заводчиков и фабрикантов пошло на закрытие 13 бастовавших заводов, где работало свыше 36 тыс. рабочих. Однако рабочая солидарность сорвала планы властей: за четыре дня число забастовщиков составило 180 тыс. Власти сочли за благо снять локаут. Всего же в октябре 1916 г. в Петрограде бастовала по политическим мотивам четверть миллиона рабочих. Такой огромный размах политической борьбы впервые наблюдался за годы войны. Попытки буржуазии, соглашательских партий остановить его, ввести в «рамки», «нужное русло» не дали результатов. В 1916 г. забастовочное движение поднялось на уровень, сравнимый только с периодом революции 1905–1907 гг. Революционное брожение в армии, выступления в городе и деревне во второй половине 1916 г. были дополнены волнениями и восстаниями трудящихся масс национальных окраин: на Украине, в Закавказье, Средней Азии.

В Германии после шока и растерянности, в сложных условиях «патриотического» подъема первых месяцев войны революционные социал-демократы раньше, чем интернационалисты других крупных европейских стран, подняли голос протеста. Осень 1915 г. была отмечена в Германии оживлением антивоенных выступлений. Например, 30 ноября 1915 г. в Берлине, перед зданием рейхстага, состоялась 10-тысячная демонстрация под лозунгами: «Хлеба и свободы!», «Долой войну!». Конная полиция разгоняла демонстрацию с саблями наголо, избивая демонстрантов. В демонстрации на следующий день приняли участие и солдаты. В ее поддержку во многих городах вспыхнули волнения, сопровождающиеся митингами против войны. А в г. Хемнице дело дошло до столкновения с полицией.

Левые социал-демократы вели революционную пропаганду на фабриках и заводах, в армии и на флоте. Уже в начале 1915 г. возникли нелегальные группы противников войны на ряде военных кораблей. В Киле и Людвигсхафене были установлены контакты с оппозиционно настроенными рабочими портов и доков. Правительство пыталось приостановить революционный процесс, издало закон о «вспомогательной службы для отечества». Однако и это не помогло. Антивоенное движение развивалось. Так, летом и осенью 1916 г. по Германии прокатилась новая волна антивоенных демонстраций против голода и дороговизны. Растущие недовольства широких слоев населения «диктатурой сабли» и жестокой эксплуатацией свидетельствовали о том, что на смену «гражданскому миру» шел период острейшей социальной напряженности и крупных классовых битв.

Во время войны с особой силой проявились давно раздирающие Австро-Венгерскую «лоскутную монархию» непримиримые социальные и национальные противоречия, Антивоенные настроения австрийских и венгерских рабочих долгое время не выходили за рамки глухого брожения. Но к концу 1916 г. возрос протест народных масс против немецкого диктата, полицейского террора, ограбления помещиками и буржуазией. Это отразилось и на политике социал-демократии. К концу 1916 г. обозначилось приближение катастрофы Габсбургской империи.

Специфика противоречий Австро-Венгрии проявилась и в массовой сдаче в плен на Восточном фронте чехов и словаков. Из них в России был создан 60-тысячный чешский легион.

Во Франции в первые дни войны гигантская волна шовинизма захлестнула широкие массы. Отрезвление от шовинистического угара происходило постепенно. Развитие событий на фронте, ухудшение положения трудящихся открывали народным массам глаза на истинный характер войны. О начавшемся брожении свидетельствует стачечное движение. В 1916 г. стачек было больше втрое, чем в 1915 г. Правительство ввело на предприятиях «оборонной» промышленности обязательный арбитраж, лишавший рабочих права на стачку, и создало институт «делегатов от мастерских», который должен был способствовать сотрудничеству рабочих и предпринимателей. Но в начале 1917 г. стачечное движение достигло большого размаха. Президент республики Пуанкаре в своем дневнике отмечал деятельность «пораженцев» и констатировал: «В воздухе носятся подозрительные миазмы». Эти «миазмы» проникают во французскую армию и флот.

В Англии линия классового сотрудничества с правящими кругами натолкнулась на сопротивление трудящихся. Уже в начале 1915 г. начинается быстрый рост стачечного движения, достигшего внушительных размеров. В 1916 г. стачками были охвачены и военные предприятия. Подавляющее большинство забастовок 19151916 гг. не были санкционированы профсоюзным руководством. Но ни соглашательство лидеров лейбористской партии и профсоюзов, ни репрессии властей не могли сдержать рабочее и демократическое движение. С антивоенным движением английского пролетариата в годы войны тесно связана национально-освободительная борьба ирландского народа. Она резко активизировалась, когда британское правительство отложило введение гомруля – закона о предоставлении Ирландии ограниченной автономии. Дело дошло до вооруженного восстания в 1916 г., которое явилось составной частью надвигавшейся социальной революции в Европе. Антивоенные выступления создавали трещины в политике гражданского мира» и в других странах.

В ходе развития военных действий все отчетливее выступало противоречие между целями монополистических кругов интересами народных масс. Гибель миллионов людей на фронте и в тылу, недоедание и голод, растущая дороговизна, неимоверно тяжелые условия труда, усилившиеся репрессии вызывали прилив возмущения у рабочего класса, солдат, крестьянства. Все чаще оно принимало открыто антиправительственный характер: особенно интенсивно поляризация общества по вопросам войны и мира, процесс усиления общедемократической и революционной тенденции шел в России, Германии, Австро-Венгрии. Крайнее истощение экономических, продовольственных, человеческих ресурсов и наступление голодной зимы в Германии и Австро-Венгрии, развитие антимилитаристского и национально-освободительного движения – все это создавало объективную основу для созревания революционного кризиса.

Этому во многом способствовали по меньшей мере три важных обстоятельства, непосредственно связанные с мировой войной. Во-первых, впервые в своей истории человечество столкнулось с созданием массовых армий, вооружением трудового населения в невиданных прежде масштабах. Численность мобилизованных в регулярные армии воюющих стран достигла за годы войны более 70 млн человек. В целом ряде стран эта сила стала впоследствии одной из главных в революционной борьбе. Во-вторых, ведение такой крупномасштабной войны даже в государствах с развитой буржуазной демократией потребовало глобального охвата государственным управлением всех сфер жизни общества, отхода от демократических традиций. В России же это вело, с одной стороны, к еще большему развитию авторитаризма, а с другой – к активной борьбе против него. В-третьих, принципиально новая политическая ситуация способствовала развитию теории революции, разработанной в условиях войны целым рядом крупных общественных деятелей, ученых. Она стала идейно-теоретической базой революционной борьбы во многих странах.

Таким образом, Первая мировая война явилась закономерным результатом обострения империалистических противоречий, возникающих между капиталистическими государствами в результате их неравномерного экономического и политического развития. Являясь борьбой за передел мира, война 1914–1918 гг. была несправедливой для всех ее участников. Она явилась величайшим испытанием для всех политических партий. Война обнаружила неспособность II Интернационала отстаивать интересы рабочего класса, принципы интернационализма и социализма. Он распался на национальные секции, скатившиеся в начале войны к социал-шовинизму, потерпел идейный и организационный крах.

Одной из причин развязывания войны было стремление буржуазии ослабить революционное движение в своих странах. Назревание внутренних противоречий в империалистических странах в ходе войны привело к революционной ситуации в странах Европы и к общенациональному революционному кризису в России, который привел ее к Февральской буржуазно-демократической революции. Первая мировая война оставила неизгладимый след в истории человечества. Она потрясла до основания всю мировую капиталистическую систему, еще больше обострила противоречия, подвела классический капитализм к роковому рубежу.