КалейдоскопЪ

Причины, начало и ход гражданской войны

Восемь десятилетий прошло с тех пор, как отгремели раскаты гражданской войны. Она отражена в бесчисленном количестве романов, трагедий, фильмов, монографий.

Однако и сегодня ответить на самые простые вопросы: когда началась и окончилась гражданская война? Кто её начал? Почему в этой войне победили одни и потерпели поражение другие? – так чтобы и тех, кто сочувствует «белым», и тех, кто стоит за «красных», невозможно. Но ответить надо, ибо все мы – потомки тех или других, все мы – граждане одной страны.

О сложности датировки гражданской войны говорит тот факт, что даже в публикациях крупнейших историков содержатся разные ответы на этот вопрос. Так, академик РАН Ю.А. Поляков в 1990 г. опубликовал в журнале «История СССР» статью «Гражданская война в России. (Поиски нового видения)», в которой со свойственной этому автору убедительностью доказано, что гражданская война началась летом 1918 г., ибо «лишь с лета 1918 г. вооруженная борьба внутренней и внешней контрреволюции против Советского государства приняла такой масштаб, что Республике пришлось сосредоточить главное внимание на своей военной защите».

На предложение других авторов считать началом гражданской войны Октябрьскую революцию, ибо сразу после победы Октября поднялись против Советской власти Керенский, Краснов, Дутов и другие, Ю.А. Поляков отвечал, что надо видеть разницу между временем, когда вооруженная борьба носила сравнительно ограниченный характер, и временем, когда она составляла основное содержание жизни страны.

Прошло полтора года, в течение которых не стало СССР, а журнал стал называться «Отечественной историей». В нем была опубликована его же статья «Гражданская война в России: возникновение и эскалация». В этой работе Ю.А. Поляков приводит две версии ответа на вопрос о дате начала гражданской войны. Первая – из многотомной истории гражданской войны, готовившейся в 30-е гг., где она связывалась с мировой войной и Февральской революцией. Вторая версия, закрепленная в «Кратком курсе истории ВКП(б)», гласила: гражданская война началась летом 1918 г., когда силы внутренней контрреволюции и империалистической интервенции объединились.

Вторая версия и точка зрения автора совпадали, однако Ю.А.Поляков отказывается от неё и заявляет: «Думаю, что первая точка зрения имеет под собой гораздо больше оснований. Повторяю: революция и гражданская война неотделимы… По существу прологом гражданской войны стала Февральско-мартовская революция 1917 г. … Итак, февраль, обнажив и обострив классовые противоречия, развязав насилие, первую и немалую кровь, положил начало гражданской войне в России».

Можно привести и еще одну точку зрения на начало гражданской войны, изложенную автором, оказавшимся на «той стороне», т. е. в Белой армии и замышлявшим о создание истории Белого движения– генералом царской армии С.В. Денисовым. Он свидетельствовал, что Белое движение началось в конце августа 1917 г. т. е. с выступления Корнилова как против Советов, так и против Временного правительства. Однако события мая 1917 г., такие как Офицерский съезд 7-22 мая, на открытии которого выступал генерал-адъютант М.В. Алексеев, основатель Добровольческой армии, а на закрытии – генерал-лейтенант А.И. Деникин, избрание атаманом Донского казачества 26 мая того же года А.М. Каледина, отказавшегося подчиняться Временному правительству, – формировали силы Белого движения, что еще более подтверждает вывод, сделанный Ю.А. Поляковым в 1992 г.

Большевики тоже «не дремали» и в июне провели Всероссийскую конференцию фронтовых и тыловых военных организаций, в которой приняли участие представители 43 фронтовых и 17 тыловых военных организаций, объединявших 26 тыс. большевиков. И все это проходило до августа 1917 г.

В отношении завершающей даты гражданской войны Ю.А. Поляков тоже высказал две версии. В 1990 г. он писал, что «период, когда отпор вражескому нашествию составлял основное содержание нашей жизни, длился до конца 1920 г. Хотя военные действия в ряде районов продолжались, они носили уже ограниченный, локальный характер». Спустя полтора года он пишет: «Итак, гражданская война, длившаяся с 1917 г. по 1922 г., была сложным, многоэтапным, многофазовым явлением», выделяет самостоятельную фазу – «постепенное, после завершений крупномасштабных военных операций, затухание гражданской войны, её локализация и полное окончание (выделено Ю.А. Поляковым – А.Ч.) (1921–1922). Даты гражданской войны два других историка – Ш.М. Мунчаев и В.М. Устинов уточняют: с февраля 1917 г. по октябрь 1922 г.

Следует отметить, что еще в 1990 г. в плане-проспекте «Очерков истории гражданской войны в России», разработанного Ю.А. Поляковым и опубликованном вместе с указанной статьей, отмечались следующие события: «Ликвидация основных очагов гражданской войны. Государственная констатация завершения войны (декабрь 1920 г.). Продолжение локальных вооруженных столкновений, Кронштадтский мятеж. Подавление крестьянских выступлений (антоновщина, Ишим и др.), ликвидация махновщины и многочисленных банд на Украине, отражение белогвардейских вылазок из-за рубежа. Военные операции по освобождению Дальнего Востока (1922). Борьба с басмачеством в Средней Азии». Только перечисление этих событий показывает, что гражданская война не заканчивалась 1920 г.

Причины гражданской войны, как бы их не формулировали историки, упирались в один факт: завоевание или удержание власти. Большевики в октябре 1917 г. взяли власть, причем взяли бескровно. В 79 из 97 городов бывшей Российской империи Советская власть установилась без кровавых столкновений, т. е. мирным путем. Не было такого грозного штурма Зимнего даже в столице империи – Петербурге, как это изображали позже в фильмах и книгах. Злейший враг большевиков А.И. Деникин признавал: «Власть падала из слабых рук Временного правительства, и во всей стране не оказалось, кроме большевиков, ни одной действенной организации, которая могла бы предъявить свои права на тяжкое наследие во всеоружии реальной силы»[44].

В этих условиях Советская власть не стремилась к расправе со своими противниками. Убийство матросами двух министров Временного правительства, солдатами – генерала Н.Н. Духонина осуждалось победившей властью. Целых восемь месяцев, вплоть до лета 1918 г., не было санкционированных и несанкционированных расстрелов. Большевики предполагали осуществлять свои планы «по возможности постепенно и без особой ломки».

Это была закономерная позиция победителей. Позиция потерпевших, хотя и мирно, но потерявших власть и все, что с ней связано, тоже была закономерной: собрать силы и вернуть свою власть. Поэтому одинаково несправедливо звучат обвинения и в адрес большевиков, и в адрес белогвардейцев, что те и другие являются виновниками гражданской войны. Каждая сторона считала себя справедливой, называла себя спасительницей отечества.

Сторонники свержения большевиков пытались в своих целях использовать Учредительное собрание, выборы делегатов в которое должно было провести буржуазное Временное правительство, но откладывали до тех пор, пока не потеряли власть. Поэтому выборами пришлось заниматься уже большевикам, правительство которых тоже называлось временным и утвердить или отвергнуть его тоже должно было Учредительное собрание. Выборы состоялись 12 ноября 1917 г. Главными на них были три силы: справа – буржуазные партии, слева – большевики, а в центре – умеренные социалистические партии, прежде всего эсеры. В период подготовки к выборам они выступали единой силой, хотя позже левые эсеры стали союзниками большевиков. Всего принимало участие в выборах около 50 партий, к урнам пришло примерно 45 млн человек, что составляло около половины занесенных в списки.

Выборы проиграли и правые, и левые: буржуазные партии получили всего 17 % голосов, большевики – 22,5 %. Зато умеренные социалисты– 60 %, из них эсеры – свыше 55 %. Всего из 715 избранных делегатов Учредительного собрания было 175 большевиков, умеренных социалистов – 37 022. На подрыве авторитета буржуазных партий не могла не сказаться политика Временного правительства, так и не решившего ни одного важнейшего вопроса. Большевики проводили выборы, уверенные во вредности «буржуазного парламентаризма». В силу этих причин результаты выборов можно считать вполне закономерными.

Разумеется, такое Учредительное собрание не могло одобрить ни декретов, ни самого существования Совета народных комиссаров – большевистского правительства. Убедившись в этом, большевики, а за ними левые эсеры покинули зал заседаний, а в ночь на 7 января В.И. Ленин подписал декрет о его роспуске. Некоторые авторы до сих пор пишут о разгоне Учредительного собрания большевиками. Во-первых, после ухода большевиков и левых эсеров у делегатов Учредительного собрания уже не было кворума и принимать решения оно уже не могло. Во-вторых, слова, кстати, не коммуниста, а анархиста А.Г. Железнякова «Прошу немедленно покинуть зал, караул устал!», сказаны были под утро 6 января, когда не было еще декрета Совнаркома по этому вопросу. В-третьих, не только разгон, но и физическое уничтожение делегатов Учредительного собрания произойдет, но позже, и не большевиками, а злейшими их врагами – колчаковцами. Об этом будет подробно сказано ниже.

В то же время роспуск Учредительного собрания противниками большевиков был обыгран довольно эффектно: лидеры эсеров во главе с В.М. Черновым выдвинули лозунг «Вся власть Учредительному собранию!», противопоставив его власти Советов. С роспуском Учредительного собрания конфликт между большевиками, завоевавшими власть, и теми силами, которые её потеряли, мог решиться теперь только на полях сражения.

В исторической литературе имеется немало вариантов периодизации гражданской войны. Каждый имеет и свои достоинства, и свои недостатки. На наш взгляд, наиболее четко представлена периодизация Ю.А. Щетиновым. Он предлагает выделить в истории гражданской войны четыре этапа. Первый из них охватывает время с конца мая до ноября 1918 г., второй– с ноября 1918 по февраль 1919 г., третий– с марта 1919 до весны 1920 г., четвертый– с весны по ноябрь 1920 г. Следует только при этом учитывать, что гражданская война началась задолго до мая 1918 г. и не закончилась в ноябре 1920 г.

Долгие годы в название излагаемой темы – гражданская война – добавлялись слова «и военная интервенция». Сегодня такая формулировка «вышла из моды», хотя фактически участие в гражданской войне третьей силы– интервентов многих стран Европы, США, Японии – это факт, который невозможно замолчать. У представителей этих стран была своя причина участия в войне: они вложили громадные капиталы в период подготовки и в ходе мировой войны в Россию, а новое правительство не только вывело свою страну «досрочно» из бойни, но и отказывается платить долги.

К тому же российские Советы основывались на идеологии, которая не только утопична, но и страшно вредна для политики буржуазных стран. Была надежда у иностранных интервентов, что их участие обострит конфликт, ослабит Российское государство, но для этого не придется платить собственной кровью – достаточно усилить экономическую поддержку противникам большевиков. С победой последних они надеялись вернуть и эти долги. Когда же первые контрреволюционные выступления, проходившие в октябре 1917 – весной 1918 г. были Красной Армией подавлены, а мировая война победоносно завершена, страны Антанты решили активизировать борьбу против большевистской России. В январе 1918 г. Румыния захватила Бессарабию, в марте 1918 г. на севере с военных кораблей высадились британские, американские, канадские, итальянские, сербские войска. В апреле во Владивостоке высадились японские, а вслед за ними – английские и американские войска.

На западе германские войска, на законном основании (по Брестскому договору), оккупировали территорию Прибалтики, Украины, Северное Причерноморье. Турция уже без всякого закона ввела свои войска на территорию Армении, Азербайджана; Англия захватила еще и часть Туркмении, ввела войска в Баку. Однако все эти территории находились на окраине Российского государства. Нужна была вооруженная сила для свержения Советской власти в центральных областях. Такой силой оказался чехословацкий корпус, который переправлялся на Западный фронт (мировая война весной еще продолжалась) для борьбы с Германией через всю страну по Транссибирской магистрали. В мае 1918 г. этот корпус, насчитывавший 30 тыс. солдат и офицеров, восстал, объединив вокруг себя все антибольшевистские силы Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока.

К этому надо добавить, что области Дона и Кубани были захвачены Добровольческой армией, которой командовал Л.Г. Корнилов, а после его гибели – А.И. Деникин. Казаки атамана П.Н. Краснова рвались к Царицыну и отрезали хлебные районы Северного Кавказа. Атаман А.И. Дутов захватил Оренбург. В результате к исходу лета 1918 г. почти три четверти территории бывшей Российской империи находилось под контролем антисоветских сил и интервентов.

Советское правительство сумело выстоять в этих нелегких условиях. Однако коммунистам пришлось отказаться от некоторых принципов, которые не выдерживали проверку жизнью. Среди них, в частности, были принципы добровольности и выборности командиров в армии. Правительство ввело всеобщую воинскую повинность и назначение командного состава. Была поставлена, а потом и решена задача доведения армии до 1 млн человек. Для этого была проведена, в соответствии с Постановлением ЦК РКП(б) от 29 июля 1918 г., первая массовая партийная мобилизация, в результате которой на фронт направились десятки тысяч большевиков.

Советское правительство не отказалось от услуг офицеров царской армии, создав институт «военных специалистов». П.Н. Милюков даже считал, что в Белой армии военное руководство было менее искусным, чем у красных, ибо «военное руководство красными войсками попало в руки старых офицеров Генерального штаба и велось довольно искусно.

С этим едва ли можно согласиться. Численность военспецов достигла всего 50 тыс. Правда, позже она выросла до 100 тыс. человек. Главнокомандующими Вооруженными силами Республики были бывшие полковники Генерального штаба И.И. Вацетис и С.С. Каменев. Одной из армий командовал бывший поручик М.Н. Тухачевский. Всего из 20 командующих фронтами в 1918–1920 гг. 17 были военными старой армии; из 108 командовавших армиями 82 являлись бывшими генералами и офицерами, но пятеро из них оказались изменниками. В Белой же армии имелись целые подразделения, формировавшиеся из царских генералов и офицеров.

Правда и то, что сложнейшие условия, в которых оказывались командиры Красной армии, заставляли их совершать чудеса полководческого искусства. Именно в этих условиях проявили свой талант К.Е. Ворошилов, И.В. Сталин, С.М. Буденный, Г.К. Котовский, В.И. Чапаев и многие, многие другие. В результате уже в сентябре 1918 г. войска под командованием И.И. Вацетиса и С.С. Каменева освободили Казань, Симбирск, в октябре – Самару и подошли к Уралу. На Волге 10-я армия под руководством К.Е. Ворошилова и И.В. Сталина, несмотря на большие потери, успешно отбивала попытки П.Н. Краснова овладеть Царицыном. У этих советских командиров будут в дальнейшем не только успехи, но и серьезные ошибки, но о них справедливо будет сказано в других разделах курса лекций.

В ноябре 1918 г. Германия и её союзники капитулировали перед Антантой, что, во-первых, позволило Советскому правительству аннулировать Брестский мирный договор, во-вторых, освободило силы Антанты для нового похода против Советской России, чем она поспешила воспользоваться. Уже в конце ноября 1918 г. объединенная англо-французская эскадра появилась у черноморских берегов России. Англичане заняли Батум и Новороссийск, французы – Одессу и Севастополь. Одновременно увеличивался контингент интервентов на Севере, Дальнем Востоке и в Сибири. К тому же в Сибири в том же ноябре власть захватил А.В. Колчак, провозгласивший себя Верховным правителем не только этого обширного региона, но всей России, а Омск был объявлен новой столицей государства. На севере и северо-западе заявили о себе как антисоветская сила генералы Е.К. Миллер и Н.Н. Юденич. Генерал Деникин, командующий Добровольческой армией, в январе 1919 г. подчинив себе Донскую армию генерала П.Н. Краснова, создал объединенные вооруженные силы юга России.

Однако Советская власть выстояла и на этом этапе гражданской войны. Прежде всего, интервенты убедились, что их силы не только не могут достичь поставленных задач, но, под воздействием большевистской пропаганды, могут перейти на сторону противника. Появились факты революционных выступлений в поддержку Советской России, против интервентов. В этих условиях Верховный совет Антанты поторопился с эвакуацией своих войск. Красная армия, в свою очередь, отбила атаки колчаковских войск, а также последние попытка П.Н. Краснова взять Царицын.

Весна 1919 г. не стала для Красной армии более простой, ибо Антанта разработала новый план ликвидации Советской власти. Теперь главная роль отводилась антибольшевистским армиям, вспомогательная – войскам, имевшим общую границу с Россией, например, Польше, странам Прибалтики, где Советская власть была ликвидирована. Антанта оставляла за собой роль снабженца этих армий всем необходимым.

В этих условиях активизировал свои действия Н.Н. Юденич, дважды пытавшийся взять Петроград. Однако его армия, насчитывавшая всего 18 тыс. штыков, была все же меньшей угрозой, чем 300-тысячная армия А.В. Колчака, которая в марте развернула наступление с целью соединения с А.И. Деникиным, чтобы совместными усилиями ликвидировать Советскую власть в центре. Ему удалось взять Уфу, под угрозой оказались Симбирск, Самара, но Красная армия под командованием С.С. Каменева и М.В. Фрунзе не только остановила Колчака, но и начала наступление вглубь Сибири. Вскоре Колчак был разгромлен, бежал из Омска в Иркутск, 27 декабря взят под охрану чехословацкими войсками, но 15 января 1920 г. выдан эсеро-меньшевистскому «Политическому центру», который припомнил ему расправу над депутатами Учредительного собрания и передал большевистскому Ревкому. По приговору этого Ревкома 2 февраля 1920 г. А.В. Колчак был расстрелян.

Летом 1919 г. не меньшую опасность представлял А.И. Деникин, который с армией в 100 тыс. штыков и сабель двинулся на Москву, имея в своем тылу обширные и богатые районы Дона, Северного Кавказа, Южной Украины. Вскоре он захватил всю Украину, Орел, подошел к Туле. Советское правительство и руководство РКП(б) вновь, как в 1918 г., сумели мобилизовать все военные ресурсы, провели очередную массовую партийную мобилизацию в сентябре – октябре 1919 г. и добились уже в октябре перелома в борьбе с деникинцами.

Одной из причин этого перелома явилось то, что советские и партийные организации, допустившие после Октябрьской революции грубейшие ошибки в отношении казачества, к этому времени признали их и решили исправить. Царское правительство использовало казаков для подавления революционных выступлений и тем самым выработало в широких массах отношение к ним как силе реакционной, репрессивной. Это и сказалось на отношении новой власти к казакам и, соответственно казаков к Советской власти. В декабре 1919 г. в Москве состоялся Седьмой Всероссийский съезд Советов, на котором и произошло примирение казаков и власти. Тем самым Деникин потерял на Дону и Северном Кавказе свою социальную опору. В результате части Добровольческой армии отступили к Черному морю, откуда весной были эвакуированы в Крым. 22 марта 1920 г. А.И. Деникин добровольно сдал власть генералу П.Н. Врангелю, а сам эмигрировал.

В то время, пока Врангель занимался объединением разрозненных деникинских частей, 25 апреля 1920 г. польская армия вторглась в пределы Украины и 6 мая захватила Киев. Армия была снаряжена на средства Франции, но за спиной главы польского государства Ю. Пилсудского стояла вся Антанта. Это стало очевидным, когда Красная Армия под руководством М.Н. Тухачевского и А.И. Егорова начала успешное наступление. 12 июля министр иностранных дел обратился к Советскому правительству с фактическим ультиматумом о прекращении наступления. В противном случае, говорилось в ноте английского правительства, страны Антанты сочтут себя обязанными помочь польской нации защитить свое существование всеми средствами, имеющими в их распоряжении.

Советское правительство и военное руководство, включая Л.Д. Троцкого, допустили ряд просчетов. Вдохновленные первыми успехами, они решили «подтолкнуть мировую революцию» взятием Варшавы, созданием там Советского правительства во главе с Ф.Э. Дзержинским. Именно в период наступления на Варшаву Второй Конгресс Коминтерна принимает Манифест с обещанием: «Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в Федерацию Советских республик всего мира». М.Н. Тухачевский подписывает приказ, который завершается словами: «на штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир. Вперед! На Варшаву! На Берлин!».

Просчитались правительство и военное руководство в том, что польский пролетариат поддержит Красную Армию. Они не учли, что поддержка будет, но польской армии и со стороны Антанты. Были просчеты и чисто военного характера, в частности, в расчленении Красной Армии на два направления: варшавское и львовское, а исправить эту ошибку было поздно. В результате, писал Л.Д. Троцкий «Когда мы в сомнамбулическом состоянии приблизились к Варшаве, где революционного подъема не было, а был создан кулак, контрреволюционный, руководимый французами, он ударил нас метко и ловко, и получилась одна из величайших катастроф, которые когда-либо мы переживали на наших военных фронтах». После такого удара не только Польша не стала советской, но к ней отошла значительная часть Украины и Белоруссии.

В это время П.Н. Врангель, собрав деникинские части, образовал Русскую армию и в июне 1920 г. из Крыма высадил десант на Дон и Кубань, бросив главные силы на Донбас. Однако под руководством М.В. Фрунзе наступление врангелевских войск было отбито и 28 октября началось освобождение Крыма. Кульминационным моментом этой борьбы была начатая ровно через 3 года после ареста Временного правительства– 7 ноября 1920 г. в 10 часов вечера – битва за Перекоп. Фрунзе обратился по радио к Врангелю с предложением прекратить сопротивление, обещая амнистию всем белогвардейцам. Ленин был удивлен мягкостью условий, но Врангель не только не принял их, но приказал держать в строгой тайне от личного состава армии. 13 ноября был занят Симферополь, 15 – Севастополь, откуда накануне, 14 ноября ушли на кораблях в эмиграцию остатки врангелевских войск.

Однако на этом, как справедливо указывает Ю.А. Поляков, гражданская война не закончилась. Советская власть утверждалась в апреле 1920 г. в Азербайджане, ноябре того же года – в Армении, в феврале – марте 1921 г. – в Грузии. Народные советские республики в Хорезме (февраль 1920 г.), Бухаре (октябрь 1920 г.) отличались от других советских регионов тем, что в правительства их, наряду с коммунистами, входили представители национальной буржуазии.

В Сибири Красная Армия после разгрома А.В. Колчака, весной 1920 г., вышла к Забайкалью. Продвижение на Дальний Восток могло привести к новой войне– уже с Японией. Чтобы её избежать, в апреле была образована формально независимая от Советской России «буферная» Дальневосточная Республика (ДРВ) со столицей в Чите, об истории образования которой будет сказано ниже. Именно армия этой республики вела борьбу с белогвардейцами, поддерживаемыми японцами. В октябре 1922 г. весь Дальний Восток был очищен от антисоветских сил, после чего ДРВ вошла в состав Советской России.

В данном разделе названы основные, крупные сражения гражданской войны, ибо объем книги не позволяет отразить другие, менее значительные. Они освещены в многотомных монографиях. Здесь же необходимо подчеркнуть, что за военными событиями стояли политики, объединенные в партии, организации, формировавшие, в свою очередь, оппозиционные Москве правительства.